СПОРТ


Что случилось с Ардой Тураном?

Баку, 17 августа, АЗЕРТАДЖ

Начнем с того, что да, вопрос «что случилось» звучит слегка нелепо. Вот он Арда Туран, сидит на террасе роскошного отеля и кушает себе виноград, апельсины и свежие кусочки арбуза. Он в порядке. Не про него надо говорить, что что-то пошло не так.

Как сообщает АЗЕРТАДЖ со ссылкой на Газета.ру, да и к тому же, сам Туран вам не ответит. Пока он выбирает самый лакомый фрукт на тарелке, он с трудом подбирает слова, хоть он и знает, почему он ни разу не вышел на поле с первого декабря. Его аренда в «Истанбул Башакшехир», который недавно стал чемпионом Турции, сорвалась после того, как суд решил оштрафовать его за драку в стамбульском ночном клубе ещё в октябре 2018 года. Турана обвинили в «преднамеренном нанесении тяжкого вреда здоровью» одному из музыкантов, а также стрельбе из незаконно приобретённого огнестрельного оружия в больнице.

Туран не притворяется, что он не виноват. Он сам понимает, что «натворил много ошибок». Он признаёт, что заслужил наказания. Он «перетерпел то, что должен был перетерпеть».

Его возвращение в «Галатасарай», свершившееся буквально на днях, не было простым: здесь долгое время решали, стоит ли довериться проблемному «сыну» клуба. «Дело не в моей игре, а в том, как я жил раньше» – признаётся Туран.

Можно многое понять, но всё-таки как один из самых выдающихся спортсменов Турции последнего времени из игрока «Барселоны» превратился в отшельника, который в самый разгар футбольного сезона бесцельно бродил по улицам Стамбула, играл в баскетбол и смотрел гандбол по телевизору? И почему он пролетает мимо сборной Турции с 2017 года, или почему «Барса», выложившая за него 40 млн долларов в 2015 году, платила ему два с половиной года зарплату, чтобы выступал он за другую команду, а затем и вовсе ничего не делал?

Даже турки не знают, что о нём думать. Самый успешный футбольный экспорт в истории страны? Безусловно. Но кто он такой? «Существует очень тонкая грань между любовью и ненавистью» – подтверждает Туран.

Арда сразу же хочет начать со своих ранних воспоминаний, когда он выступал за «Галатасарай». Квалификация в Лигу чемпионов, игра дома, на старом стадионе «Али Сами Ен». Противник – чешская «Млада». Турану было всего 19, и он только пробивался в основу. «Я забил дважды, – не без удовольствия он вспоминает. – И сделал две результативные передачи. Говорили, что я слишком молод, и что успех меня испортит и сделает заносчивым».

У него много таких историй. «Я и дальше выходил в команде, а они говорили, что надолго я не продержусь. Когда мне был 21 год, меня сделали капитаном – тогда говорили, что я был слишком молод. Когда я перешёл в «Атлетико», они говорили, что это мой предел – клуб-середняк. Когда я там играл, говорили, что я ничего не выиграю – а я выиграл 10 трофеев. И каждый раз слышал: «это последнее, чего он добьётся».

Пока мы слушаем эту череду обвинений, нам сложно понять, кто это – «они». Становится понятно, что именно скептики, а не фанаты, врезались в его память больше всего. А ведь мы говорим о человеке, на фоне чьих достижений меркнут даже подвиги великого Хакана Шукюра, которого в Турции вспоминают только с обожанием. Туран понимает, что он достиг того, что не по силам большинству его соотечественников.

В Турции мало звёзд. По его словам, тут нет легенд в каждом виде спорта. Тут мало спортсменов мировой величины, автогонщиков или теннисистов. «Почему у нас нет своего Рафаэля Надаля? Почему, когда наступает финал Уимблдона, я должен болеть за кого-то чужого?»

Спортивные звёзды Турции – люди немногочисленные, и мало кто мог сравниться с Тураном. По нему стали мерять всех остальных. «Любой турок, который добивается чего-то в Европе, уже через три матча автоматически становится «Лучше Арды». Но здесь Туран не просто футболист – он знаменитость.

В Турции о нём не забывают ни на секунду. В СМИ с одержимостью высчитывают стоимость каждой новой его рубашки, часов или солнечных очков. Внимание к нему настолько велико, что он чувствует себя скорее участником реалити-шоу, чем просто видным футболистом. «Я знаю, что меня любят, – признаётся он. – На улице мне всё говорят проснуться, вернуться в форму. Пока мне не исполнилось 24, я был хорош, я был Ардой, вундеркиндом. Но затем я добился успеха – и всё изменилось. Теперь все рады только тогда, когда у меня кризис».

Арда Туран всегда любил полёты в Мадрид. Возвращаясь с поздней еврокубковой игры, или просто с отпуска, он всегда находил что-то умиротворяющее в виде ночной столицы. «Когда подлетаешь к Мадриду, не видно никаких огней».

В этой темноте полузащитник находит «свободу». Для него понятие свободы отличается от того, как его воспринимаем мы. «Я могу ходить в рестораны без лишних разъяснений. Я не должен никому объяснять, что моя спутница мне не девушка, а просто друг. Никто меня не знал. Здесь я мне дают быть самим собой. В Испании я был тем, кем хотел быть».

Его симпатия к Испании понятна, ведь здесь он провёл лучшие годы своей карьеры. Чемпионство с «Атлетико», Кубок Испании и Лига Европы – отличное начало карьеры, которую он продолжил в «Барселоне» Луиса Энрике. Здесь всем заправлял Лионель Месси, и Туран был только рад второстепенной роли. Он сдружился со многими бразильцами – для него Неймар и Даниэль Алвес – «братья», а Андрес Иньеста – «самый уникальный человек в моей жизни, навсегда оставшийся в моём сердце».

В 2017 году Энрике сменил Эрнесто Вальверде, которому Туран был не по душе. «Он не дал мне ни минуты на то, чтобы показать, что я умею, – сетует турок. – Я спросил, почему мне не давали играть, он ответил, как политик». Сейчас мы понимаем, что в тот момент яркая карьера полузащитника стала сходить на нет.

Ему никогда не говорили, почему «Барселона» больше не была заинтересована в его услугах. Он просто не попадал на игры. В январе 2018 года он отправился в аренду в «Башакшехир» – каталонцы хотели, чтобы здесь он оставался на протяжении оставшихся двух с половиной лет. «Главное – чувствовать, что тебя ценят. Я не хотел оставаться в организации, которая не придавала мне никакой значимости».

Первый сезон в Турции завершился крахом – Туран получил запрет на участие в 16 матчах (крупнейший такой запрет в истории лиги) за толчок помощника рефери. Когда произошла драка в ночном клубе, он всё ещё отбывал наказание.

«Башакшехир» защищал своего игрока, но через несколько месяцев после приговора (футболист не попадёт в тюрьму, если на протяжении пяти лет не будет нарушать закон) его отправили обратно в Испанию. Оставалось шесть месяцев контракта. «Блауграна» побеседовала с агентом игрока, но никто не был заинтересован. Каталонцы же категорично не хотели видеть его в своём составе. «Каждой истории приходит конец» – меланхолично замечает изгнанник.

Очевидно, что возврат на родину был единственным правильным решением. Он всё ещё считает себя лучшим в Турции, и сейчас он вновь игрок «Галатасарая». Хэппи-энд? Вроде бы. Но мы не могли не задать ему один последний вопрос. Вот уже час, как он обсуждает своё отношение к футболу. По его словам, он уже добился большего, на что он мог надеяться. У него очевидно сложные отношения со спортом. Почему бы ему не продолжить делать то, что он делает сейчас: сидеть под безоблачным небом и наслаждаться покоем. Зачем эти нервы?

«Я всё ещё люблю его, – наконец сказал Туран после минутного размышления. – И так будет всегда. Есть в футболе что-то волшебное. Я буду играть до тех пор, пока физически могу это делать. Всё, что было в моей жизни – и хорошее, и плохое, – было в ней благодаря магии футбола. Если я играю, я счастлив. Если не играю – я не счастлив. И я буду играть. И раз я здесь, люди тоже будут получать удовольствие».

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными