ПОЛИТИКА


100 лет АЗЕРТАДЖ – специальный проект журнала «Баку»

Журнал «БАКУ», главным редактором которого является вице-президент Фонда Гейдара Алиева Лейла Алиева, посвятил специальный проект 100-летию АЗЕРТАДЖ. В проекте представлены очерк об истории создания и пути развития первого информационного агентства Азербайджана, интервью с председателем Правления АЗЕРТАДЖ Асланом Аслановым, беседа с фотокорреспондентом Ильгаром Джафаровым и многочисленные архивные фото различных лет. Напомним, что журнал издается в Москве на русском и английском языках на высоком полиграфическом уровне.

В преддверии 145-летия азербайджанской национальной печати представляем специальный проект журнала «БАКУ» (март-апрель), посвященный юбилею АЗЕРТАДЖ

Азербайджанскому государственному информационному агентству – АЗЕРТАДЖ – исполнилось 100 лет. За минувший век Азербайджанскую Демократическую Республику (АДР) сменила АзССР, а ее – независимая Азербайджанская Республика, и на всех поворотах истории АЗЕРТАДЖ вело летопись страны и продолжает делать это изо дня в день.

  Начало

3 марта 1919 года. Баку. Заседание правительства Азербайджанской Демократической Республики. Помощник секретаря Наджафов зафиксировал в журнале постановлений правительства Азербайджанской Республики: «Слушали – доклад председателя Совета министров Фатали Хана Хойского об организации Азербайджанского телеграфного агентства. Постановили – поручить министру народного образования Насиб-беку Усуббекову организовать Азербайджанское телеграфное агентство». Тогда поручение выполнено не было: в апреле того же года правительственный кабинет молодой республики поменял состав, и вопрос об организации телеграфного агентства повис в воздухе на целый год.

В феврале 1920-го вышло новое постановление, о чем сообщил главный печатный орган АДР газета «Азербайджан». В заметке «Азербайджанское телеграфное агентство» говорилось: «Советом министров одобрен доклад министра почты и телеграфа об организации Азербайджанского телеграфного агентства. Главному редактору определить оклад в 6 тыс. руб. и его помощнику в 4500 руб. в месяц…» Тогда информация передавалась по беспроводному телеграфу, и сигналы одновременно принимал и передавал лишь один из аппаратов Бакинской береговой радиостанции, причем не больше 70 тысяч слов в сутки.

Впервые сообщения, подписанные «Азербайджанское информационное агентство АзерТАГЪ» (Azərbaycan Teleqraf Acansı – AzərTAC), набранные еще кириллицей с буквой «ять», появились в газете «Азербайджан» 1 марта 1920 года в разделе «Телеграммы». «Берлинские газеты считают мир с Эстонией первой брешью в той колючей проволоке, которой Клемансо хотел окружить Советскую Россию»; «Советские телеграммы объясняют нерешительность Японии в Восточной Сибири желанием беречь силы на случай конфликта с Америкой»… Уже 2 марта агентство выпустило первые собственные новости, полученные из Шуши, Карягино (нынешний Физули) и Ханкенди. Такие, например: «Шуша, 1 марта. Настроение населения без различия национальности самое спокойное. Порядок в городе образцовый». 

Именно с тех пор днем рождения и официальным началом работы АЗЕРТАДЖ историки считают первый день весны. Телеграфное агентство Азербайджанской Демократической Республики просуществовало всего два месяца.

ТАСС уполномочен заявить

С приходом большевиков и появлением Центральной коллегии печати Азербайджана за распространение информации в республике стало отвечать Азербайджанское отделение Кавказского краевого отдела РОСТА (Российского телеграфного агентства) – АзКавРОСТА. В 1921 году отделение стало называться АзерТАГ, а с 1922-го по 1936-й оно вошло в состав объединения агентств трех закавказских республик (в составе Закавказской Федерации) – ЗакТАГ. Позже АЗЕРТАДЖ вновь стало независимым информационным органом.

С 1922 года Азербайджанское телеграфное агентство являлось филиалом ТАСС. Хотя в Баку были собственные корреспонденты, основную информацию о происходящих в мире событиях получали из Москвы, причем по телеграфу общего пользования – об этом пишет в воспоминаниях Губад Гасымов, возглавлявший агентство с 1921 по 1928 год. Гасымов не имел журналистского опыта и до назначения на пост директора АзерТАГ руководил комиссией по ликвидации безграмотности среди бойцов одного из воинских подразделений Красной армии в Азербайджане.

«Пришлось, что называется, с ходу осваивать совершенно новый и чрезвычайно ответственный участок работы, – рассказывает в мемуарах Гасымов. – Технические возможности распространения информации в ту пору были крайне ограниченными, и мы старались пользоваться всеми способами выхода к читательской массе, к населению. Существенную роль в распространении информации сыграла, к примеру, световая газета агентства, которая демонстрировалась на большом экране, сооруженном на развилке улиц Коммунистической и Джапаридзе (ныне Истиглалият и Азиза Алиева. – БАКУ). В дальнейшем такие световые газеты начали демонстрироваться и в рабочих районах Баку. Оказавшись доходчивой и популярной формой информации, световая газета привлекала большое количество читателей-зрителей».

В 1932 году в агентстве появились два телетайпа «Клейншмидт»: это позволило ускорить получение информации и передачу ее в газеты и на радио.

На войне как на войне

Буквально с первых дней Великой Отечественной войны телетайпная связь с Москвой прервалась, новости ТАСС вновь стали поступить по обычному телеграфу, а то и по радио. Работа азербайджанского филиала главного советского информагентства не прекращалась ни днем ни ночью, военные корреспонденты передавали последние известия прямо с передовой. Среди этих военкоров были такие выдающиеся азербайджанские поэты и писатели, как Расул Рза, Гылман Мусаев, Джамшид Амиров, Нусрет Багиров, Михаил Плескачевский. Многие из них, например народный поэт Расул Рза, в военкоры шли добровольно.

«В конце 1941 года в составе делегации представителей общественности нашей республики я попал в Новороссийск, где готовились войска для высадки десанта в Крым, – вспоминал Расул Рза. – В составе боевых соединений было много азербайджанцев. Члены нашей делегации, поэтический «цех», который представляли Самед Вургун и я, в течение нескольких дней по десятку раз выступали перед бойцами. Тогда у меня зародилась мысль попробовать свои силы в качестве военного корреспондента. В то время на Крымский фронт, где находились воинские соединения, состоявшие из азербайджанцев, отправлялась группа политработников. Был включен в ее состав и я. По договоренности с руководством АзТАГа мне выдали документы военного корреспондента. Назавтра вечером я прощался с любимым городом, погруженным в кромешную темень, – требования светомаскировки в Баку, главном топливном арсенале фронта, соблюдались неукоснительно. 

Город Керчь, напоминавший своим видом Баку, как-то сразу стал мне близким и родным. Немцы ежедневно по нескольку раз бомбили город. Редакция нашей газеты «Боевой натиск» была вынуждена перебраться в катакомбы. Часто приходилось выезжать на передовую, ночевать в землянках, в окопах, вместе с командирами и бойцами 396-й азербайджанской дивизии. Документ, подтверждающий, что я являюсь военным корреспондентом Азербайджанского телеграфного агентства, открыл мне доступ в Управление связи армии. По военному телеграфу я передавал корреспонденции в Баку. Чаще всего это были короткие информации о подвигах бойцов Крымского фронта. Иногда мне удавалось по тем же каналам связи передавать небольшие очерки о ратных подвигах моих земляков. Долгое время я не имел сведений из Баку, не знал, доходят ли мои корреспонденции до места назначения. Какова же была моя радость, когда через два месяца я получил из Баку объемистый сверток газет, где были опубликованы мои фронтовые материалы».

Новая жизнь

После войны экономика республики совершила резкий рывок. Уже к 1966 году объем промышленной продукции вырос в 4,3 раза, а сельскохозяйственной – в два раза по сравнению с 1940-м. Азербайджан стал одним из символов индустриального развития СССР. Не зря на индийской выставке в 1952 году главным украшением советского павильона была большая панорама Баку. А на Международной ярмарке в Дамаске в 1966-м Азербайджан представил продукцию 300 наименований, в том числе передвижные буровые установки, синтетический каучук, электродвигатели.

Послевоенные сводки АЗЕРТАДЖ в деталях рассказывали о восстановлении хозяйства республики: появление новых городов, строительство заводов, запуск Мингячевирской ГЭС – крупнейшей на Южном Кавказе… Но важнейшее событие, во многом определившее дальнейшее развитие республики и всего СССР, произошло совсем рядом с Баку: в море в нескольких десятках километров от столицы были обнаружены огромные залежи нефти. Началось освоение Нефтяных Камней – на тот момент крупнейшего морского нефтяного месторождения в мире как по мощности залежей, так и по объему добычи.

7 ноября 1949 года с глубины 1100 метров забил нефтяной фонтан, ежедневно давая стране 100 тонн «черного золота». В открытом море в 40-50 километрах от берега вырос уникальный город на сваях, оснащенный первоклассной по тем временам отечественной техникой всей необходимой для нефтяников инфраструктурой. В 1952 году впервые в мировой практике началось строительство эстакады, соединяющей искусственные острова, и к 1965 году в море было возведено около 160 километров эстакад. На Нефтяных Камнях были даже подвесные сады, где цвели розы и зрели мандарины. Этот город в открытом море и собственно нефтяные промыслы стали гордостью Азербайджана, его визитной карточкой. Разумеется, агентство АЗЕРТАДЖ уделяло максимум внимания освещению событий строительства. Кроме того, Нефтяные Камни стали обязательным пунктом в маршруте иностранных делегаций, посещавших республику.

Другой главной темой новостных сводок тех лет было сельское хозяйство, в первую очередь, конечно, хлопок. Гызгаит Гасанова, председатель колхоза имени Тельмана, отчитывалась в 1960-м: «Мы дали государству 550 тонн хлопка сверх плана. Доходы колхоза составили семь миллионов рублей - в два раза больше, чем в 1953 году». Несмотря на сложные климатические условия, в прошлом году мы вырастили неплохой урожай - по 22 центнера хлопка на гектар. - сообщал в 1967 году Кудрат Самедов, председатель колхоза имени Низами Сальянского района. - В прошлом в Мугани едва собирали 10-12 центнеров с гектара!".

 

Помимо хлопка Азербайджан славился на весь СССР овощами и фруктами. Впервые субтропические культуры были высажены в Азербайджане в 1932 году , когда на самом юге, в Астаринском районе появился лимонно-мандариновый совхоз имени Багирова. После войны цитрусовые деревья исчислялись уже сотнями тысяч. Все более популярным становился азербайджанский чай. На 1966 год общая площадь чайных плантаций достигла 6400 гектаров, а валовой сбор чайного листа - 8300 тонн: в десять раз больше, чем в 1950-м! 

Развивалось шелководство. В 1950 году директор Азербайджанской научно-исследовательской станции шелководства Рагим Гусейнов вывел высокошелконосную породу тутового шелкопряда, названную "Азербайджан", за которую получил Сталинскую премию. Шелкопряд " Азербайджан" давал на 60 % больше нити, чем прочие, и этот шелк отличался чистым белым цветом.

Все более популярными становились растущие курорты Азербайджана. В 1948 году из разведочной скважины на берегу моря рядом с Баку ударил мощный фонтан целебной горячей воды. На этом месте решили строить бальнеологическую лечебницу. Знаменитые "Нафталан", "Истису" и санатории Абшерона принимали гостей со всего Союза.

Только в 1966 году азербайджанские санатории, дома отдыха, пансионаты приняли около 100 тысяч человек. На каспийском побережье строились здравницы и для детей, организовывались пионерские лагери.

В научной жизни республики в те годы произошло важнейшее событие: на базе Азербайджанского филиала Академии наук СССР была основана Академия наук Азербайджана. Первыми академиками стали композитор Узеир Гаджибейли, поэт Самед Вургун, писатель Мирза Ибрагимов, химик Юсиф Мамедалиев, геологи Мирали Кашкай, Алиашраф Ализаде и Шамиль Азизбеков, ботаник Александр Гроссгейм, архитекторы Садых Дадашев и Микаил Усейнов, гидравлик Иосиф Есьман, хирург Мустафа Топяибашев, патологоанатом Иван Широкогоров, философ Гейдар Гусейнов. Возглавил академию врач и основатель современного медицинского образования в Азербайджане Мир Асадулла Мир-Гасымов.

К 1967 году в республике было 14 тысяч научных работников, из них 400 докторов наук. Среди многочисленных достижений азербайджанских ученых – основание в 1960-м первой в республике Шамахинской обсерватории, позже получившей имя средневекового математика и астронома Насреддина Туси.

1950-1960-е годы стали временем расцвета азербайджанского искусства. Именно тогда Кара Караев написал свои классические балеты «Семь красавиц» (1952), «Тропою грома» (1958), «Лейли и Меджнун» (1958). Другой выдающийся композитор Фикрет Амиров в 1952 году создал оперу «Севиль» по мотивам одноименной драмы Джафара Джаббарлы. К 1966 году в республике действовало девять профессиональных театров и 25 музеев. Весной 1967-го в Баку появился первый в мире Музей ковра. Возродился и азербайджанский джаз, и символами этого возрождения стали композиторы Вагиф Мустафазаде и Рафик Бабаев. В 1957 году Рашид Бейбутов создал при Бакинской филармонии ансамбль, соединивший джаз и азербайджанские народные инструменты. А в 1966-м он основал Театр песни, которым руководил до конца жизни.

Народные певцы -ашуги были желанными гостями на праздниках, фестивалях, в радио- и телеэфире. Ашуг Панах Панахов сложил песни «Родина», «Баку», «Голос мира».

В 1950-1970-е годы кардинально изменился Баку. Были построены здания, до сих пор являющиеся украшением города: Дом правительства (арх. Лев Руднев и Владимир Мунц), Дом ученых, Дом треста «Бузовнынефть» (арх.М.Усейнов, С.Дадашев), Театр азербайджанской драмы (арх.Г.Ализаде, М.Мадатов), Республиканская библиотека им. М.Ф.Ахундова (арх.М.Усейнов), Музей Ленина (сейчас - Музейный центр, арх.Г.Меджидов), кафе «Жемчужина» (арх.В.Шульгин и Р.Шарифов) и многие другие. Расцвела монументальная скульптура. Памятники поэтам Низами (скульптор Ф. Абдурахманов), Сабиру (скульптор Дж. Карьягды), Натаван (скульптор О.Эльдаров), Физули (скульпторы О.Эльдаров, Т.Мамедов), Самеду Вургуну (скульптор Ф.Абдурахманов), композитору Узеиру Гаджибейли (скульптор Т.Мамедов) украсили столицу. Морской фасад столицы -великолепный Приморский бульвар- увеличился в длину и ширину, и в 1960 году его соединил с Нагорным парком фуникулер. А в 1967-м году открылась первая линия метро.

В феврале 1956-го со слов «Показывает Баку!» началось вещание Азербайджанского телевидения. К 1957 году на вершине столичного холма была выстроена 180-метровая телевышка. С 1962-го республиканское телевидение уже вещало по семь часов каждый день. В апреле 1970 года посредством радиорелейной линии Рустави-Баку в Азербайджане впервые были приняты цветные телепередачи из Москвы. 

В 1969 году к руководству республикой пришел Гейдар Алиев. При новом лидере экономический подъем в Азербайджан стал еще более заметным. У АЗЕРТАДЖ появилось новое оборудование, современные телетайпы; в редакции на проспекте Кирова (ныне проспект Бюльбюля) сделали ремонт. Гейдар Алиевич неизменно высоко ценил профессию журналиста – уже позже он выразил свое отношение к ней максимально ярко: «В демократическом, правовом, светском, живущем по законам государстве журналистика – очень важная профессия, пресса – очень важная сфера. Это мое мнение, и оно никогда не изменится». Многие журналисты агентства, общавшиеся с общенациональным лидером, рассказывают, что тот всегда чутко относился к ним, давал по-настоящему полезные советы, и для многих, казалось бы, состоявшихся профессионалов беседы с ним становились своего рода мастер-классами. 

По сути, Гейдар Алиев еще в советскую эпоху сформулировал основные принципы, которым АЗЕРТАДЖ следует и сегодня: служение государственности, пропаганда азербайджанской идеологии, уважение к общечеловеческим ценностям.

Накануне независимости

Конец 1980-х – начало 1990-х стал периодом тяжелых испытаний для всего азербайджанского народа. Журналисты АЗЕРТАДЖ не прекращали работу, даже когда в дни кровавого января 1990 года замолчало республиканское телевидение из-за того, что был взорван энергоблок. О событиях в стране бакинцы узнавали из бюллетеней, которые корреспонденты агентства расклеивали по городу. Эти листовки готовили втайне от военной цензуры и с наступлением сумерек распространяли по столице, хотя прекрасно знали: уже утром солдаты сорвут бюллетени.

Труд журналистов не остался незамеченным. Так, фотография «Миллион плачущих сердец» с похорон жертв событий 20 января 1990 года благодаря усилиям работников агентства стала известна во всем мире.

18 декабря 1992 года, спустя полтора года после провозглашения государственной независимости республики, главное информационное агентство страны вернуло себе историческое название: Азербайджанское телеграфное агентство – АЗЕРТАДЖ.

Использованы материалы книги «От АЗЕРТАДЖ до АЗЕРТАДЖ», выпущенной к 90-летию агентства.

Вугар Амруллаев, консультант материала про информагентство АЗЕРТАДЖ

Вугар впервые пришел в информационное агентство АЗЕРТАДЖ студентом Университета бизнеса – но его карьера оказалась связана с фотографией. Он получил диплом Нью-Йоркского института фотографии, сертификат European Photographer Федерации европейских профессиональных фотографов; его снимки публиковали ИТАР-ТАСС, Associated Press, Reuters. Сегодня Вугар – главный редактор главной редакции фотоинформации АЗЕРТАДЖ и оказал нам огромную помощь в подготовке материала о столетии агентства.

«Иметь любимое дело – большое счастье: оно дает крылья, позволяет по-новому посмотреть на мир. Я и мечтать не мог, что когда-то любимое хобби- фотография – станет для меня и работой, и постоянным источником вдохновения, - говорит Вугар. – А другой мой источник вдохновения – любовь к родному Баку. В этом городе встречаются два мира – тайны Востока и западный модернизм».

Летопись века

О принципах, на которые опирается работа новостного агентства независимого Азербайджана, рассказывает Аслан Асланов, председатель правления АЗЕРТАДЖ, вице-президент Организации информационных агентств стран Азии и Тихого океана (OANA). В АЗЕРТАДЖ Аслан муаллим работает с 1992 года.

БАКУ: Аслан муаллим, вы в агентстве без малого 30 лет. Что здесь кардинально изменилось за годы вашей работы, а что осталось таким же, каким было в ваш первый день?

АСЛАН АСЛАНОВ: Работа агентства очень специфична. Я почувствовал это сразу после того, как перешел сюда из газеты. Вроде бы то и другое – медиаструктуры, но различается всё: язык и стиль материалов, форма подачи, задачи… Сейчас кардинально изменилась скорость подготовки и выпуска новостей. Это и понятно, учитывая проникновение в журналистику информационных технологий. Теперь нужно максимально оперативно выпускать информацию и одновременно быть максимально точным. Наши корреспонденты и пишут на смартфонах, и делают с их помощью видео и фото. Возможно, через год-два появятся более продвинутые информационные технологии, которые практически сразу окажутся на вооружении новостной индустрии. Меняется архитектура производства информации, но не традиции нашего агентства. Без базовых принципов – достоверность, честность, беспристрастность, ответственность – новостное агентство превратится в недостоверный источник информации. Этими принципами мы будем руководствоваться всегда.

БАКУ: Как вы оказались в АЗЕРТАДЖ?

А.А.: После окончания университета меня не особенно привлекала перспектива остаться работать в Баку. Я хотел вернуться в Джебраил, где родился и вырос, в меру своих сил помогать решению проблем родного края. Вообще, на выбор профессии журналиста меня вдохновила атмосфера родного края. Да и семья нуждалась в моей поддержке. Но меня распределили в один из крупных хлопководческих районов. В начале августа я прибыл на место. Встретили меня, молодого специалиста, совсем не плохо, но, как оказалось, в районе все, включая корреспондентов местной газеты, привлекались к сбору хлопка. Спустя десять дней мы вышли в поле. Днем собирали хлопок, а вечерами готовили материалы и выпускали газету. Было трудно, но очень интересно. В начале 1990-х я вернулся в Баку, начал работать в газете «Коммунист», а оттуда получил приглашение в АЗЕРТАДЖ.

БАКУ: Что вам дали первые годы работы в агентстве?

А.А.: Основная ее часть была связана с освещением деятельности Гейдара Алиева в годы его руководства независимым Азербайджаном. Как сейчас говорят, я был постоянным корреспондентом президентского пула. Что означает работать с таким гениальным человеком, как Гейдар Алиев, который возглавлял Комитет госбезопасности Азербайджана, руководил республикой еще в советское время, входил в состав Политбюро ЦК КПСС, являлся одним из лидеров такой сверхдержавы, как Советский Союз? Это очень большая школа. Никто лучше Гейдара Алиевича не осознавал веса и силы информации. Он понимал, как она важна для общества, как влияет на него.

Однажды Гейдар Алиев сказал мне, что АЗЕРТАДЖ нужно выйти на международные информационные платформы и стать членом OANA. Представьте, в то время даже в медийной сфере в республике мало кто знал о существовании этой международной организации, а Гейдар Алиевич не только знал, но и понимал необходимость и важность членства в ней. В 2004 году мы вступили в OANA, а спустя 12 лет возглавили ее.

БАКУ: Были особенно запомнившиеся встречи и события, ставшие для вас поворотными?

А.А.: Хорошо помню, как 10 июня 1993 года нас пригласили на собрание к руководителю АЗЕРТАДЖ; я на тот момент был корреспондентом, лишь недавно принятым на работу. Шло бурное обсуждение: стало известно, что Гейдар Алиев, на тот момент председатель Верховного совета Нахчыванской Автономной Республики, приехал в Баку и на следующий день проведет встречи в президиуме Академии наук. Было решено, что на встречи мы пойдем с фотокорреспондентом Октаем Мамедовым.

11 июня Гейдар Алиев вышел из машины перед зданием знаменитой Исмаилии. Честно говоря, от волнения я потерял дар речи. Судьба Азербайджана, наверное, решалась в эти дни. Гейдар Алиев провел встречи с послами США и Великобритании, затем с членами президиума академии. Они продолжались долго. После этого национальный лидер направился в посольство Турции, чтобы встретиться там с послом в Азербайджане Алтаном Караманоглу. Прибыв в посольство, Гейдар Алиев уделил нам, журналистам, короткое время в фойе. Неожиданно он спросил меня: «Ты из какой организации? Вижу, с утра с нами». Узнав, что я сотрудник АЗЕРТАДЖ, он сказал: «Могу взглянуть, что ты написал?» Я с волнением протянул свой блокнот. Заголовок первой информации звучал так: «Выдающийся государственный деятель Гейдар Алиев встретился с послами Америки и Великобритании». Прочитав, он улыбнулся: «Думаешь, твои руководители выпустят эту новость?» В этот момент посол вышел в фойе и пригласил Гейдара Алиева к себе.

С того дня по 2003 год мне поручали участвовать в большинстве встреч, приемов, заседаний, проводимых Гейдаром Алиевым в республике, а также сопровождать его от агентства во время зарубежных визитов. Я счастлив, что присутствовал почти на всех встречах этого великого человека с выдающимися государственными деятелями мира, иногда длившихся по два-три часа. Это незабываемо. За те десять лет я, можно сказать, окончил невероятно авторитетный университет – университет Гейдара Алиева.

БАКУ: Какими качествами необходимо обладать, чтобы работать в таком новостном агентстве, как АЗЕРТАДЖ?

А.А.: Мы как государственное агентство обязаны быть достоверными. Нашей информацией пользуются другие СМИ, нам доверяют и азербайджанские организации, и партнеры за рубежом. Для меня работа в госагентстве в первую очередь самоотверженность.

Расскажу один случай. С 19 по 22 декабря 1993 года Гейдар Алиев совершил первый визит во Францию в качестве президента. График был очень плотный, в день по несколько встреч. С каждой нужно было готовить информацию и отправлять в Баку на выпуск. Тогда не было сегодняшних технологических возможностей, писали от руки. Днем я присутствовал на встречах, а ночью готовил сообщения, чтобы ранним утром передать их в редакцию. После этого начиналась новая серия встреч. Я не замечал, как летит время. На третий день почувствовал недомогание, опухли ноги, но я не обратил на это внимания: визит продолжался. А когда мы сели в самолет, чтобы вернуться домой, потерял сознание.

Придя в себя, сначала не понял, что случилось. Оказалось, нашли врача, сделали мне какие-то уколы; наш фотограф Яшар Халилов, с которым мы жили в одной комнате, рассказал всем, что я три ночи не спал. В общем, вернулись в Баку. Вечером того же дня смотрю телевыпуск новостей и вдруг слышу, что мне присудили премию «Золотое перо» Союза журналистов Азербайджана за высокопрофессиональное освещение визита главы государства во Францию. Это было неожиданно и, не скрою, очень приятно. Я считаю это наглядным примером того, насколько в информагентстве требуется самоотверженность. У нас должны работать люди, которые знают, на что способна информация, понимают степень своей ответственности, готовы во имя дела отодвинуть личную жизнь на второй план. Думаю, что тут место тем, кто любит журналистику, может полностью посвятить себя этой тяжелой, но очень интересной работе.

БАКУ: Закончите фразу «АЗЕРТАДЖ сегодня – это…»

А.А.: Для меня, да и для всего нашего коллектива АЗЕРТАДЖ – родной дом. Если же посмотреть сквозь призму истории национальной печати, то АЗЕРТАДЖ – это летопись века. АЗЕРТАДЖ создавался в 1920 году как первое агентство первой демократической республики на Востоке. Во все времена оно делало свое дело – писало хронику жизни республики, и если бы можно было просмотреть все сообщения агентства за эти годы, выстроилась бы картина жизни страны за минувший век. За 100 лет агентство ни на минуту не прерывало свою работу.

Столетие бывает всего один раз, и это тот момент, когда нужно взглянуть на пройденный путь. С уверенностью могу сказать, что самый сильный импульс для развития АЗЕРТАДЖ получил после прихода к власти Гейдара Алиева. Президент Ильхам Алиев также заинтересован в том, чтобы в стране были сильные, профессиональные медиа. Когда в ноябре 2016 года в Баку состоялся V Всемирный конгресс новостных агентств, организованный АЗЕРТАДЖ при непосредственной поддержке Первого вице-президента, президента Фонда Гейдара Алиева Мехрибан Алиевой, в нашу столицу приехали руководители и представители свыше 100 мировых новостных агентств. Никогда в истории республики столько ведущих информагентств со всех континентов не посещало нашу страну.

Тогда председательство во Всемирном конгрессе новостных агентств на три года перешло к АЗЕРТАДЖ. Думаю, что это было одним из самых важных событий как в истории агентства, так и в истории печати страны. Ильхам Алиев выступил на мероприятии, принял руководителей крупнейших информагентств мира, и позднее в беседе со мной они выражали восторг от общения с Президентом.

Гейдар Алиев ставил перед нами задачу выйти на международные информационные площадки. Это было стратегически важно для страны: в начале 1990-х у Азербайджана почти не было информационного выхода за рубеж. И посмотрите сейчас – АЗЕРТАДЖ с правом голоса входит во Всемирный совет новостных агентств, состоящий всего из 13 членов. С 2016 по 2019 год АзерТАДЖ руководил Всемирным конгрессом новостных агентств и ОANA – это первый в мировой истории случай, когда одно агентство одновременно руководило двумя крупными информационными организациями мира. В обеих организациях по нашей инициативе были усовершенствованы уставы, выдвинут ряд предложений, усиливших их позиции. Приятно было, когда на встречах с министрами информации Ливана, Ирана и Саудовской Аравии, премьер-министрами Кувейта и Вьетнама, президентом Корейской Республики все они положительно отзывались о вкладе АЗЕРТАДЖ в развитие международных организаций.

Сейчас АЗЕРТАДЖ является членом восьми региональных и международных информационных организаций, в большинстве из которых представлен в исполнительных органах. Например, мы входим в состав исполнительного комитета Объединения информагентств Организации исламского сотрудничества, в котором 57 участников. У нас официальное партнерское соглашение с 48 агентствами: регулярно проводим информационный обмен с ними, публикуем свои новости на международных площадках.

Сегодня АЗЕРТАДЖ выпускает сообщения на восьми языках, видеоновости – на пяти, и это тоже впервые в регионе. У нас корпункты в 21 стране. Cчитаю, что мы встречаем юбилей с солидными достижениями.

Объективная история

У старшего фотокорреспондента АЗЕРТАДЖ, заслуженного работника культуры Азербайджана Ильгара Джафарова около 100 наград международных фотоконкурсов. В этом году он отметит сразу два юбилея собственное 60-летие и 30 лет работы в агентстве.

Ильгар Джафаров – признанный мастер и очень скромный человек. Говорит, что премии и награды, конечно, приятны, но отнюдь не дают право расслабляться. Любая съёмка для Джафарова, будь то спортивные соревнования, городской репортаж или военная хроника, это работа, требующая ответственности, сосредоточенности и, главное, честности.

Будущий фотокорреспондент родился и вырос в Гяндже, с детства увлекался фотографией, но окончил Азербайджанский сельскохозяйственный институт по специальности «инженер-механик». Проработав пять лет в проектном бюро, отправился в Москву и поступил на факультет фотожурналистики при фотоцентре Союза журналистов СССР. Джафарову не было 30, когда он стал фотокором агентства «Азеринформ», и спустя 30 лет он продолжает ежедневно снимать то, что происходит в стране.

БАКУ: Ильгар муаллим, вы пришли в АЗЕРТАДЖ в переходное для страны время – в 1990 году. Помните свое первое задание?

ИЛЬГАР ДЖАФАРОВ: Время было действительно напряженное – волнения и в республике, и за ее пределами. Тогда агентство еще было подразделением ТАСС, так что работы наших фотокоров печатались и в республиканской прессе, и на страницах газет и журналов союзного назначения. Мне было интересно все: и жанровая съемка, и съемки культурных и спортивных мероприятий. Первым заданием было снять футбольный матч чемпионата СССР на центральном стадионе имени Тофика Бахрамова. Играл «Нефтчи». Не скажу, что все сразу получилось. Спортивные съемки – особый жанр: надо быть сосредоточенным и почти равнодушным зрителем, но при этом всегда начеку, чтобы не упустить счастливое мгновение.

БАКУ: Задача фотокорреспондента понятная и ясная – зафиксировать момент истории, отразить событие в одном кадре. Значит ли это, что репортер не может быть художником?

И.Д: Чтобы интересно и профессионально зафиксировать момент истории, нужно не просто оказаться в нужное время в нужном месте

и точно знать, каким объективом это лучше снять. Очень важно понимать историю фотоискусства в целом. Иначе никак. В какой-то мере фотокорреспондент неизбежно художник, потому что он собирает в одном кадре краски жизни. Должны быть видение и опыт, чтобы моментально и верно оценить ситуацию. Вообще, хороший фотокорреспондент должен быть в курсе происходящего в мире, постоянно анализировать фото в мировой прессе, следить за тенденциями и, конечно, посещать фото- и художественные выставки. Только так возможно осознать свое место в профессии.

БАКУ: Когда вы снимали исторически важные моменты, понимали: «Я пишу историю»?

И.Д: Думаю, выражение «история пишется объективом» актуально всегда. Но важность фотографий в истории понимаешь только со временем, как вообще лишь по прошествии лет осознаешь насколько значимо было то или иное событие, участником которого оказался с фотоаппаратом в руках. Фотография всегда оставляет след в сердце автора, но высшую оценку публики и профессионалов получают те снимки, в которые вкладываешь душу, личное отношение. Фотожурналист показывает саму жизнь, реальную, не приукрашенную, но при этом обязательно высказывает свою точку зрения, свою позицию, отношение к происходящему.

БАКУ: Для фотокорреспондента национального информагентства открыты многие двери. Были случаи, когда снимать запрещали, а делать кадр было нужно?

И.Д: Февраль 1992 года, трагедия в Ходжалы. Я снимал на месте событий, а потом сел в поезд Агдам-Баку, в котором тяжелораненных везли в столичные больницы. Состав встречали кареты скорой помощи. Я решил снять, как людей транспортируют из поезда в скорые, но моментально подошли люди в штатском, отобрали удостоверение, запретили фотографировать. Я отошел в сторону, поднялся на ограждение и снял колонну карет скорой помощи, встречающую поезд из Агдама. Получился кадр, в котором видно все – и поезд, и вокзал, и машины скорой. Удостоверение мне потом вернули, а кадр, на котором нет ни одного человека, только машины, был опубликовали не только в наших, но и в зарубежных СМИ.

БАКУ: У вас есть знаменитая серия «Крик души, или Несостоявшееся детство», сделанная во время Карабахской войны. На одном фото девочка, которая кричит, заткнув уши. Не было ли у вас в момент съемки дилеммы: снять эмоции или успокоить ребенка?

И.Д: Та кричащая девочка – случайный кадр. Это окрестности Агдама, 1993 год, дни трагических событий, когда люди покидали свои дома. Я направил объектив на сидящего ребенка, и вдруг она, заткнув уши, закричала. Прибежала ее мать, объяснила: ребёнок так напуган обстрелами, что, увидев объектив, девочка решила, что это оружие. Я подошел, успокоил ее, поговорил…

Я считаю и всегда считал, что человек должен отвечать прежде всего перед своей совестью. Нет выбора между «сделать снимок» и «помочь человеку». Можно упустить кадр, но если человек нуждается в помощи, ты обязан помочь. 

БАКУ: Насколько вам удавалось оставаться спокойным при виде горя и страданий?

И.Д: Видя чужую боль, невозможно не переживать, оставаться спокойным и равнодушным. Неизбежно ставишь себя на место этих людей, переживаешь вместе с ними. Однажды я снимал семью, потерявшую на войне маленьких детей. Если бы до того дня кто-то мне сказал, что, стоя на месте, можно с головы до ног покрыться испариной, я бы не поверил. Но, увидев искалеченные тела, я моментально взмок, не мог снимать, не мог поднять камеру. Отошел в сторону, отвернулся… Потом снова подошел, потому что понимал: это надо снять, чтобы другие увидели.

БАКУ: Потом, наверное, «мирные» съемки казались простыми?

И.Д: Нет, простых съемок не бывает. Даже к «мирным» надо подходить со всей ответственностью и делать свое дело добросовестно. Любая съемка требует сосредоточенности и профессионального отношения.

БАКУ: За 30 лет, что вы работаете в АЗЕРТАДЖ, что сильнее всего изменилось, кроме техники?

И.Д: О технике все-таки нельзя не сказать. Я начал снимать в десять лет, когда отец подарил мне фотоаппарат «Смена-8». Фотокором ровно 15 лет проработал с пленкой и на сегодняшний день столько же работаю с цифровой фототехникой. С развитием цифровых технологий, конечно, многое изменилось. Упростились процесс получения конечного результата, скорость передачи материалов в редакцию с места события. Благодаря этому фотография стала более доступной для масс.

Не изменилась только моя любовь к фотографии, ежедневная работа над совершенствованием мастерства. Это та профессия, в которой всю жизнь учишься, работаешь и находишь что-то новое. И честно говоря, свой лучший кадр я еще не снял.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными