ОФИЦИАЛЬНАЯ ХРОНИКА


Президент Ильхам Алиев в рамках Мюнхенской конференции по безопасности принял участие в «круглом столе» по энергетической безопасности ВИДЕО

A+ A

Мюнхен,12 февраля, АЗЕРТАДЖ

Как сообщает специальный корреспондент АЗЕРТАДЖ, 12 февраля Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев, находящийся с рабочим визитом в Федеративной Республике Германия, в рамках Мюнхенской конференции по безопасности принял участие в «круглом столе» на тему «Энергетическая безопасность по геополитическим вопросам снижения цен на нефть».

Ведущий «круглого стола», главный корреспондент газеты The New York Times Дэвид Сангер сообщил, что на мероприятии состоятся обсуждения, связанные с уровнем цен на нефть и степенью влияния этого на страны-производители. Он отметил, что в мероприятии принимают участие Президент Азербайджана Ильхам Алиев и гости из различных стран. Они выскажутся по поводу нынешнего положения и перспектив на нефтяном рынке.

Затем ведущий мероприятия обратился с вопросом к Президенту Ильхаму Алиеву:

- Экономика Вашего региона в значительной степени зависит от нефти. За последние 10-15 лет, начиная с России, с учетом и других стран, было сделано несколько призывов, связанных с диверсификацией экономики всего региона. Хочу спросить, если цены на нефть в течение определенного времени останутся на этом уровне, то, как по Вашему, в чем будет заключаться политическое влияние этого?

Президент Ильхам АЛИЕВ: Большое спасибо, вы абсолютно правы. Страны нашего региона являются производителями нефти. Что касается Азербайджана, то в первые годы независимости развитие нефтяного сектора и вложение инвестиций в нефтегазовую отрасль имело для нас, как независимой страны, очень большое значение. Потому что в то время, когда Азербайджан обрел независимость, наша экономика, можно сказать, была полностью уничтожена по причине застоя, экономического и финансового кризиса. Поэтому приглашение основных нефтяных компаний к вложению инвестиций в нефтегазовый сектора Азербайджана не носило для нас значения лишь привлечения инвестиций. Это носило для нас значение укрепления независимости и поиска путей достижения нашей страной успеха. С того времени прошло двадцать лет, и нам удалось не только привлечь крупные инвестиции в нефтегазовый сектор и превратиться в важного производителя и экспортера нефти, а в скором времени и газа, но и вложить доходы, полученные от нефтегазовой отрасли, в основном в ненефтяной сектор, в частности, инфраструктуру. Поэтому наша зависимость от нефтяного фактора за минувшие 5-10 лет значительно сократилась. Нефть составляет лишь 30 процентов нашего внутреннего валового продукта. Мы хотим видеть ту же картину в наших экспортных операциях. Пока нам не удалось добиться этого. 90 процентов нашего экспорта составляют нефть и газ. Поэтому задача на предстоящие годы - диверсифицировать наш экспортный потенциал, и здесь мы, конечно, подходим к необходимости продолжения экономических реформ, создания лучших условий для частного сектора, привлечения более крупных инвестиций и начала программы крупномасштабной приватизации. Все эти элементы уже провозглашены в качестве нашей государственной политики, и я уверен, что мы добьемся успеха. Что касается упомянутых вами политических рисков, то этот вопрос зависит от стран. У каждой страны свое политическое положение и свои трудности. Конечно, экономическое положение и повседневная жизнь людей влияют на политическую стабильность и развитие. Однако важнейшим моментом считаю осознание того, что цены на нефть всегда носят изменчивый характер. Мы жили в период высоких цен на нефть, а сейчас живем в период низких цен. Самое важное для нас - продолжить эти реформы, когда цены на нефть вновь повысятся, и, по возможности, сократить зависимость от нефти и газа.

Дэвид САНГЕР: В период, когда вы продвигаетесь к программе приватизации, не легче и не лучше ли было предпринять этот шаг тогда, когда нефть продавалась за 100, а не за 30 долларов? Прошу сообщить нам, влияет ли это на инвестиционные интересы и тормозит ли другие реформы?

Президент Ильхам АЛИЕВ: На самом деле, я считаю, что когда цены на нефть высоки, правительство, конечно, будет делать все возможное, чтобы удержать в своих руках важнейшие и самые привлекательные секторы экономики. Однако, когда цены на нефть находятся на уровне 30 долларов, правительство больше готово начать программу широкомасштабной приватизации. Поэтому считаю, что для иностранных инвесторов ситуация, связанная с нынешними ценами на нефть, наиболее привлекательна, так как сегодня приватизация наших активов нужна больше нам самим, чем инвесторам. Конечно, нам необходимо найти здесь баланс, с тем, чтобы правительство и инвесторы могли получить свои доли. Здесь мы подходим к важному вопросу экономических реформ, улучшения бизнес-среды, продолжения пути приватизации и сокращения зависимости от нефти.

Откровенно говоря, мы старались спрогнозировать ситуацию, в которой сейчас оказались, на период начала снижения добычи нефти, возможно, через 15-20 лет. Мы не были готовы к этому периоду. На самом деле, мы планировали подготовиться к постнефтяному периоду после 2030 года. Но, как я сказал на недавнем заседании Кабинета министров, постнефтяной период для нас уже начался, и это было неожиданно. Честно говоря, считаю, что никто не мог представить, что цены на нефть снизятся в четыре раза. Мы не были готовы, никто не был готов. Поэтому в рамках очень короткого времени мы должны были найти пути того, как сбалансировать бюджет, как продолжать социальные программы и финансирование каких инвестиционных проектов остановить. Это было нелегко, так как мы привыкли к ценам выше ста долларов. Конечно, у нас был план развития, намеченный на много лет вперед. У нас была Концепция развития «Азербайджан 2020: взгляд в будущее», основанная на более высоких ценах на нефть. А сейчас цены на нефть низкие.

Таким образом, это было реальным вызовом. Однако, хочу еще раз отметить, что благодаря диверсификации экономики и политике инвестирования инфраструктуры нам, считаю, удалось выйти из этой ситуации с минимальными потерями.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.