СПОРТ


Шахрияр Мамедъяров: «Выиграть старт, который посвящен памяти Вугара Гашимова, важно вдвойне»

Баку, 2 мая, АЗЕРТАДЖ

Победитель Мемориала Вугара Гашимова Шахрияр Мамедъяров дал интервью официальному сайту «Shamkir Chess 2017». Пресс-служба турнира, организованного «Synergy Group», представляет беседу с чемпионом.

- Поздравляем вас со второй победой подряд на турнире. Ожидали такого успешного выступления перед его началом?

- В этом году выиграть «Shamkir Chess» оказалось гораздо сложнее, так как состав участников нынешнего розыгрыша оказался гораздо сильнее. Если помните, в прошлом году большинство представляли азербайджанские гроссмейстеры. Сейчас же были приглашены зарубежные игроки с очень высоким рейтингом. К тому же приезд Уэсли Со серьезно обострил конкуренцию. Представитель США показывает невероятную игру, и до турнира в Шамкире побеждал на всех последних соревнованиях, в которых участвовал.

- То есть, для вас американец Уэсли Со был фаворитом?

- Я видел фаворитами Уэсли Со и Владимира Крамника. И любопытно, что над обоими одержал победу. В моей итоговой победе выигрыши у этих соперников сыграли определяющую роль. До «Shamkir Chess» мне удалось выиграть первый этап Гран-При ФИДЕ, так что надежды на успех были большими.

- Не обыграй вы в первом туре Со, результат соревнования мог бы быть и иным…

- Важна была каждая партия. Перед заключительными турами опережал ближайших конкурентов на очко. Обычно, на супертурнирах это считается серьезным преимуществом перед соперниками. Победа черными над Со и Крамником существенно укрепила мои позиции. Безусловно, если бы не победа в первом туре, все могло сложиться по иному.

- На фоне этих блестящих побед вы уступили в предпоследнем туре Радославу Войташеку. Сказалась усталость или поляк был хорошо подготовлен?

- Мы просматриваем множество дебютов и во время турниров их повторяем. Это помогает поддерживать уверенность в себе, понимаем, что сделав те или иные ходы можно обострить игру, или же укрепить оборону. В той партии ход королевой не приводил к поражению, во всяком случае, исходя из анализа. Не думал, что встреча сложится таким образом, но здесь есть и моя вина. Поражение от Войташека стало серьезным ударом для меня, нечасто можно видеть, как срабатывает «домашняя заготовка».

- Вы во второй раз побеждаете на «Shamkir Chess». Выступай здесь Магнус Карлсен, удалось бы добиться подобного результата?

- В шахматах предсказать что-то либо заранее невозможно. В некоторых турнирах, где играл Магнус, победу праздновал Уэсли Со. Присутствие норвежца – это дополнительный стимул для остальных участников. Признаюсь, что в те годы, когда в Шамкире выступал Карслен, игра у меня не складывалась. Играл очень плохо, но в последние два года ситуация заметно выправилась. Вполне возможно, что в будущем мы оба вновь сыграем в Шакмире. Как сложится – покажет время.

- В следующем году «Shamkir Chess» будет отмечать пятилетие. Хотели бы сыграть в год юбилея вместе с Магнусом Карлсеном?

- Участие Карлсена – это настоящий праздник. Очень сильный гроссмейстер, настоящий профессионал. Надеюсь, что вместе сыграем здесь. Насколько я знаю, норвежец хотел приехать на супертурнир, но несколько соревнований проводились в одни и те же сроки. В шахматах некоторые участники подписывают с организаторами турниров контракт за год-два до его начала. Поэтому ряд гроссмейстеров не смогли сюда приехать.

- Будете ли чувствовать себя на соревновании комфортно, если сыграет и Карлсен?

- Можно сказать, что все поражения от Магнуса я потерпел именно в Шамкире. Если не учитывать эти результаты, то статистика у нас равная. При этом, в Вейк-ан-Зее мне удалось хорошо отыграть против него черным цветом.

- Председатель Оргкомитета «Shamkir Chess 2017» Фарид Гусейнов в интервью, сделанном после пяти туров, сказал, что считает вас шамкирцем. Что скажете на этот счет?

- (Улыбается). Я действительно все больше считаю себя шамкирцем. Некоторые этого не знают, но все дело в том, что моя невеста, с которой я недавно обручился – из Шамкира. Поэтому и я считаю себя шамкирцем.

- Ваш отец Гамид бей прибыл в Шамкир к восьмому туру. И в тот же день вы уступили польскому гроссмейстеру Радославу Войташеку. Это случайность или в присутствии отца вы чувствуете какое-то беспокойство?

- Отец всегда меня поддерживает, ждет от меня только победы. По ходу турнира практически каждый участник терпел поражение. Но в итоге важно количество побед. Я трижды обыгрывал соперников по ходу турнира, а это большой результат. А к моей неудаче в восьмом туре отец не имеет никакого отношения. После избранного Войташеком дебюта любой шахматист на моем месте мог проиграть. Я просто не подготовился к партии должным образом, так что сам виноват.

- Гамид бей говорил о том, что всегда привозит для вас яблоки из своего сада. И вкус их совсем иной – он придает Шахрияру силу. Он и на сей раз привез вам яблоки?

- На этот раз нет, он отец все верно говорит. Яблоки из сада очень вкусны, а отец очень хорошо за ними ухаживает. Действительно, вкус у них совершенно иной. Я знаю об усилиях, которые он прикладывает, поэтому ем эти яблоки с особым удовольствием.

- После «Shamkir Chess 2017» вы достигли рейтинговой отметки в 2781. До сих пор у вас не было такого показателя. Не думаете покорить рубеж в 2800?

- Безусловно, этого хочет каждый гроссмейстер. Это очень важно и для меня – достичь еще большего рейтингового показателя.

- Кому посвящаете победу?

- В 2016 году я посвятил победу Вугару Гашимову. На сей хотел бы посвятить ее шамкирцам. Я чувствовал их поддержку на протяжении всех десяти дней турнира. Действительно, этот год складывается для меня замечательно. К тому же обручился с девушкой из Шамкира. Поэтому и победу посвящаю шамкирцам.

- На турнире памяти Вугара Гашимова его друг второй год подряд одерживает победу. И такой успех не случаен…

- Вугар всегда с нами. Прекрасный шахматист, его нельзя забыть. И его имя придает мне силу. С первых лет основания супертурнира нас объединяло имя Вугара. До сих пор я не побеждал на таком крупном турнире с подобным составом участников. А выиграть старт, который посвящен памяти Вугара Гашимова, важно вдвойне. Рейтинг соревнования равен 2765. Непросто достичь успеха на турнире XXI категории.

- После «Shamkir Chess-2017» вы примите участие в клубном чемпионате России, а затем на Гран-При ФИДЕ в Москве. Как оцениваете шансы попасть в турнир претендентов?

- Надеюсь, что все получится. Все зависит от выступления на Гран-При. Поэтому я должен сыграть максимально хорошо. С другой стороны, выступление на трех стартах подряд может создать некоторые трудности. Но верю, что все будет хорошо. А после Москвы сделаю перерыв в классических шахматах. Хочу немного отдохнуть, чтобы во второй половине года с новыми силами продолжить выступление.

- После победы в Шамкире от кого получили первый звонок с поздравлениями?

- Первым меня поздравил свекр.

- Ваш отец Гамид бей выглядел очень взволнованным. Было бы интересно узнать, что он вам сказал…

- Он всегда пытается скрывать свои чувства. Он очень обрадовался. В целом, когда я рядом, то он не хвалит мою игру. Но в мое отсутствие говорит о том, что Шахрияр хорошо играет. Раньше на все соревнования ездили вместе. В последнее время выезжаю на турниры один. Потому что когда я проигрываю, то отец переживает. Поэтому не хочу, чтобы отец находился рядом во время моих поражений. Я, как профессионал, принимаю любой результат. Отец же показывает, что не принимает мои неудачи всерьез. Но чувствую, что когда проигрываю, ему становится плохо. И на меня больше действует не поражение в партии, а его состояние. Поэтому не могу играть раскованно. Когда я бываю дома, то отец занимается садоводством и не думает о результате.

- Вы одержали три победы черными фигурами. Наверное, теперь мы можем называть вас «Mister Black»?

- (Смеется) Уверен, что после поражения от Войташека такого уже не скажешь.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными