ПОЛИТИКА


Роль ООН в формировании нового мирового порядка: переход к «посткризисному» этапу

Резюме: В статье проводится анализ глобальных геополитических трендов, наблюдаемых на современном этапе. В этом контексте рассматриваются перспективы формирования нового мирового порядка. Рассматриваются существующие в настоящее время парадоксальные факторы, препятствующие трансформации глобального порядка. В их числе проводится теоретический анализ рисков и угроз, вызванных региональными конфликтами. В целом подчеркивается, что эти процессы углубляют геополитических кризис в мире. В качестве выхода из сложившейся ситуации обращается внимание на необходимость совершенствования в настоящее время роли и функций международных организаций и, в первую очередь, ООН. Сквозь эту призму обосновывается мысль о том, что необходимым условием формирования нового мирового порядка является проведение реформ в ООН. Выдвигается тезис о том, что успешный переход мира в «посткризисный» этап напрямую зависит от реформ в ООН.

Ученые, политики, аналитики и эксперты подчеркивают, что мир нуждается в новом геополитическом порядке. На фоне наблюдаемых с начала XXI века в глобальном масштабе опасных процессов это выглядит вполне естественно. Ряд негативных трендов, называемых глобальными проблемами, число которых постоянно растет, поставил под сомнение существование самого человечества. Поэтому необходимо создать основанный на международном праве геополитический порядок, удовлетворяющий все государства. Насилие, террор, двойные стандарты, нищета, голод, правонарушения должны быть сведены, по крайней мере, к минимуму. Человечество в целом должно выполнить эту задачу. Но интересно и в то же время странно, что мир не может реализовать этот переход. Полагаем, что одной из слабых сторон является то, что в этом процессе не отдается преимущество международным организациям, в первую очередь, ООН. Теоретически каждый признает значение и роль ООН. Но когда речь заходит о конкретных делах, возникают определенные препятствия. Есть ли путь спасения? Каково мнение исследователей по этому поводу?

Трансформация системы международных отношений: заказ истории

В подавляющем большинстве исследований, посвященных теме международных отношений, подчеркивается, что глобальный геополитический порядок переживает кризис, и существует необходимость в его обновлении. При этом специалисты, как правило, используют выражение «новый мировой порядок». Существуют достаточно веские тезисы о том, что конкретно выражает данный термин. Одним из основных моментов здесь является трансформация существующей системы международных отношений в более совершенную систему, отвечающую современным требованиям.

Каким должно быть конкретно содержание этих трансформаций? Специалисты делают акцент на формировании на универсальном уровне «либерального мирового порядка». То есть, говоря о трансформации, речь фактически идет о создании системы международных отношений, в которой доминируют либеральные ценности. Однако до сих пор существовал либеральной мировой порядок. Значит, основная задача в контексте вызовов XXI века и существующих геополитических проблем заключается в формировании миропорядка с новыми содержательными оттенками.

Кстати, отметим, что в истории геополитических теорий существовали подходы, не принимавшие либерального мировоззрения. Например, консервативная политическая теория дает иное объяснение анархии и порядку, предлагая другой путь разрешения хаотической ситуации. Здесь основной принцип заключается в соблюдении в динамике социальной среды реалистичного (по мнению консерваторов, «реалист» – автор) соотношения традиций и нововведений. Рейнхольд Нибур в этой связи пишет, что социальная среда, включая и международные отношения, не соответствует «рациональным» экспериментам, потому что она «очень сложна» [1, с.4].

В этом подходе вместо стремительных, скачкообразных, а значит, «рационально-революционных» изменений предпочтение отдается постепенному, системному обновлению, представляющему собой синтез традиций и прагматизма. Здесь выражается вера в большую результативность этого метода по сравнению с либеральным подходом к укрощению хаоса. При этом в качестве основного методологического принципа выступает тезис о медленном и постепенном изменении исторической традиции, которому отдавал серьезное предпочтение еще Ганс Моргентау. Г.Моргентау подчеркивал, что, если социально-политические институты привязаны к культурной среде и их в этом качестве можно быстро изменить, то исторические традиции веками могут оставаться неизменными. В науке это называют и «антропологическим пессимизмом» [2, с.51-52].

Но на современном этапе теоретические аспекты перехода мира к новому либеральному порядку специалистами разработаны достаточно широко. Определены основные теоретические и методологические принципы. Но они почему-то практически не применяются. В чём причина? Приводится несколько аргументов. Например, некоторые аналитики считают, что необходимо создать синтез реальной политики и неоконсерватизма. В другом подходе выдвигается необходимость формирования в геополитическом аспекте универсального консенсуса. В третьей точке зрения речь идет об определении универсальных правил с использованием такой новой теоретической терминологии, как «умная сила», «мягкая сила» и т.п.

В одной из исследовательских работ, посвященных этой теме, имеется интересный тезис об общих чертах трансформации мирового порядка. В научно-аналитическом докладе, подготовленном Российским Советом по Международным Делам (оригинальное название – РСМД), подчеркивается, что «риск обострения сложившихся противоречий определяется характером динамики мирового порядка» [3, с.5]. Более конкретное объяснение этого общего тезиса авторы дают таким образом, что «риск кризисной ситуации значительно увеличивается, когда динамика обретает хаотический характер или изменяется с высокой интенсивностью». Среди факторов, влияющих на это, можно указать на дефицит ресурсов, рост давления ограниченности ресурсов. В результате происходит хаос динамики, что ведет к росту неопределенности. В конечном итоге система становится неустойчивой. А политическим следствием неопределенности и неустойчивости становится «обострение дилеммы безопасности в отношениях между ведущими силовыми центрами мира» [3, с.5].

Специалисты считают этот аспект проблемы достаточно серьезным. Они отмечают наличие разногласий между Западом и Востоком в большинстве фундаментальных вопросов. В этом контексте интересен анализ Игоря Иванова. Опытный дипломат и член-корреспондент Российской Академии Наук, профессор Игорь Иванов пишет, что отношения между Россией и Европой зашли в тупик. Крах идеи «Большой Европы» «вызвал массовое разочарование и пессимизм, что всего несколько лет назад трудно было себе представить» [4].

Разные подходы: современные требования и общие проблемы

Причина этого связана с «жестким противостоянием» между Евроатлантикой и Евразией, в основе которого лежит непредсказуемое сотрудничество [4]. Значит, согласно автору, несмотря на давние противоречия среди геополитических суперсил мира, фактически ничего не изменилось. Жесткое противостояние остаётся, однако XXI век требует создания новой системы отношений. По мнению И.Иванова, в настоящее время сохраняется несоответствие между новыми условиями и существующей моделью сотрудничества, что практически затрудняет процесс трансформации в более подходящий миропорядок.

Таким образом, еще раз становится очевидным, что в свете сказанного вышеизложенные подходы показывают, что суперсилы оказались перед дилеммой в вопросе безопасности. Предпринимаются попытки различными методами, путем синтеза существующих теорий выйти из сложившейся ситуации. Действенным фактором здесь является вступление великих держав на фоне недостатка ресурсов в борьбу за свои интересы.

Но опять же нужно найти ответ на ряд вопросов: какими механизмами можно добиться практического применения всех этих подходов? Может быть, вообще нет выхода? Может, полезнее было бы обратиться к историческому опыту? Если обратиться к недавней истории международных отношений, то можно увидеть, что в основе появления «Европейского концерта наций», Лиги Наций и ООН стоят конкретные общие идеологические и политические принципы. Общим для них является следующий тезис: для обеспечения стабильности, безопасности и устойчивого развития в мировом масштабе необходимо создать систему коллективной безопасности.

Анализ вопроса в этой плоскости подтверждает, что трансформация самой системы коллективной безопасности зависит от обновления содержания основных принципов глобальной безопасности. В то же время в этом контексте специалисты пытаются найти ответ и на другой актуальный вопрос. Дело в том, что постоянно формировать систему коллективную безопасности, обеспечить вечную и неизменную стабильность, достичь абсолютной безопасности невозможно, поскольку в реальности мировой порядок обусловлен не неизменным международным правом и институтами, а соотношением силового потенциала основных геополитических игроков [3, с.11].

Понятие «сила» здесь употребляется в широком смысле. В него входят наряду с военными, экономическими и человеческими ресурсами и возможности влияния идеи, механизмы распространения информации (пропаганды). Британский историк, политолог и дипломат Эдвард Карр особо отмечал, что, начиная со второй половины XX века, в международных отношениях наряду с военными и экономическими факторами, ведущую роль играет и информация [5, с.102-120 и 120-130].

В этих условиях обеспечение вечной стабильности в мирового порядка представляется абсурдом. Здесь речь может идти только об относительном балансе сил. Выражаясь конкретнее, главным способом сохранения глобального порядка и безопасности может быть препятствование тем, кто стремится к мировому господству, определение общепринятых правовых, политических и идеологически-информативных рамок их деятельности. Г.Моргентау пишет: «…одним из важных вопросов международной политики для реалистичного течения является вопрос о том, как может трансформироваться современный мир. Реалисты уверены, что такая трансформация возможна путем умелого регулирования сил, способных оказать влияние на политику» [6, с.79].

Но здесь имеет место еще один момент. В большинстве случаев в международных отношениях государства действуют из боязни перед другими. Несмотря на то, что существуют больше оснований для сотрудничества между ними, эта боязнь или, мягко говоря, робость открывает путь к интригам. Иногда это называют в теории «страхом Гоббса», что вытекает из тезиса английского философа Томаса Гоббса «человек человеку – волк». «Концепция дилеммы безопасности», используемая рядом современных исследователей, основана на этом тезисе [7, с.1-18].

Наконец, в плане глобального геополитического порядка хотелось бы подчеркнуть еще один интересный научно-теоретический подход. Мы имеем в виду неореализм Кеннета Уолтса. В его подходе нормативные принципы консерватизма и реализма приведены в системно-структурную основу. Исходя из этого, К.Уолтс разработал теорию, отвечающую требованиям современной эмпирической политологии. В итоге появилась концепция, использующая понятие «системный анализ» и обладающая новым аппаратом изложения.

С точки зрения интересующей нас проблемы важным в подходе К.Уолтса является подчеркивание влияния системы международных отношений на внешнюю политику конкретной страны. По его мнению, это влияние даже превосходит влияние на внутреннюю политику страны. Тогда выходит, что серьезные изменения, которые могут произойти в системе международных отношений, должны повлиять в той или иной степени и на внешнюю политику крупных государств. Отсюда вытекает вывод о том, что шансов для формирования нового мирового порядка немало. То есть, подобно тому, как новое мироустройство зависит от соотношения основных геополитических сил, существует и обратная связь. В этих рамках очевидна роль в этом процессе и международных организаций [8, с.17-40].

С учетом вышеуказанного, следующий тезис представляется нам достаточно интересным и актуальным. Так, исследователи клуба «Валдай» пишут: «Западноцентристский мировой порядок не абсолютен, сохраняется шанс для реформ» [9, с.2].

Идеологические различия и реальность: в плоскости поисков нового баланса

Для этого необходимо создать новый баланс сил между суперсилами. А одним из его основных признаков является «определение неуниверсальных мировых правил» [9, с.2]. Другая же сторона проблемы связана с идеологическим моментом. Так, в мире существуют разные подходы к двум основным понятиям. Одно из них – «свобода», другая – «справедливость». Авторы доклада подчеркивают, что на «глобальной сцене различия между понятиями «свобода» и «справедливость» все больше бросаются в глаза: первое из них – это флаг, завоеванный западным обществом, другой – девиз развивающихся незападных государств» [9, с.4].

Выходит, что в идеологической плоскости существуют серьезные разногласия. С одной стороны, установление либерального порядка в мире словно принимают все соперничающие стороны. А с другой, – не удается определить общую идеологическую область для того, чтобы добиться практически этого. Западные государства предпочитают исходить из понятия «свобода», а ведущие незападные страны – из понятия «справедливость». И дело как раз в углублении разногласий вокруг этого принципиального идеологического концепта.

Несмотря на это, специалисты уверены, что усиление в международных отношениях хаоса и неуправляемости не может продолжаться до бесконечности. Необходимо сформировать мировую структуру, основанную на новом балансе группы крупных государств. Причем новый баланс должен опираться на иные, чем в годы «холодной войны», критерии. Здесь главная новизна состоит в признании «взаимозависимости и взаимовлияния» всех государств [9, с.8-9].

Интересен и в то же время заставляет задуматься тот факт, что все это очень хорошо понимают как на Западе, так и на Востоке. Говорят о новом мировом порядке, правилах, подходах, но конкретных признаков его реализации не видно. Наоборот, специалисты характеризуют нынешнее состояние в неопределенных выражениях типа «новые правила или игры без правил» [10].

Несмотря на все это, продолжается поиск принципов, которые могут сформировать новый мировой порядок. Образно это можно назвать как «глобальная перестройка» или поиск «новой посткризисной нормальности» [11]. В любом случае, если в многополярном мире невозможно выработать универсальные правила, то неизбежным становится задача определить формат сотрудничества, который сможет обеспечить взаимодействие и взаимосвязь. Точнее, сохраняя разнообразие, независимость и суверенитет государств, необходимо разработать международный механизм, обеспечивающий их общую деятельность. Основным гарантом этого могут быть международные организации, включая ООН. Специалисты принимают эту мысль. Аналитики дискуссионного клуба «Валдай» пишут: «Формирование многополярного мира может придать новое дыхание ООН, потому что по уровню легитимности и представительства другой такой международной организации нет и быть не может» [10].

В этом контексте следует также подчеркнуть, что в предшествовавших ООН двух международных организациях вопрос коллективной безопасности существовал только в форме идеи, а конкретного механизма его реализации не было. Вопрос нашел свое выражение только в лице конкретного органа ООН. Это – Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. Другие вспомогательные органы ООН, занимающиеся вопросами коллективной безопасности, фактически являются дополнениями к этому главному структурному элементу.

На фоне всего этого было бы неправильно отрицать актуальность следующих вопросов: нужно ли отказываться от этого механизма в формировании нового мирового порядка? Выражаясь конкретнее, есть ли необходимость в дополнительных механизмах урегулирования, кроме правил, разработанных в ООН? Или достаточно усовершенствовать работу СБ ООН?

Противоречия и надежды: глобальный порядок на фоне потенциала ООН

Хотя однозначно ответить на этот вопрос трудно, все же большая часть специалистов подчеркивают важность проведения реформ в ООН [12]. А причина в том, что в Уставе ООН закреплена универсальная система коллективной безопасности. После второй мировой войны и до 1991 года многие конфликты в мире удалось предотвратить именно благодаря этой системе.

Правда и то, что в тот период ООН не удалось в ряде случаев справиться с решением проблемы. К примеру, до сих пор продолжается арабо-израильское противостояние [научное исследование этой проблемы см.: [13]. К тому же, проявились конфликты и в других регионах, которые пока также не урегулированы. В этом ряду мы хотели бы особо подчеркнуть нерешительность ООН в устранении конфликтов на Южном Кавказе, потому что ООН не оказывает нужного давления на Армению, оккупировавшую часть азербайджанских земель, и не ставит агрессора на место, хотя в его Уставе все возможности для выполнения этой задачи указаны.

Но и не существуют модели, альтернативной системе коллективной безопасности ООН. Так, если речь идет о либеральном мировом порядке, международной среде, в которой нет насилия, террора, наркоторговли, агрессии на государственном уровне, наиболее приемлемой является система коллективной безопасности СБ ООН. Разумеется, при одном условии – проведении обновлений в соответствии с современными требованиями!

Аналитики и ученые определяют факторы, которые обусловливают решающую и ведущую роль ООН в формировании нового мирового порядка. Примечательно, что в этом контексте особо отмечается тот факт, что ООН создавалась как универсальный инструмент управления и регулирования международных отношений.

Российский специалист В.Л. Олеандров в этой связи пишет: «Идеология ООН была всемирной. Считалось, что мир уже представляет собой единое целое, а не сумму регионов, хотя и предполагалось, что каждый регион мира имеет свои интересы и особенности. Все государства мира рассматривались как семья народов, объединяемая не только общим международным правом, но и общими судьбами развития, которое должно протекать в мирных условиях» [14, с.67-68].

Продолжая свою мысль, он подчеркивает и то, что ООН – высочайшее достижение мировой культуры в межгосударственных отношениях на пороге XXI века и обладает «наилучшим механизмом управления международными отношениями, объединяющим все государства и народы мира» [14, с.69-70].

Следовательно, существуют все правовые, политические и управленческие возможности для того, чтобы ООН играла ведущую роль в формировании нового мирового порядка. Но перед ней существуют и препятствия, которые мешают ей выполнять эту функцию. В этом ряду чаще отмечается принцип деятельности СБ ООН. Например, Андрей Кортунов в этой связи пишет: «Роль Совета Безопасности ООН вряд ли будет возрастать в условиях хронической неспособности его постоянных членов договориться друг с другом» [15].

Отмеченное свидетельствует о парадоксальности ситуации с формированием нового мирового порядка. С одной стороны, все государства осознают, что существующий глобальный порядок должен быть обновлен, и должны быть предотвращены всевозможные угрозы, охватившие мир. С другой стороны, невозможно не видеть необходимость в целях реализации этой задачи поднятия деятельности таких международных организаций, как ООН, на новый уровень. Но именно Организации Объединенных Наций преграждается путь для того, чтобы она играла в этом процессе ведущую роль. Причем это делается в основном крупными державами, которые играют решающую роль в этой организации.

Пока неизвестен путь выхода из сложившейся ситуации, так как постоянные члены СБ ООН заняты беспощадной борьбой за мировое лидерство. В ряде случаев эта гонка превышает все рамки международного права, обретая поистине воинственное содержание. Вместо того, чтобы быть примером для других в следовании международному праву, США, Великобритания, Россия, Китай и другие государства сами нарушают его. Как следствие, возникают сомнения в миссии ООН, звучат мысли о ее неэффективности. Человечество словно рубит «сук» стабильности и развития, на котором сидит. Но парадокс в том, что путь выхода специалисты видят в основном в проведении реформ в ООН. Российская ученая Т.В. Говердовская в этом плане пишет: «Организация не должна отставать от меняющегося мира. Совет Безопасности же должен и XXI веке оставаться сердцем ООН» [12, с.5]. Вместе с тем исследователь обращает внимание и на то, что до сих пор бывали случаи, когда ООН «самоустранялась от урегулирования конфликтов» [12, с.5]. Следовательно, несмотря на этот недостаток, она верит в то, что ООН сумеет играть ведущую роль в формировании нового мирового порядка.

Поэтому ученая-исследователь выдвигает мысль о том, что «реформы в СБ ООН являются необходимым условием возрождения системы коллективной безопасности» [12, с.9]. На наш взгляд, мысль очевидна: система коллективной безопасности должна играть центральную роль в новом мировом порядке, и путь к его обеспечению лежит через реформы в СБ ООН. Признаемся, этот тезис достаточно интересный, заставляющий задуматься. И было бы для мира полезным, если бы политики проявляли активность в направлении реализации этого положения.

Особо отметим, что, как механизм обеспечения коллективной безопасности, реформы в СБ ООН проводятся комплексно, в структурно-функциональных рамках. Для этого исследователи определяют основные направления концепции современной системы коллективной безопасности и изучают подходы к ней. В этом контексте анализируются эффективные взаимодействия СБ ООН с системами региональной безопасности [16]. Примечательно, что особо отмечается неспособность пока Совета Безопасности всесторонне и комплексно оценить вооруженные конфликты, объясняя это «отсутствием единого общепринятого категориального аппарата» [16, с.13].

Другой интересный момент в контексте реформ в ООН, на котором акцентируют внимание исследователи, заключается в том, что данная организация должна разработать универсальные механизмы регулирования и придать им правовое содержание, так как существующие в настоящее время правила создают ряд проблем [17, с.2-3]. Следовательно, нужно разработать такой механизм, который был бы принят и соблюдался всеми государствами.

Заключение

Таким образом, перспективы формирования нового мирового порядка тесно связаны с достаточно сложными геополитическими теоретическими и практическими моментами. Сквозь призму существующих ныне теоретических подходов появление нового порядка представляется необходимостью. Впрочем, представления о конкретных его механизмах разные. Теоретические конструкты, возникшие в XX веке, уже не в состоянии в полной мере отвечать современным требованиям. По этой причине в геополитике ощущается серьезная потребность в идейной трансформации. В этой связи специалисты отдают предпочтение международным организациям как эффективному механизму обеспечения этого процесса.

С этой точки зрения прежде всего отмечается высокий потенциал ООН. Но истина и в том, что в настоящее время ООН нуждается в серьезных реформах. В этом смысле судьба нового миропорядка в определенном смысле будет зависеть от проводимых реформ.

Сегодня одной из главных целей является придание отношению ООН-глобальный порядок конкретного содержания. Разумеется, при этом основная задача ложится на плечи крупных держав. Осознание этого, на наш взгляд, является важным моментом в формировании нового глобального порядка.

Лейла Мамедалиева,

докторант Института Философии Национальной Академии Наук Азербайджана

newtimes.az

Литература

1) Niebuhr R. The Irony of American History. Chicago: The University of Chicago Press, 2008, 198 p.

2) Morganthau H. Scientific Man vs Power Politics. Chicago: University of Chicago Press, 1946, 245 p.

3) Тимофеев И.Н. Мировой порядок или мировая анархия? Взгляд на современную систему международных отношений: рабочая тетр. № 18 / 2014 / [гл. ред. Иванов И.С.]; Российский совет по международным делам (РСМД). М.: Спец книга, 2014, 48 с.

4) Иванов И.С. Континентальный разлом: какая роль достанется России в новом миропорядке. "Ежедневная деловая газета РБК", Москва, 2015, 29 сентября

5) Carr E. The Twenty Years' Crisis, 1919-1939: An Introduction to the Study of International Relations. London: Palgrave, 2001, 244 p.

6) Моргентау Г. Политические отношения между нациями: борьба за власть и мир // Теория международных отношений: Хрестоматия / Сост., науч. ред. и коммент. П.А. Цыганкова. М.: Гардарики, 2002. c. 72-88.

7) Booth K. Wheeler N. The Security Dilemma: Fear, Cooperation and Trust in World Politics. New York, NY: Palgrave Macmillan, 2008, 272 p.

8) Waltz K. Theory of International Politics. Long Grove, Ill: Waveland Press, 2010, 256 p.

9) Война и мир XXI века. Международная стабильность и баланс нового типа. Доклад международного дискуссионного клуба "Валдай", 2015 г., 12 с.

10) Новые правила или игра без правил? / Доклад участников XI ежегодного заседания международного дискуссионного клуба "Валдай", 2015 г., 32 с.

11) Global "Perestroika". Transformations of the World Order. Edited by Alexander A. Dynkin, Natalya I. Ivanova. М.: Издательство «Весь Мир», 2015, 546 с.

12) Говердовская Т.В. Значение реформирования Совета Безопасности ООН для поддержания международного мира и безопасности: диссертация... кандидата юридических наук: Москва, 2010, 170 с.

13) Хайри Наджи Абдель Фаттах аль-Ориди. Ближневосточный мирный процесс: Палестинское направление: автореферат дис. ... кандидата политических наук: 23.00.04. Москва, 2000, 22 с.

14) Олеандров В.Л. ООН и идеология мирового сообщества // Вестник МГИМО-Университета, 2012, № 3, с. 66-70.

15) Кортунов А.В. Неизбежность странного мира / РСМД, 15 июля 2016

16) Голованов Е.В. Проблема соотношения универсальной и региональных систем безопасности и реформа Совета Безопасности ООН / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук. Санкт-Петербург, 2013, 26 c.

17) Войтова Т.Н. Нормотворческие полномочия Совета Безопасности ООН. Автореферат диссертации доктора юридических наук. Москва, 2010, 235 с.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными