ЭКОНОМИКА


Дефициты-близнецы в Армении

Баку, 4 ноября, АЗЕРТАДЖ

Снижение частных и государственных доходов в свете замедления экономического роста в Армении способствует возникновению дисбалансов в фискальном и внешнем секторах. Ожидается, что дефициты-близнецы – бюджетный дефицит и дефицит счета текущих операций, превалирующие в экономике Армении, сохранятся в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Как сообщает АЗЕРТАДЖ, об этом говорится в комментарии от Центра анализа экономических реформ и коммуникации.

Баланс государственного бюджета. Резкий экономический спад во втором квартале этого года (13,7%), пандемия и эскалация нагорно-карабахского конфликта негативно повлияли на фискальный баланс страны и поставили общий государственный долг на высокую траекторию.

Наблюдается существенное отклонение доходов бюджета от запланированных показателей. В основном это произошло из-за более низких таможенных пошлин и налогов на прибыль в январе-августе 2020 года, которые сократились на 6 процентов по сравнению с прошлым годом. Пересмотренные официальные прогнозы показывают сокращение ВВП и налоговых поступлений на 6,8 процента, в то время как расходы на оборону и здравоохранение растут.

В Армении исключительно высокий уровень инфицирования на душу населения, поэтому пандемия сильно влияет на финансовый баланс страны. Наряду со странами региона, в 2020 году бюджетный пакет был реализован на уровне около 4 процентов ВВП. Хоть и по прогнозам до начала пандемии COVID-19 затраты на здравоохранения на 2020 год должны были составить 10 процентов от всех государственных расходов, ожидается, что они будут выше.

Между тем в бюджете на 2020 год увеличены военные расходы. По данным Центрального разведывательного управления США, страна ежегодно тратит около 5 процентов своего ВВП на вооружение (10% по данным Global Fire Power). В условиях нынешней военной ситуации в Армении эти расходы с небольшим фискальным мультипликативным эффектом могут возрасти и еще больше сузить фискальное пространство для инфраструктурных инвестиций и социальных расходов в Армении.

Несмотря на пенсионные реформы, пенсионная система остается неэффективной и создает дополнительную нагрузку на дефицит бюджета. Низкая производительность, старение населения и высокий уровень эмиграции усугубляют эту проблему. По данным ООН, ожидается, что в 2020 и 2050 годах коэффициент зависимости пожилых людей в Армении составит около 17,5 процента и 34,3 процента соответственно. Коэффициент пенсионной зависимости составляет около 60 процентов и продолжает расти. По оценкам ЕС, финансовая устойчивость пенсионных систем в период с 2020 по 2050 год ухудшится в среднем на 4,6 процента ВВП. Эмиграция молодежи из Армении углубляет эту проблему. Средний уровень чистой миграции за 1990-2015 гг. составил -11,8.

Рост государственного долга Армении в январе-августе увеличился на 8,8 процента, превысив 7,97 миллиарда долларов США. К сентябрю 2020 года внутренний долг подскочил на 24,3 процента и достиг 1,9 миллиарда долларов США. Fitch считает, что существует значительная неопределенность в отношении потенциала реализации программы бюджетной консолидации, так как потребуются дополнительные бюджетные меры для поддержки слабеющего ВВП. Продолжающаяся война и ухудшение ситуации с пандемией чреваты риском падения фискальных прогнозов Армении.

Чтобы восполнить нереализованные доходы и более чем удвоившийся в июле дефицит бюджета, правительство пересмотрело дефицит бюджета. Согласно официальным прогнозам, ожидается, что к концу 2020 года дефицит бюджета Армении может достичь 7,4 процента ВВП и будет покрываться за счет привлечения долга и тем самым увеличивая соотношение долга к ВВП до 67% в 2020 году. Fitch прогнозирует, что государственный долг останется повышенным в среднесрочной перспективе.

Баланс текущих операций. Внешние факторы уязвимости Армении, включая чистый внешний долг, большой структурный дефицит счета текущих операций, слабый приток прямых иностранных инвестиций и высокую зависимость от денежных переводов превалировали в 2020 году. Торговля находится в сомнительном положение, а привлекательность страны для иностранных инвестиций снижается из-за проблем трансграничной интеграции и транспортировки, ограничения доступа к рынкам, неразвитой инфраструктура и коррупции, несмотря на меры, принятые для борьбы с ней. Помимо этого, границы с соседними странами либо закрыты по политическим причинам, либо предлагают ограниченные возможности. Также обострилась война с Азербайджаном в Нагорном Карабахе. В октябре 2020 года Fitch Ratings понизило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента (РДЭ) Армении в иностранной валюте с «BB-» до «B +». Ожидается, что увеличатся расходы страны на обслуживание долга.

Отношение дефицита счета текущих операций к ВВП Армении составляет 8,2 процента. Этот дефицит существует с 1991 года и носит хронический характер.

Источник: МВФ

По официальным данным, в январе-августе 2020 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года внешнеторговый оборот, импорт и экспорт снизились на 10,2 процента, 12,4 процента и 6 процентов соответственно. В Армении экспорт имеет низкую степень диверсификации как по товарам, так и по назначению. Промышленные товары и сырьевые товары с низкой добавленной стоимостью, доминирующие в экспортной корзине, ограничивают внешнюю конкурентоспособность. Металлы и драгоценные камни составляют около половины экспорта. Экспорт продукции горнодобывающей промышленности является одним из основных источников привлечения иностранной валюты и подвергает экономику волатильности цен на мировых товарных рынках, возникающей из-за пандемии. Сельскохозяйственная продукция составляет около 30 процентов от общего экспорта, и на нее влияют нехватка рабочей силы, усиленная эмиграцией и продолжающейся милитаризацией. Увеличивается зависимость от импорта продуктов питания и других жизненно важных потребительских товаров. Снижение двустороннего обменного курса национальной валюты Армении - драма на 5 процентов в марте 2020 года не способствовало увеличению экспорта, но повлияло на цены импортируемых товаров, что также можно объяснить «парадигмой доминирующей валюты». Зависимость страны от импорта ископаемых видов топлива оказывает дополнительное давление на счет текущих операций.

В 2020 году импорт сократился вдвое больше, чем экспорт. Денежные переводы, соотношение которых к ВВП составляет 11 процентов, являются важным и наиболее стабильным фактором роста ВВП в Армении, так как поддерживают частное потребление. В связи с внешними шоками, возникшими в результате пандемии коронавируса, в первой половине 2020 года денежные переводы упали на 9 процентов по сравнению с тем же периодом прошлого года. Россия является основным источником денежных переводов и одним из главных торговых партнеров страны (на ее долю приходится 30 процентов экспорта и 25 процентов импорта Армении). На приток иностранной валюты из России сильно влияет динамика цен на нефть, что подвергает Армению, не являющейся экспортером нефти, голландской болезни.

Ожидается, что дефицит счета текущих операций будет и дальше ухудшаться, учитывая падение спроса на экспорт, коллапса туризма и более слабых денежных переводов. В октябре МВФ прогнозирует, что в Армении дефицит счета текущих операций по отношению к ВВП ухудшится до -8,8 процента ВВП и до -7,3 процента в 2021 году. Fitch прогнозирует умеренное увеличение дефицита счета текущих операций в 2021-2022 годах под влиянием внутреннего спроса. По данным Fitch, «менее одной трети дефицита покрывается за счет незаимствованных средств, что и создает приток капитала».

В условиях экономической и политической нестабильности не представляется возможным финансировать дефицит счета текущих операций из-за привлечения новых иностранных инвестиций. Объем прямых иностранных инвестиций в Армении один из самых низких в регионе, и в последние годы иностранные инвестиции были сконцентрированы в горнодобывающем и энергетическом секторах. В горнодобывающем секторе доминирует небольшое количество крупных предприятий, что делает его уязвимым для внешних шоков. Государственные расследования в этой области снижают доверие инвесторов. Проблемы окружающей среды ограничивают деятельность таких горнодобывающих компаний, как Lydian International, работающая на руднике Амулсар. Из-за территориальных претензий к Азербайджану страна изолирована от таких крупных региональных транспортных проектов, как Баку-Тбилиси-Джейхан и Баку-Тбилиси-Карс.

Прогнозы по финансовому счету Армении также учитывают изъятие вкладов нерезидентов. Таким образом, давление на национальную валюту растет. Инфляция, вызванная ожидаемой девальвацией, приведет к увеличению уровня бедности в Армении. Кроме того, сильно долларизованные балансы подвергают банки потенциальным кредитным рискам, связанным с иностранной валютой, и рискам ликвидности.

Несмотря на приверженность режиму плавающего обменного курса, Центральный банк Армении проводил интервенции на рынке иностранной валюты, чтобы предотвратить дальнейшую девальвацию драма более чем на 5 процентов, отмеченных в марте и апреле 2020 года. Ограниченные международные резервы сдерживают интервенции Центрального банка на валютном рынке. Международные резервы на конец августа составляют около 2,7 миллиарда долларов США. Fitch прогнозирует, что до 2022 года валютные резервы останутся на уровне около 4 месяцев текущих внешних платежей, что очень близко к пределу достаточности. Лишь небольшой процент резервов являются ликвидными активами.

По официальным данным Армении, в январе-августе 2020 года внешний долг вырос на 4,7 процента и к сентябрю 2020 года достиг 6,1 миллиарда долларов США. Источники заимствований не диверсифицированы, что еще больше увеличивает риски в случае репатриации. Основная доля в общей сумме принадлежит инвесторам из нескольких международных организаций и стран. У Армении есть бюджетная поддержка МВФ на 2020 год, которая почти полностью израсходована, грантовое финансирование ЕС и финансирование проектов от МФИ. Fitch прогнозировало, что чистый внешний долг Армении вырастет до 57,6 процента ВВП на конец 2022 г. с 47,3 процента на конец 2019 г., что значительно выше медианного значения для группы аналогичных стран с этим показателем равным 29,9 процента от ВВП». К 31 августа 2020 года более 76 процентов государственного долга Армении было в иностранной валюте, которая уязвима к волатильности обменного курса.

Таким образом, сочетание приостановленной экспортной отрасли, сокращения денежных переводов из-за границы, продолжающихся военных операций, кризиса в области здравоохранения и неустойчивой пенсионной системы способствует возникновению внешних и финансовых дисбалансов и увеличению двойного дефицита. В свою очередь, это может привести к волатильности обменного курса, падению международных резервов, повышения стоимости для привлечения новых кредитов и увеличению внешнего долга и процентной нагрузки.

 

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными