МИР


Что ждет неонацистов?

Берлин, 4 июля, АЗЕРТАДЖ

В Германии подходит к концу громкий судебный процесс по делу неонацистов NSU, на счету которых, как считает следствие, целая серия громких преступлений и десятки жертв. АЗЕРТАДЖ напоминает, что первое из череды убийств в Германии, которые в СМИ опрометчиво и легкомысленно называли «кебабными», произошло 11 сентября 2000 года. Последнее — 6 апреля 2006. Жертвами убийц стали 8 мужчин турецкого происхождения и один грек. Все были убиты из одного и того же оружия.

Поначалу расследование шло медленно. Не было никаких следов. Убийц искали среди торговцев наркотиками, подозревали даже членов семей жертв. Никто не хотел брать на себя ответственность. Действия неонацистов, мотивом которых мог быть расизм, изначально исключили из числа возможных версий.

26 апреля 2007 года в Хайльбронне была застрелена служащая полиции Мишель Кизеветтер. Тогда никто не связывал ее убийство с совершенными ранее преступлениями. Но спустя 4,5 года ситуация прояснилась. После неудачной попытки ограбления банка в Айзернахе 4 ноября 2011 года в сгоревшем доме на колесах были найдены тела предполагаемых преступников: Уве Бёнхардта и Уве Мундлоcа. Вероятно, таким образом они решили покончить с собой, чтобы избежать ареста и уголовного преследования.

То, что оба они являлись членами правоэкстремистской террористической группы «Национал-социалистическое подполье» (NSU) и, по данным следствия, стояли за серией совершенных убийств, стало известно несколько позже из видео, один экземпляр которого получили в свое распоряжение немецкие СМИ.

Второй экземпляр этого же видео полицейские обнаружили среди руин жилого дома в Цвиккау, где 4 ноября произошел взрыв. Его организатором предположительно стала Беате Цшепе, которая как Мундлос и Бёнхардт, с 1998 года входила в террористическую организацию неонацистов.

Вскоре после гибели своих подельников Беате Цшепе опустила в почтовый ящик видеокассеты с уликами, отправив ее в адрес СМИ, и после многих дней бегства 8 ноября сдалась полиции. В тот момент Германия пережила настоящий шок. Как могло случиться, что неонацисты так долго могли безнаказанно оставлять свои кровавые следы по всей стране? Как считает следствие, на счету террористов — кроме 10 убийств — 2 теракта в Кёльне с применением взрывчатых веществ, в результате которых пострадало более 20 человек, и 15 разбойных нападений.

6 мая 2013 года в Высшем земельном суде Мюнхена начался процесс по делу NSU. Перед судом по обвинению в совершении всех этих преступлений предстала сама Беате Цшепе и еще 4 подозреваемых в оказании помощи террористам. Наконец спустя 5 лет после начала слушания дела суд дошел до вынесения приговора. Федеральная прокуратура Германии убеждена в том, что Цшепе виновна в совершении преступлений, и требует для нее пожизненного заключения. Для четырех остальных обвиняемых — наказания от 3 до 12 лет лишения свободы.

Если суд под председательством Манфреда Гётцла приговорит Цшепе к пожизненному заключению, ее досрочное освобождение исключено — это самое суровое наказание, которому может быть подвергнут в Германии человек, совершивший преступление. Несмотря на это, родственники жертв считают, что расследование преступлений террористической организации NSU провалилось. Они ссылаются на обещания канцлера ФРГ Ангелы Меркель, которая 23 февраля 2012 года на церемонии в память о жертвах подчеркнула, что будет сделано все возможное для того, чтобы расследовать эти убийства, найти виновных и привлечь их к ответственности.

Но многие вопросы по-прежнему остаются без ответа, говорит берлинский адвокат Антониа фон дер Беренс, которая на процессе по делу NSU представляет интересы семьи убитого в 2006 году в Дортмунде Мехмета Кубасика. Его сын никогда не узнает, почему именно его отец стал жертвой NSU.

Даже Цшепе своими показаниями не смогла положить конец этой мучительной для родственников жертв неопределенности, поскольку подсудимая, как она утверждает, узнала об убийствах уже после того, как они произошли. Впрочем, адвокат фон дер Беренс в это не верит.

Адвокат убеждена в том, что у NSU было гораздо больше помощников, кроме тех, кто предстал перед судом в Мюнхене. И они находились именно там, где были совершены преступления. «Это был очень важный пункт, который необходимо было расследовать», — указывает фон дер Беренс. Она уверена, что этим вопросом должно было заниматься Федеральное ведомство по охране конституции, чьи сотрудники много лет назад были внедрены в террористическое подполье. Но на суде они, выполняя приказ спецслужбы, не могут давать показания в качестве свидетелей, предоставляя информацию лишь в ограниченном объеме.

Такие же правила действуют для людей, по чьему приказу они выполняли задание, и для сотрудников ведомства по охране конституции. Поэтому в своей речи в суде в декабре 2017 года адвокат заявила о том, что «сотрудники ведомства по охране конституции тормозили и систематически блокировали расследование 10 убийств, 43 попыток убийств и 15 разбойных нападений».

Вугар Сеидов

собкор АЗЕРТАДЖ

Берлин

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными