ПОЛИТИКА


ЕСПЧ: «Геноцид армян» не является историческим фактом
(популярный анализ решения суда)

Баку, 19 декабря (АЗЕРТАДЖ). Как уже сообщали мировые СМИ, 17 декабря в Страсбурге был оглашен «приговор века» – решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по иску турецкого юриста и политика Догу Перинчека против Швейцарии (см. текст решения суда в http://hudoc.echr.coe.int/webservices/content/pdf/003-4613832-5581451). Для многих в мире процесс Perincek vs. Switzerland рассматривался как судебный поединок Turkey vs. Armenia. И поэтому неудивительно, что этого дня многие ждали.

Напомним, все началось с того, что 9 марта 2007 года Догу Перинчек был оштрафован окружным судом г.Лозанны по иску ассоциации «Швейцария-Армения» от 15 июля 2005 года в связи с тем, что он в том году трижды (в мае, июле и сентябре 2005 года) принимал участие в конференциях в Швейцарии и в своих выступлениях отрицал осуществление Османской империей в 1915 году «геноцида» в отношении армян, а саму идею «геноцида армян» он назвал «международной ложью». Вынося решение против турецкого ответчика, суд Лозанны признал его «виновным в расовой дискриминации в определении Уголовного кодекса Швейцарии», установив, что «его мотив имел расистскую тенденцию и не способствовал историческому обсуждению вопроса» (впрочем, о каком обсуждении можно говорить, когда человеку в судебном порядке затыкают рот?).

Попытка Перинчека в кассационном порядке обжаловать решение лозанского суда в вышестоящей инстанции не привела к успеху – 19 июня 2007 года апелляционный суд франкоязычного кантона Во (фр. Vaud, нем. Waadt) постановил, что «геноцид армян», как и Холокост, является «доказанным историческим фактом», признанным швейцарским законодательным органом в день принятия статьи 261bis УК Швейцарии, и почему-то сослался не на решение международного суда по этому вопросу (оно и неудивительно – такого решения в истории не было), а на факт принятия нижней палатой швейцарского парламента (даже не обеими палатами) резолюции (даже не закона, а всего лишь резолюции) о признании «геноцида армян». Поэтому обращаться к мнению историков апелляционная инстанция кантона Во сoчлa необязательным. При этом она отметила, что ответчик не отрицал сам факт массовых убийств и депортаций армян, а отрицал лишь характеристику этих действий как «геноцида».

Здесь следует пояснить, что подобным объяснением апелляционный суд еще больше настроил Перинчека идти до конца и добиваться справедливости, так как правовой абсурд был налицо: статья 261bis УК Швейцарии (см.: http://cicad.ch/fr/anti-semitism-history/larticle-261-bis-du-code-p%C3%A9nal-suisse.html), предусматривающая уголовное наказание за публичное выражение и пропаганду ненависти и унижение достоинства человека или группы лиц на расовой, этнической и религиозной почве, отрицание, умаление последствий или оправдание на той же почве геноцида или других преступлений против человечности, даже словом не молвилась об армянах. Суд просто скомбинировал данную статью УК Швейцарии с решением нижней палаты швейцарского парламента о признании «геноцида армян» и самовольно распространил эту резолюцию, носящую, напоминаем, декларативный характер и не имеющую силу закона, на действие статьи 261bis, тем самым явно превысив свои полномочия.

В свою очередь, желание поставить на одну плоскость Холокост и «геноцид армян» только лишь на той основе, что нижняя палата швейцарского парламента приняла резолюцию по армянскому вопросу, былo очередным правовым нонсенсом, так как у «геноцида армян» не было того, что было у Холокоста, a в данном случае, самого главного – приговора международного суда по самому факту геноцида! Попытка апелляционного суда кантона Во заменить приговор международного трибунала парламентской резолюцией, не имеющей силы закона (то есть, поставить на один уровень решение Нюрнбергского трибунала и политическую декларацию нижней палаты парламента), возымела в экспертном сообществе международных правоведов эффект «поднятых бровей», что создало определённый фон при вынесении ЕСПЧ своего вполне предсказуемого и совершенно справедливого приговора. Перинчека поддержали даже те юристы в разных странах, которые в иной ситуации оставались бы равнодушными к армяно-турецкому вопросу и даже где-то, в силу тех или иных причин, симпатизировали бы армянской стороне. Таким образом, сравнив «геноцид армян» с Холокостом, суд контона Во оказал армянам поистине «медвежью услугу», расшатав и разбудив международное юридическое сообщество, особенно среди мирового еврейства.

Возможно, на суд Во подействовало сильное давление армянских лоббистов, которые накануне мобилизовали все свои ресурсы и пустили в ход весь известный набор протестированных армянских методов, включая информационную атаку в СМИ, чёрный пиар, личные выпады и уличные акции. Впрочем, высказывается и другая точка зрения – будто Перинчек сознательно добивался проигрышей на всех национальных судебных инстанциях Швейцарии, чтобы суметь довести дело до ЕСПЧ. Как бы то ни было, но 12 декабря 2007 года Федеральный суд Швейцарии также отклонил апелляцию Перинчека, расчистив дорогу на Страсбург.

10 июня 2008 года Перинчек подал в ЕСПЧ иск против Швейцарии, который, наконец, в минувший вторник после более чем 5-летнего рассмотрения вынес приговор в пользу истца. Суд в Страсбурге счёл справедливой жалобу гражданина Турции и постановил, что отрицание «геноцида армян» не является противозаконным и Швейцария, штрафуя Перничека, сама нарушила статью 10 (свобода выражения мнения) Европейской конвенции по правам человека (см. текст конвенции: http://www.echr.coe.int/Documents/Convention_RUS.pdf). Многочисленные заявления Перинчека на различных конференциях, в ходе которых он публично отрицал «геноцид армян», не являются, по мнению ЕСПЧ, злоупотреблением его прав в свете статьи 17 вышеназванной конвенции. Суд подчеркнул, что право на свободное обсуждение чувствительных и противоречивых вопросов является одним из основополагающих аспектов права на свободное выражение мнения, и именно это отличает демократические государства от тоталитарных или диктаторских режимов (намёк на недопустимое поведение Швейцарии).

Суд напомнил, что его не просили проверить достоверность утверждений о массовых убийствax и депортациях армянского населения в Османской империи начиная с 1915 года, а также установить применимость правового термина «геноцид» в рамках понятийного аппарата соответствующей статьи УК, поэтому поставленная перед ним задача не позволяла выходить за рамки конкретного вопроса. По его мнению, факт геноцида, который – a на этом следует сделать особое ударение! – является предельно чётко охарактеризованным правовым (!) понятием, не так-то легко установить. Суд усомнился в том, что в условиях продолжающихся дебатов в научно-исторической плоскости можно достичь общего консенсуса в вопросе трагических событий тех лет, тем более что совершенно необязательно, что эти исследования, в итоге, приведут к единому окончательному заключению и установлению абсолютной истины.

Таким образом, ЕСПЧ однозначно дистанцировался от обсуждения самого вопроса событий тех давних лет и не стал заниматься тем, о чём его не просили – давать правовую оценку тех событий.

Помимо этого, Суд призвал государства, которые в той или иной форме признали «геноцид армян», воздержаться от принятия закона, преследующего в уголовном порядке граждан за их несогласие с официальной точкой зрения государства, учитывая, что одним из основных целей свободы самовыражения является защита мнения меньшинства, которое своим существованием вносит вклад в обсуждение вопросов, по которым еще не достигнуто окончательного консенсуса. Поясняя данную позицию, Суд предусмотрительно подчеркнул отличие вопроса трагических событий первой мировой войны от Холокоста, о чём речь пойдёт ниже.

Суд счёл, что точность термина «геноцид», использованного в статье 261bis УК Швейцарии, вызывает сомнения, тогда как статья 10 параграф 2 Европейской конвенции по правам человека требуют именно точности формулировок. В то же время, ЕСПЧ согласился с федеральным судом Швейцарии, что Перинчек не мог не осознавать, что, называя «геноцид армян» «международной ложью», он делал себя уязвимым на территории этой страны для применения в отношении него санкций, «установленных законом» этой страны. Суд установил, что целью принятия данной поправки к УК Швейцарии была защита прав других лиц, а именно чести родственников «жертв жестокостей, совершённых Османской империей против армянского населения с 1915 года». Однако, аргумент швейцарского правительства о «серьёзной угрозе общественному порядку, исходящей из заявления Перинчека», по мнению ЕСПЧ, недостаточно обоснован. Перед судом стояла задача взвесить с одной стороны права родственников жертв тех событий, а с другой – право Перинчека на свободное выражение мнения.

Далее, ЕСПЧ в своём решении высказал мнение, что швейцарские суды, принимая решение в отношении турецкого ответчика, исходили из убеждения, что по вопросу «геноцида армян» в мире якобы достигнут консенсус, особенно в научной среде. Впрочем, сам федеральный суд Швейцарии признался, что говорить о единогласии в вопросе правовой характеристики «геноцида армян» не приходится. В частности, Перинчек и правительство Турции заявили, что установить консенсус чрезвычайно сложно. ЕСПЧ согласился с этим мнением, приведя в пример расхождения во мнениях внутри самого швейцарского общества и даже политических органов этой страны, а также тот факт, что из 190 стран мира всего лишь около 20 признали «геноцид армян», причём во многих случаях признания поступали даже не от правительств, а от парламентов или одной из палат законодательного органа.

ЕСПЧ также поддержал мнение Перинчека, что геноцид – это термин с предельно чётким определением. Приведя в пример решение Международного Трибунала по Руанде, суд напомнил, что для факта геноцида необходимо установление намерения уничтожить не просто членов определённой группы людей (допустим, нации), а всю группу или хотя бы ее часть. Геноцид – это очень узкое юридическое понятие, и очень трудно установить его факт. Члены суда в Страсбурге выразили сомнение, что «общий консенсус», на который сослались их коллеги в Швейцарии, вынося приговор против Перинчека, имел какое-то отношение к такому узкому юридическому понятию, как геноцид. Тем самым ЕСПЧ отверг спекуляции о якобы существующем в мире консенсусе по поводу намерения Османской империи уничтожить всё армянское население или его часть. Об отсутствии такого консенсуса впервые высказано на высшем судебном уровне!

По мнению судей, существует ясное различие между данным вопросом и отрицанием Холокоста. Те, кто отрицают Холокост, отрицают факты, несмотря на то, что существуют неопровержимые доказательства, такие как газовые камеры. Они отрицают преступления нацистского режима, несмотря на наличие правовой базы (то есть, решение Нюрнбергского трибунала) и, несмотря на то, что этот международный суд ясно установил факт совершения этим режимом преступления. Таким образом, ЕСПЧ недвусмысленно напомнил, что в отношении армянских обвинений нет ни неопровержимых доказательств, ни правовой базы, ни решения международного суда. Не сказав об этом открыто, судебная коллегия ЕСПЧ, фактически, намекнула, что не имея всего того, что имеется в случае с Холокостом, резню армян трудно подогнать в узкие рамки понятия «геноцид».

Суд пришёл к выводу, что Швейцарии не удалось социально оправдать необходимость наказания ею человека по обвинению в расовой дискриминации за его несогласие с умeстностью применения термина «геноцид» к событиям в Османской империи. Он напомнил о двух судебных прецедентах: принятом в ноябре 2007 года решении Конституционного суда Испании о неконституционности преследования за отрицание и недопустимости приравнивания отрицания геноцида к подстрекательству к насилию, а также принятом в феврале 2012 года решении Конституционного совета Франции о неконституционности закона о криминализации отрицания признанных на уровне закона геноцидов по причине несовместимости этих законов со свободой выражения мнения и свободой исследовательской работы. По мнению суда, решение Конституционного совета Франции, в принципе, показало, что закон о признании тех или иных событий в качестве геноцида может вполне сосуществовать с недопустимостью преследования за несогласие с официальной точкой зрения. Наконец, ЕСПЧ напомнил о позиции Комитета ООН по правам человека о том, что «законы, преследующие за выражение мнения об исторических фактах, несовместимы с обязательствами, возложенными Международным пактом о гражданских и политических правах на государства», и «Международный пакт не допускает запретa на выражение ошибочного мнения и неверную интерпретацию событий прошлого».

Задачей суда было недопущение применения санкций в виде цензуры, которые вынудили бы людей воздержаться от свободной критики. В дебатах, которые представляют общий интерес, подобные санкции могут подорвать свободный обмен мнениями и вклад в общую дискуссию по вопросам, которые вызывают интерес в обществе. Суд постановил, что обоснования, представленные швейцарскими властями в отношении их решения по делу Перинчека, являются недостаточными. Таким образом, власти этой страны вышли за узкие рамки дозволенного в вопросе, который, несомненно, представляет большой общественный интерес.

Трудно переоценить историческое значение решения ЕСПЧ! Впервые вопрос так называемого «геноцида армян» был вынесен на рассмотрение высшего судебного органа по правам человека. Данный международный судебный орган является правообразующим для международного обычного права, и его решения превращаются в прецеденты для международной юриспруденции. И хотя суд в самом начале своего заключения попытался дистанцироваться от анализа самого факта событий в Османской империи и выразил нежелание давать им характеристику, в приговоре ясно отмечается, что, в отличие от Холокоста, так называемый «геноцид армян» не является «историческим фактом» и в вопросе убийств и депортаций армян отсутствуют главные компоненты, необходимые для помещения этих действий в узкие рамки термина «геноцид» – «неопровержимые доказательства», наличие «правовой базы» и «приговор международного суда» о совершении преступления «геноцида», а в отличие от геноцида в Руанде, недоказанным остаётся намерение Османской империи уничтожить полностью или часть армянского населения.

Таким образом, с этой недели начинается обратный отсчёт в так называемом «международном признании геноцида армян». Исходя из исторического решения ЕСПЧ, национальные парламенты стран, не удержавшиеся перед давлением армянских лобби и поспешившие вторгнуться не в свои дела, должны начать процесс отмены принятых ими противоречивых, неисторических и неправовых резолюций. «Фактор 2015 года», которым армяне пытались пугать Турцию, оказался очередным мыльным пузырём в арсенале армянской государственной пропаганды. А ведь сколько сил, денег, времени было растрачено на раскрутку этой бессмысленной «религии», которая ни к каким практическим последствиям, кроме позорной пощёчины от высшего международного судебного органа, не привела и привести не могла. Какие извинения? Какие территориальные и материальные компенсации? В здравом ли рассудке пребывают эти люди или заражены массовым психозом?

А ведь для многих из них пропаганда «геноцида» превратилась в смысл жизни. Получается, и жизнь прожита зря.

Вугар Сеидов

собкор АЗЕРТАДЖ 

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными