СПОРТ


Никита Мазепин: От соперников я отличаюсь искренностью

Баку, 18 июня, АЗЕРТАДЖ

Перед Гран-при Франции Ф-1 Никита Мазепин отвечал на вопросы российской прессы, в том числе F1News.ru, и по тональности его ответов чувствовалось, что у российского гонщика Haas F1 в целом позитивный настрой. При этом он подчеркнул, что противостояние с напарником становится все более напряженным, передает АЗЕРТАДЖ.

-Можно сказать, что вы нормально справились со своей задачей на столь сложных городских трассах, как Монако и Баку. Значит ли это, что в работе с этой машиной и с этой резиной произошел некий прорыв, и уже начиная с Поль Рикара вам станет хотя бы чуть проще, а ошибок станет меньше?

Такое заявление будет не вполне точным, поскольку причины моих трудностей в первых Гран-при объяснялись не только моей неопытностью, но и внешними факторами, связанными с машиной, которая работала не так, как мы ожидали, не так, как мы хотели.

К сожалению, по определенным причинам некоторые из этих факторов вернутся после Баку и проявятся уже в гонке на Поль Рикаре. Посмотрим, удалось ли это исправить или нет, но в любом случае эту трассу я хорошо знаю, и здесь я, безусловно, разбираюсь в траекториях и в торможениях, поэтому тут, наверное, должно быть попроще. Но более детально и четко я смогу ответить только завтра после двух первых тренировок.

-Гюнтер Штайнер, руководитель вашей команды, стал настоящей звездой после выхода документального сериала Drive to Survive – в жизни он такой же? И что он вам сказал в Баку после того манёвра против Мика Шумахера?

Когда я впервые познакомился с Гюнтером, то заметил одну вещь, которая не меняется на протяжении сезона: вне зависимости от обстоятельств, он абсолютно не меняется и ведёт себя одинаково. Иногда это немного удивляет, но он очень стабилен, поэтому с ним относительно просто работать.

Ты всегда знаешь, как он к тебе относится, устраивают ли его твои действия и твоя работа. Если это его не устраивает, он обычно использует самые крепкие выражения.

-И все-таки после гонки в Баку ваша дуэль с Миком как-то обсуждалась? Может быть, было решено установить какие-то правила внутри команды, разграничить, что разрешено, а что – нет?

Я считаю, что в этой ситуации очень важно дистанцироваться от эмоций и посмотреть на факты. А факты заключаются в том, что никаких столкновений или аварий не было ни в Монако, ни в Баку, если не считать недовольных комментариев. Безусловно, наша внутрикомандная борьба становится более напряженной, мы становимся опытнее и начинаем требовать от машины и от себя более высоких результатов, которые по тем или иным причинам пока невозможны.

Но я считаю что в любой работе, особенно в организациях, где трудится более ста человек, важно разговаривать, и мы достаточно регулярно это делаем. Мы втроем, вместе с Гюнтером, сели и поговорили, обсудили, что кому не понравилось; я сделал какие-то определенные выводы, другие участники диалога – тоже.

Надеюсь, в будущем жалоб внутри команды хотя бы будет меньше.

-Команда Haas оказалась выше Williams в Кубке конструкторов, а вы опережаете Николаса Латифи в личном зачёте. В реальности вы можете бороться с Williams на трассе, или такая картина сложилась из-за стечения обстоятельств?

Знаете, я всегда хотел верить, что я, возможно, отличаюсь своей искренностью от некоторых соперников. Искренний ответ на этот вопрос заключается в том, что Haas – единственная команда, которая не дорабатывает машину по ходу сезона, и начинали мы его не в лучшей форме.

Соответственно, по всем расчетам, которые ведет наша команда, мы сильно отстаем по скорости на одном круге, а если это умножить на 60 кругов, которые мы проехали в Баку, то это выливается в очень большую математическую разницу по финишному времени.

То, что произошло в Баку – это были те самые гонки, которые мы любим, когда сработали непредвиденные обстоятельства, правильно использованные в интересах нашей команды, и правильная стратегия. Но, безусловно, по скорости, как вы видите в квалификации на каждом этапе сезона, мы пока этому не соответствуем.

-Не секрет, что в интернете появляется много разных мемов, вам посвященных, иногда это какие-то картинки, иногда видео, где чувствуется черный юмор – как вы к этому относитесь? Смеетесь ли сами?

Я искренне считаю, что у меня все хорошо с самоиронией, поэтому, если какие-то картинки или шутки действительно смешные, я сам над ними посмеюсь. Вообще, если говорить о шутках, то в любом популярном виде спорта, который привлекает внимание публики, это неизбежно. Если у людей есть время делать такие картинки в Photoshop, я за них только рад и абсолютно это приветствую, потому что считаю: ничего не может быть хуже грустных лиц в паддоке и за его пределами. Если все будут улыбаться, я буду только рад.

-В недавнем интервью Айо Комацу, главный гоночный инженер Haas F1, дал понять, что команде придется непросто и в следующем сезоне. Если она опять окажется в самом конце, насколько сильным ударом по мотивации это станет?

Японцы всегда отличались тем, что они очень искренние люди, и в работе с Айо я это очень ценю. Хотя многие другие, наверное, постарались бы в интервью как-то приукрасить картинку. Суть в том, что до начала предсезонных тестов, даже до первого этапа чемпионата ни у кого нет уверенности, что машина будет работать именно так, как нам бы хотелось.

Если говорить о мотивации, то это, безусловно, очень сильно расстроит, потому что все силы и ресурсы, которые есть у команды, сейчас брошены на то, чтобы следующий сезон стал одним из лучших в истории Haas. Но вы же знаете, что в автоспорте многое может идти не по плану, хотя я надеюсь, что до этого дело не дойдет. Тем не менее, работа гонщика отчасти состоит в том, чтобы не опускать голову и идти вперед.

 

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными