ПОЛИТИКА


Геннадий Шмаль: На таких людях, как Гейдар Алиев, Фарман Салманов, Сабит Оруджев, и держится мир

Москва, 13 декабря, АЗЕРТАДЖ 

Президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Иосифович Шмаль - один из создателей нефтегазового комплекса в Западной Сибири. Он работал на многих ответственных постах, в том числе был первым секретарем обкома комсомола Тюмени, первым секретарем Тюменского обкома КПСС, первым заместителем министра строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР, председателем Совета директоров «Роснефтегазстрой».

В беседе с корреспондентом АЗЕРТАДЖ Геннадий Иосифович рассказал о годах совместной работы с общенациональным лидером азербайджанского народа Гейдаром Алиевым, легендарным геологом Фарманом Салмановым и министром газовой промышленности бывшего СССР Сабитом Оруджевым.

- У Гейдара Алиева были знания, талант, а самое главное, характер.

Человека, равного Гейдару Алиеву, в управленческом плане в СССР не было. Мне нередко приходилось бывать на тех совещаниях, которые он проводил. Тогда в составе правительства была комиссия по оперативным вопросам. Эта комиссия, которую возглавлял Гейдар Алиевич, собственно и вела всю экономику страны. Глава правительства занимался политическими вопросами, а на плечи Гейдара Алиевича ложились все текущие вопросы. Их было тогда больше чем сейчас, потому что страна была большая. Но он прекрасно справлялся со всеми задачами. Во-первых, у человека были знания, во-вторых, талант, а самое главное, характер. Для человека такого уровня, как он, это было немаловажно. Его всегда внимательно слушали, слушались и к нему прислушивались. Он для Советского союза в то непростое время сделал очень много. Его освобождение от должности мы восприняли как огромную несправедливость. Гейдар Алиевич оставил огромный след в истории Советского союза.

Фарман Салманов до конца жизни сохранил азербайджанский менталитет.

Несмотря на то, что Фарман Салманов почти сразу после института приехал в Россию и всю жизнь прожил здесь, у него оставался азербайджанский менталитет. Это выражалось во всем – в отношении к людям, друзьям, в широте взглядов. Я помню, с ним был такой случай. Отмечали 35-летие Комсомольска-на-Амуре. Проводили большой слет, со всех концов страны приехали строители Дальнего Востока. В тюменскую делегацию входили я, Фарман Салманов, геолог, член-корреспондент РАН Иван Нестеров и еще несколько человек. От нашей делегации для выступления выбрали Фармана. Все же герой, лауреат… А он до конца своих дней по-русски говорил с азербайджанским акцентом. Я сидел в президиуме и к нам поступает записка: «В следующий раз, когда будут выступать из Тюмени, просим пригласить переводчика».

Фарман очень любил спорт, очень заботился о людях. Даже в экспедиции, в тайге построил теплицы, выращивал огурцы, помидоры. Вообще, он был настоящим руководителем хорошего советского образца. Таких людей, как Гейдар Алиев, Фарман Салманов, Сабит Оруджев, сейчас, к сожалению, мало. Вот с такими людьми можно и нужно делать жизнь.

Когда я работал первым секретарем тюменского обкома комсомола, нам дали одну путевку на чемпионат мира в Англии. Мы эту путевку отдали Фарману Салманову. Когда он там был, ему присвоили звание Героя Социалистического Труда. И его чествовали в посольстве СССР в Британии. До конца его дней мы были очень близки. Я даже вел торжественный вечер, посвященный его 70-летию.

У него была особая интуиция на месторождения.

Фарман Салманов очень многое сделал для Сургута. В то время мы были молодыми, активными. У него была особая интуиция на месторождения. После окончания института он работал на Кузбассе. Уехать из такого обжитого края, каким был тогда Кузбасс, на непонятный Сургут… Не каждый мог на это отважиться. А он принял такое решение, и не прогадал, а выиграл. В Западной Сибири первая нефть появилась в Тюмени, в городе Урай, в Шаимском месторождении. И все считали, что нужно бросить туда основные силы и средства. А Фарман считал, что все же большая нефть будет в Приобье. И только открытие Усть-балыкского месторождения, а потом Мегионского месторождения показало, что он был прав. Совершенно иной объем. В Шаимском месторождении запасы небольшие. А запасы только Самотлорского месторождения оцениваются в 3 миллиарда тонн. И таких месторождений было очень много. Фарман был первооткрывателем около сотни месторождений. Это и Уренгой, ЯНГО, Бованенковское месторождение, крупнейшее месторождение на полуострове Ямал по разведанным запасам газа, который сейчас вводится в эксплуатацию и является основным резервом для поддержания добычи газа на нужном уровне и др.

Фармана Салманова очень любят и уважают в Сургуте.

В Сургуте есть Мемориальный комплекс геологов-первопроходцев «Дом Фармана Салманова». Он открыт в 2007 году, в рамках празднования 50-летия высадки первого десанта геологоразведчиков на сургутскую землю. Центром всего комплекса является дом первооткрывателя сибирской нефти Фармана Курбановича, сохранившийся на своем историческом месте. В этом доме он проживал с 1957 по 1961 годы – в период, предшествующий эпохе открытия нефтяных фонтанов Югорской земли.

В Ханты-Мансийске и Салехарде есть прекрасные памятники Фарману Салманову, в Сургуте – улица, гимназия, месторождение, теплоход, самолета «ЮТэйр», названные в его честь. Так что Фармана Салманова в Сибири любят. Неслучайно, что сразу два аэропорта претендовали на его имя.

Сабит Оруджев был профессионалом высочайшего уровня.

С Сабитом Оруджевым я был хорошо знаком. Это был удивительный человек. Несколько лет назад в связи его 100-летием мы провели большую конференцию. Издали посвященную ему книгу. Он был нефтяником, первым заместителем министра нефтяной промышленности СССР. После того, как разделили министерство, Сабит Атаевич стал министром газовой промышленности.

Он очень многое сделал для нефтегазовой промышленности Советского Союза. Во время его пребывания на посту министра наша газовая промышленность интенсивно развивалась, добыча выросла примерно на 250 миллиардов. Он был совершенно уникальный человек. Когда Сабит Атаевич приезжал к нам в Тюмень, его командировки длилась как минимум неделю. Обязательно посещал месторождения в Уренгое, Надыме. Причем не просто приезжал, а обязательно проводил совещания, внимательно слушал все выступления. Затем ездил по компрессорным станциям, которые располагались через каждые 100 километров. Он всегда очень детально вникал во все подробности. За плечами у него был огромной опыт в нефтяной промышленности. И сам по себе он был человек неординарный, очень грамотный. Как и у Фармана, у него тоже была интуиция на людей, на решения, которые нужно принять в тот или иной момент. Это был профессионал высочайшего уровня. И как управленец, и как инженер, как технолог. Сегодня таких людей, к сожалению, очень мало. На таких людях, как Гейдар Алиев, Фарман Салманов, Сабит Оруджев, и держится мир.

Фарида Абдуллаева

собкор АЗЕРТАДЖ

Москва 

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными