СПОРТ


Дэвид Култхард: «Бакинская трасса настоящий вызов для гонщиков, что редкость для городских треков»

Баку, 31 марта, АЗЕРТАДЖ 

Онлайн чат со знаменитым гонщиком Формулы-1 Дэвидом Култхардом.

-Всем добро пожаловать. Мы в Баку с Дэвидом Култхардом, который приехал к нам на пару дней. Дэвид, Вы уже дважды бывали в Баку – во время шоу «Ред Булл» и на Гран-при Европы в прошлом году, так что это уже Ваш третий визит в наш город. Как Вам столица Азербайджана и наша трасса?

-Мне повезло побывать здесь за пару лет до первого Гран-при Формулы-1 и увидеть город до того как проект начал набирать обороты. Я видел как появлялся паддок, комментаторские кабины, в которых я затем работал. Но больше всего, должен признаться, меня поразила потрясающая история Баку.

Впечатляющая архитектура этого места и городская среда идеально подходят для Формулы-1. Баку и гонки Гран-при очень похожи. Нацеленность на будущее, технические инновации и постоянное развитие – это то, что объединяет спорт и этот город. Вместе с этим, здесь удивительная трасса – настоящий вызов для гонщиков, что редкость для городских треков.

-Какую часть трассы Вы, гонщик с 14-летним опытом, назвали бы наиболее интересной и бросающей вызов пилотам?

-Самое интересное в Баку в том, что здесь две трассы соединены в единое целое. Например, в восьмом повороте вдоль Старого города: очень узкая секция на подъёме. И затем ты на огромной скорости вылетаешь на Бульвар – 378 км/ч развил в квалификации Валттери Боттас. Скорости выше, чем в Монце!

Я думаю, поэтому гонщики были очень аккуратны во время первой гонки. На симуляторах они поняли, что малейшая ошибка может привести к аварии и в первый раз решили поменьше рисковать. Для пилотов, тем не менее, это был один из самых сложных уик-эндов. И поэтому я с нетерпением жду второго Гран-при – я жду, что пилоты будут готовы рисковать больше.

-Совсем недавно в Барселоне завершились тесты новых машин – они стали шире, генерируют больше прижимной силы и развивают более высокую скорость. Как Вы считаете, какое влияние перемены окажут на характер гонок?

-Эти машины нравятся гонщикам – и это главное. В последние два года пилотам приходилось пилотировать очень аккуратно, но теперь они получили возможность атаковать на пределе. Формула-1 – это командный вид спорта, но внимание болельщиков в первую очередь обращено к пилотам. И если им машины нравятся, это сделает гонки лучше.

-Кто больше всех впечатлил вас в этих заездах?

-Это были очень интересные тесты. Такие перемены в техническом регламенте – это всегда вызов, но для кого-то он был ещё больше. Например, мы впервые увидели за рулём «Мерседеса» Валттери Боттаса, а он уже подгонял лидера команды Льюиса Хэмилтона и великолепно отработал. «Феррари», похоже, добилась большего прогресса, в этом году «Скудерия» будет намного конкурентоспособнее.

Кроме того, мне кажется, назревает очень интересное внутрикомандное сражение между Даниэлем Риккардо и Максом Ферстаппеном. Они оба чрезвычайно талантливы. «Ред Булл» никогда нельзя сбрасывать со счетов. Если их машина быстра и сможет регулярно бороться за победу, ни один из них другому не уступит.

В то же время совместная работа Льюиса и Валттери длится всего несколько месяцев. Кажется, пока все проходит хорошо.

Да, у них идет своего рода «медовый месяц». Но главное, как всё пойдет дальше. С одной стороны, им необходимо уважать друг друга и работать вместе. Но с другой, ты никогда не можешь быть до конца счастлив, если выиграл не ты, а твой напарник.

-Пока, конечно, рано судить, но кто, на Ваш взгляд, станет чемпионом в этом году? Если бы, например, Вам пришлось бы поставить деньги – на кого?

-Я не играю на ставках, но если гипотетически, я бы сыграл и хотел бы сохранить свои деньги, то поставил бы на «Мерседес». У них отличный мотор, другим производителям по-прежнему не удаётся догнать их. Я уверен, гонки станут намного плотнее, думаю, мы часто увидим борьбу нескольких команд за победу. Соперники будут приближаться, однако это потребует огромных ресурсов и времени. Но и «Мерседес» не будет сидеть сложа руки – они будут делать то же самое и стараться поддерживать отрыв.

-Если бы Вы могли изменить в Формуле-1 что-то одно – что это было бы?

-В первую очередь я бы задумался о том, какие технологии мы используем. Нынешние болиды очень сложны, «Мерседес» в таких условиях добился преимущества и никто не может их догнать. Технологии очень важны, это неотъемлемая часть спорта, но, признаюсь честно, когда я сажусь в свой автомобиль, я совершенно не думаю о том что и как крутится в моторе.

Нынешние технологии Формулы-1, безусловно, впечатляют, этот фактор необходимо сохранить. Но в то же время я считаю, что можно найти более эффективный баланс между технологичностью и спортивной стороной «Больших призов». Я, как и все болельщики, хотел бы видеть больше команд, у которых был бы шанс добиться успеха.

-Как Вы считаете, может ли Формула-1 вернуться к старым атмосферным двигателям?

-Я большой поклонник старых атмосферных двигателей. Формула-1 это шум, энергия, адреналин, и прежние моторы отлично дополняли этот образ. Но в первую очередь внимание привлекает облик машины, а не то, что у неё внутри. Атмосферные двигатели были хороши, но они уходят в прошлое – автомобильная промышленность движется к электромоторам.

-В последнее время часто говорят о том, что бы изменить формат гоночного уик-энда. Появилось множество предложений, включая короткие гонки по субботам, очки за которые шли бы только в Кубок конструкторов. Какое из этих предложений Вам кажется наиболее оптимальным?

-Я считаю, что мы должны быть очень аккуратны в этом вопросе и хорошо всё продумать. Да, нам нужно привлекать внимание молодой аудитории, но современных детей и подростков очень трудно увлечь. Сложно соперничать с теми же видеоиграми, в которых они могут самостоятельно построить целый болид.

Технологии позволяют нам создать связь с этим поколением, но нужно выработать верный подход. Нам необходимо в первую очередь работать в этом направлении, нужно реализовать потенциал социальных медиа.

Также очень важно обеспечить яркое шоу на трассе. Формула-1 должна быть развлечением, а гонщики – настоящими звёздами. Сейчас, чтобы получать удовольствие от гонок, необходим какой-то базис и знание об этом виде спорта. Но людям нравится именно зрелищная борьба на трассе, сражения на пределе возможного. Именно это – дух Формулы-1.

А если говорить о двух гонках за уик-энд – идее, к которой многие относятся со скепсисом, то прежде всего нужно понять, понравится ли это болельщикам. Если это сделает шоу лучше, то почему нет? Я не против новых идей, но они должны быть на чём-то основаны, на каких-то данных.

-Давайте вернемся к вашей карьере. Какую свою гонку Вы считаете лучшей?

-Лучшей частью моей карьеры, пожалуй, был конец 90-х, когда мне повезло выступать на великолепных машинах. В первую очередь, наверное, вспоминается Гран-при Франции 2000 года и борьба с Михаэлем Шумахером. У нашей команды был очень тяжёлый уик-энд, в какой-то момент я даже потерял контроль над эмоциями – и мне неловко за тот жест в адрес Михаэля. Но это было очень напряжённое сражение, на самом пределе, когда каждый из нас полностью выкладывался на трассе. Именно такие сражения запоминаются надолго.

Но я также хорошо помню свои победы в Португалии, Великобритании и Бельгии. Помню, я испытал невероятные эмоции после того, как во второй раз выиграл Гран-при Монако. В тот день я лидировал от старта до финиша. Каждая победа особенная, но та гонка в Монте-Карло – это другое. Победа в Монако это то наследие, которое остаётся навсегда.

Так или иначе, я ценю каждую свою победу. Я одерживал их в борьбе с Микой Хаккиненом и Михаэлем Шумахером. И пусть в целом они были лучше меня, время от времени мне удавалось их опережать.

-Кого из своих соперников Вы назвали бы самым жестким?

-Самым жестким соперником всегда является твой напарник, но упорнее всех приходилось сражаться с Михаэлем Шумахером. Он был невероятно неуступчивым гонщиком. В то же время и с Хаккиненом было сложно бороться. Наши сражения были предельно справедливы, мы вместе работали над машиной и у нас было отличное партнёрство. Но в то же время мы отлично сражались!

-Ваша карьера началась более 20 лет назад, и Вы по-прежнему в паддоке. Расскажите, как он изменился за это время?

-Туда стало намного сложнее попасть! Раньше в паддоке было полно народу, даже в Шанхае, где огромный паддок, но сейчас людей стало намного меньше. Но атмосфера осталась прежней, независимо от пола, расы, религии или рода занятий человека, гонки объединяют людей в момент торжества спорта.

-Какой момент Вы считаете самым странным в своей карьере?

-Наверное, это был первый Гран-при Малайзии. Было очень жарко, когда мы с Микой возвращались в боксы, пот стекал с нас ручьями. Температуры были экстремальными. На второй день у нас в боксах появились ванны со льдом – это был единственный способ быстро охладиться.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными