ПОЛИТИКА


Генерал Владислав Сафонов: Если бы в период зарождения карабахского конфликта Гейдар Алиев был у власти, он решил бы все быстро и фундаментально

Баку, 30 апреля, Лачин Султанова, АЗЕРТАДЖ

Трудно, а порой даже страшно себе представить, что бы было с нашей страной, если бы в июне 1993 года азербайджанский народ, уставший от царящего в стране хаоса, произвола и анархии, не потребовал возвращения к политической власти великого сына азербайджанского народа Гейдара Алиева. Военные неудачи азербайджанской армии привели молодое независимое государство в состояние глубокого кризиса. Страна находилась в сложном экономическом положении. Во многих городах и районах орудовали незаконные вооруженные формирования, заявлявшие о своем неподчинении Баку.

В этих условиях консолидирующей фигурой, способной навести порядок, мог стать только Гейдар Алиев, который с 1969 по 1982 годы успешно руководил Азербайджаном. Приняв страну в катастрофическом состоянии, на грани полномасштабной гражданской войны, он вывел ее на путь устойчивого развития. Ему удалось за короткий промежуток времени добиться гражданского перемирия, стабилизировать положение в зоне карабахского конфликта, навести порядок, установить верховенство закона. Проводимая экономическая политика, разработка новой нефтяной стратегии позволили укрепить финансовую систему и вывести республику из экономического кризиса, укрепить позиции Азербайджана на международной арене.

Одним из приоритетных вопросов для Гейдара Алиева являлось строительство армии. Основу строительства азербайджанской армии заложил общенациональный лидер. Сегодня можно с уверенностью сказать, что азербайджанская армия входит в число сильных армий мира. Это подтверждают и все международные рейтинги. Она находится в числе сильных армий с точки зрения как материально-технического обеспечения, оснащения, боеспособности, так и патриотического духа. Это показали апрельские бои 2016 года, когда героические азербайджанские солдаты и офицеры освободили от оккупантов часть захваченных земель Агдеринского, Физулинского и Джебраильского районов, водрузили азербайджанский флаг на стратегически важной высоте Лелетепе. Успехи армии вдохновили молодежь страны, которая заявила о своей готовности участвовать в восстановлении территориальной целостности страны. Сегодняшняя азербайджанская армия не позволит никому бросить тень на ее успехи.

А в начале нагорно-карабахского конфликта у Азербайджана, находившегося в составе бывшего СССР, не было ни регулярной обученной армии, ни министерства обороны. О том, что происходило в Нагорном Карабахе в те годы своими мыслями и воспоминаниями с корреспондентом АЗЕРТАДЖ делятся побывавший на днях в Баку первый комендант района особого положения НКАО в 1988-1990 годах генерал-майор Владислав Сафонов и бывший заместитель министра внутренних дел Азербайджана по оперативной работе милиции (1981-1989), руководитель подразделений милиции по борьбе с сепаратистами в Карабахе, генерал-майор Кямиль Мамедов.

«Если бы тогда народ Азербайджана настоял на том, чтобы Гейдар Алиев пришел к власти, сегодня у вас не было бы карабахской проблемы…». Так считает генерал-майор Владислав Сафонов, который известен своей бескомпромиссностью и неподкупностью. И именно за эти качества и желание, следуя Конституции СССР, сохранить территориальную целостность Азербайджана генерала Сафонова ненавидели карабахские сепаратисты, неоднократно готовившие на него покушение.

«Если бы тогда у власти был бы Гейдар Алиев, армяне этот вопрос не подняли бы. Я уверен в этом на сто процентов. А еще я уверен, что если бы он был у власти, и каким-то образом этот вопрос был бы все-таки поднят, он решил бы его быстро и фундаментально. Мы не допустили бы такого разгула, разброда и провокаций. Действовали бы решительно. Потому что действовать нужно было согласно Конституции страны, которая гласила о территориальной неделимости – это было однозначным и главенствующим. И никаких сомнений Гейдар Алиевич не позволил бы. Дал бы возможность мне, как коменданту, другим спецслужбам работать в интересах народа, избежать кровопролития и противоправных действий. Не надо было ждать разрастания карабахской проблемы, ее можно было решить на корню. Для этого нужны были мужество, сила и ум руководителя. А у тогдашнего азербайджанского руководства всего этого не было», - говорит генерал Сафонов.

Бывший комендант, вспоминая тогдашних руководителей Азербайджана, говорит, что некоторые из них даже не съездили в Карабах, а сидя в Баку, давали только распоряжения и указания. Поехать и на месте решить вопросы они не осмелились. «Единственное светлое воспоминание у меня сохранилось о Викторе Петровиче Поляничко, который был назначен председателем Комитета особого управления. Он жесткой рукой пытался навести порядок, но было уже поздно. И особой поддержки из центра, хотя и был вторым секретарем ЦК, он не получил. Уже было сложно что-то перестроить и что-то сделать. Я считал самым главным и святым долгом выполнение Конституции. И это было в интересах не только Азербайджана, но и Советского Союза», - говорит бывший комендант, который считает, что Карабах послужил испытательным полигоном для развала Советского Союза.

– Если бы была проявлена твердость и, я бы даже сказал, принципиальность со стороны прежде всего Михаила Горбачева, этого не было бы допущено. В мою группировку в разное время входило от 5 тысяч до 20 тысяч личного состава. Были сводные батальоны всех высших школ милиции Советского Союза, другие силы – очень солидная группировка была, что позволило бы нам, во-первых, не допустить гражданской войны, во-вторых, кровопролития и столкновений. Карабах снабжался из Армении, там и готовили боевиков. Всего этого можно было не допустить.

Владислав Николаевич до сих пор не может поверить в падение Шуши: «Как можно было сдать Шушу? Шуша - это крепость! Когда я уже будучи дома, в Волгограде, услышал, что сдали Шушу, у меня слезы на глаза навернулись. Туда достаточно было направить одну роту, чтобы никто не смог пройти по той единственной дороге. Это было самое настоящее предательство. Кто это допустил? Надо разбираться. Или взять Ходжалы. Ведь надо было позаботиться о людях, переселенных туда, создать гарнизоны по защите. Но тогдашнее руководство ничего не сделало, и случилось то, что случилось…».

Территориальные претензии к Азербайджану армяне пытались предъявить не один раз. В одном из своих выступлений в Милли Меджлисе великий лидер Гейдар Алиев отметил, что в 1950-60-х годах армяне пытались поднять этот вопрос. В 1977 году, когда готовилась новая Конституция СССР, поступали предложения о присоединении Нагорного Карабаха к Армении. Даже была предпринята попытка рассмотреть этот вопрос на заседании комиссии, которую возглавлял генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. Однако Гейдару Алиеву удалось пресечь такие поползновения. И стоило это ему больших усилий.

Боевой товарищ Владислава Сафонова, бывший заместитель министра внутренних дел Азербайджана, генерал Кямиль Мамедов и на сегодняшней встрече, и в интервью, которое он давал мне пять лет назад к 90-летию Великого лидера, неоднократно высказывал сожаление в связи с тем, что Гейдар Алиев не был у власти в период зарождения нагорно-карабахского конфликта. «Если бы тогда у власти был Гейдар Алиев, карабахского конфликта не было бы вообще»,- считает генерал.

Вот как вспоминает те дни генерал Кямиль Мамедов: «12 февраля 1988 года бывший первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Кямран Багиров сказал мне, что армяне Карабаха хотят объединиться с Арменией, ты должен навести там порядок. Я полетел в Агдам, оттуда поехал в Ханкенди, изучил обстановку. С собой из Баку я взял спецназ, который оставил на подступах к Ханкенди. Ведь тогда Азербайджан был еще в составе СССР и у нас не было ни регулярной армии, ни Министерства обороны. На передовой линии были милицейские подразделения, которыми я руководил. На площади перед облисполкомом и обкомом партии была горстка людей, человек 200-300. Они днем и ночью скандировали «миацум» (воссоединение) и требовали присоединения Карабаха к Армении, называя причиной такого желания низкий уровень жизни. А в действительности основные показатели социально-экономического развития Нагорного Карабаха превышали среднереспубликанские уровни и Азербайджана, и той же Армении, в состав которой стремился попасть Нагорный Карабах. С помощью спецназа мне ничего не стоило в течение часа разогнать эту толпу, и на этом беспорядки закончились бы. Я доложил обстановку в Баку. Мне сообщили, что для изучения обстановки и принятия мер в Ханкенди выезжает второй секретарь ЦК Компартии Василий Коновалов.

Спецназ стоял в селе Малыбейли, что недалеко от Ханкенди. Это было специальное подразделение, оснащенное спецсредствами, огнестрельным оружием, бронетранспортерами. Приехавший из Баку Коновалов предупредил меня: «Без нашей команды не предпринимать ничего - не применять силу и оружие. Иначе это будет чревато последствиями, и вас обвинят в антигосударственных действиях и будет судить военный трибунал», - говорил Коновалов. После отъезда Коновалова команда действовать мне так и не поступила… И поэтому карабахская проблема дошла до сегодняшнего дня. Если бы тогда у власти был Гейдар Алиев, то, во-первых, этого конфликта не было бы вообще, или же он благодаря своей воле и решительности решил все на корню, не позволив событиям выйти из-под контроля. Но время было упущено и ситуация серьезно осложнилась, когда в мае 1988 года первым секретарем республики был назначен Абдурахман Везиров. С этого дня в республике начался разброд, с каждым днем осложнялась оперативная обстановка в Баку и в других городах республики.

По указанию председателя Комитета особого управления Нагорно-Карабахской автономной областью Аркадия Вольского с подачи первого секретаря Нагорно-Карабахского областного комитета партии Генриха Погосяна наш штаб из Ханкенди был переведен в Агдам. Мне было приказано изъять у всего азербайджанского населения охотничьи ружья, а самому первым сдать личное ружье. Кроме этого мне было приказано собрать даже ножницы для стрижки овец и другие колюще-режущие предметы. Причиной перевода штаба из Ханкенди в Агдам было желание отдалить нас от очага конфликта, потому что мы мешали им осуществлять свою сепаратистскую политику...

История показала, что если бы вовремя были приняты экстренные меры, натиск армянских боевиков можно было остановить. Умный политик знает, как остановить войну, а мудрый политик знает, как ее не допустить. Сегодня, как и тогда, я уверен: у тогдашних руководителей республики не оказалось ни мужества, ни мудрости», - считает генерал Кямиль Мамедов.

Боевые генералы и сегодня своей общественной деятельностью хотят внести вклад в урегулирование армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта, используя возможности народной дипломатии. Генерал Владислав Сафонов видит три пути решения конфликта мирным путем, но как человек военный, не исключает и применения военной силы.

«Наверное, сейчас главное – разрешить этот вопрос мирным путем. А в решении этого сложного вопроса мирным путем я вижу 3 направления. Первое – надо активизировать работу ветеранов боевых действий, аксакалов, старейшин как с одной, так и с другой стороны. Причем, делать это настойчиво и в районах, расположенных вблизи линии соприкосновения, и внутри страны. Особую роль отдать молодежи, потому что она очень активная. У нас в Волгограде есть парк «Баку», в котором азербайджанская диаспора проводит очень активную работу. Диаспорская молодежь решила там создать музей. Я отдал им газетные вырезки и многое другое, что из Карабаха привез. Я даже завещал жене передать в этот музей Почетные грамоты, которыми дважды наградил меня Верховный Совет Азербайджана.

Второе направление – это взаимодействие диаспор. Диаспоре с диаспорой встречаться намного легче.

Третье направление – это дипломатическая работа, которую надо проводить вашим дипломатическим миссиям за рубежом.

Это все о мирных направлениях решения вопроса. Но вместе с тем бронепоезд должен стоять на запасном пути. Но бронепоезд вооруженный, современный и подготовленный к любым действиям. Мирный путь рассчитан на порядочных, понимающих людей, а они обязательно есть и с армянской стороны. Ведь далеко не все, особенно те, кто живут в оккупированных районах, спят спокойно. Потому что они знают: рано или поздно, отвечать за содеянное придется. А некоторых из этих людей насильно разместили. Они обязательно думают об этом. Поэтому я говорю, что мирный путь подойдет для порядочных людей, но бронепоезд должен стоять для тех, кто этого не понимает. То есть надо вести и дипломатическую, и общественную, и военную работу».

Сторонником мирного урегулирования карабахской проблемы является и генерал Кямиль Мамедов. «Я и все 40 тысяч ветеранов карабахской войны готовы в любое время встать на защиту Родины. Но мы не хотим, чтобы гибли люди, хотим мира. Мы поддерживаем усилия, которые прилагает наш Президент и Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами Ильхам Алиев для того, чтобы восстановить территориальную целостность страны, вернуть беженцев в родные места – на исконно азербайджанские земли.

Генерал Мамедов в болью в сердце вспоминает трагические события в Ходжалы. "В 1992 году тогдашний президент Аяз Муталлибов назначил своим представителем в Карабахе Мусу Мамедова. Тогда я подал рапорт М.Мамедову и вновь поехал в Карабах. В тот момент назревала трагедия в Ходжалы. Получив оперативные данные, я вернулся в Баку и установил, что в Забратском аэропорту стоят 7 вертолетов. Прямо из аэропорта я поехал к Шаину Мусаеву, исполнявшему обязанности министра обороны Азербайджана. Представился ему и заявил, что в Забратском аэропорту стоят 7 боевых вертолетов, при помощи которых можно вывести жителей из Ходжалы. Он мне ответил, что военные вертолеты могут взять на борт 5-6 человек, не более. Я ему сказал: "Вы меня не поняли, я предлагаю людей вывозить на гражданских вертолетах, а военные вертолеты могут их сопровождать". Шахин Мусаев мне ответил, что мы это предложение рассмотрим. Не удовлетворившись ответом Шахина Мусаева, я на вертолете вернулся в Агдам, доложил об этом находящемуся там Тамерлану Караеву - тогдашему заместителю председателя Верховного Совета. Тамерлан Караев при мне позвонил Шахину Мусаеву, тот обещал решить этот вопрос. Представьте себе, Шахин Мусаев никаких мер не принял. 26 февраля 1992 года, когда против мирного населения Ходжалы был совершен геноцид, было убито более 600 человек, а остальным чудом удалось вырваться из города, я встретил Шахина Мусаева в аэропорту Агдама… Он опустил голову и ничего сказать не мог. Об этом случае я рассказал на суде над Фахмином Гаджиевым - представителем Шахина Мусаева в Агдаме»,- говорит Кямиль Мамедов.

Кямилю Мамедову при уходе в отставку в связи с болезнью приказом тогдашнего министра внутренних дел было дано официальное право ношения генеральской формы. «Я с гордостью ношу генеральскую форму независимого Азербайджана. Сердечно поздравляю уважаемого Президента Ильхама Алиева с переизбранием, желаю ему здоровья и сил во имя развития и процветания нашей страны. Весьма благодарен ему за награждение меня Орденом «За службу Отечеству». Также признателен министру Рамилю Усубову за признание моих заслуг – разрешение носить генеральскую форму», - говорит Кямиль Мамедов, которого МВД приглашает на все свои мероприятия.

Ветерану внутренних дел не дает покоя вопрос непризнания мировым сообществом Армении агрессором. Он вспоминает, что общенациональный лидер Гейдар Алиев еще 24 февраля 2001 года, выступая на заседании Милли Меджлиса, потребовал подготовить документы для признания Армении агрессором и применения к ней соответствующих санкций. «Прошло 17 лет, но и по сей день эта проблема остается нерешенной. К сожалению, ООН не приняла соответствующего решения по этому вопросу», - сетует генерал Кямиль Мамедов, который и сегодня готов встать на защиту территориальной целостности страны. «Если будет призыв нашего Верховного Главнокомандующего, уважаемого Ильхама Алиева я готов выехать в Карабах в третий раз», - говорит генерал.

Кямиль Мамедов имеет свой личный архив о карабахской войне, в котором собраны пожелтевшие от времени газеты, фото и видеоматериалы, документы 30-летней давности. «Я бы хотел подарить свой архив государству. Ведь эти документы – истинная хроника событий нагорно-карабахского конфликта. Но я не хочу, чтобы этот ценный с исторической точки зрения архив просто лежал в «подвале» какого-либо учреждения. Хочу, чтобы им пользовались исследователи, историки, педагоги, которые бы раскрыли суть конфликта, воспитывали бы детей в духе патриотизма», - говорит генерал.

Он вспоминает дни, когда азербайджанцы и армяне мирно сосуществовали не только в Карабахе, а на всей территории Азербайджана, как разделяли радость и горе, как уважительно относились друг к другу, выручали друг друга… «Конфликт не может продолжаться бесконечно, от этого страдают люди. Я вместе с другими видными представителями интеллигенции страны участвую в различных международных мероприятиях, выступая с гражданской позиции. Я возлагаю большую надежду на сегодняшнюю молодежь, на ее образованность, дипломатичность и мышление. «Недавно в рамках проходящей в Тбилиси конференции я познакомился с молодым и очень талантливым исследователем карабахского вопроса Ризваном Гусейновым. Он проводит колоссальную работу и выявляет неопровержимые доказательства исторической принадлежности Карабаха Азербайджану. Очень хочется надеяться, что затянувшийся на 30 лет карабахский вопрос будет решен за столом переговоров»,- сказал генерал Мамедов.

Вновь приехать в восстановивший свою территориальную целостность Азербайджан мечтает и генерал-майор Владислав Сафонов. Делясь своими впечатлениями о Баку, генерал сказал, что ранее был в столице Азербайджана в ноябре-декабре 1998 года и в 2001 году.

«Тогда начинался процесс развития, но увиденное сейчас потрясло меня до глубины души, перевернуло мои взгляды не только на Баку, но и на Азербайджан в целом. В Баку произошли потрясающие изменения. Таких преобразований за столь короткий промежуток времени нельзя было достичь без твердого управления молодого, мудрого, талантливого Президента Ильхама Алиева. Вся эта красота создается на века для народа Азербайджана.

Мы с супругой Верой Валентиновной ознакомились со многими достопримечательностями Баку. Мы также посетили могилу общенационального лидера азербайджанского народа Гейдара Алиева, могилы погибших в вертолете, сбитом армянскими террористами, видных государственных деятелей Азербайджана, побывали в Шехидляр хиябаны, поклонились героям, погибшим 20 Января 1990 года. В Шехидляр хиябаны состоялась очень неожиданная и трогательная для меня встреча с жителями Гянджи. Группа бывших воинов узнала меня, хотя уже прошло 28 лет… Они подошли ко мне, спросили: «Вы генерал Сафонов?». Я был приятно удивлен. Мы поделились своими воспоминаниями… Это потрясло меня до глубины души. Уезжая из Баку, я живу с надеждой, что Азербайджан под руководством Президента Ильхама Алиева вернет оккупированные земли, и ваша страна и прекрасная столица будут развиваться еще более высокими темпами», - сказал на прощание генерал Сафонов.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными