ОФИЦИАЛЬНАЯ ХРОНИКА


Президент Ильхам Алиев принял участие в международной конференции под названием «Новый взгляд на Южный Кавказ: постконфликтное развитие и сотрудничество» в Университете АДА ОБНОВЛЕНО-2 ВИДЕО

Баку, 16 апреля, АЗЕРТАДЖ

13 апреля Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев принял участие в проходившей в Университете АДА международной конференции под названием «Новый взгляд на Южный Кавказ: постконфликтное развитие и сотрудничество».

Как сообщает АЗЕРТАДЖ, открывая конференцию с участием представителей ведущих мозговых центров мира, ректор Университета AДА, посол Хафиз Пашаев сказал:

-Ваше превосходительство господин Президент, уважаемые участники конференции.

Имею честь от имени всех участников выразить Президенту Ильхаму Алиеву признательность за участие в сегодняшней конференции и желание поделиться с нами взглядами на будущее региона.

Наш университет учрежден Президентом Ильхамом Алиевым, который всегда выступал за реформы в области образования в стране. Его взгляды, связанные с современным университетом в Азербайджане, и превращение данного университета в международную платформу для проведения обсуждений, связанных с наукой и политикой, полностью согласуются с нашим сегодняшним мероприятием, потому что Университет АДА является одним из основных организаторов этой конференции.

Господин Президент, приветствую Вас в нашем университете, пользуясь случаем, от имени профессорско-преподавательского и студенческого состава хочу поздравить Вас с важной Победой в Карабахской войне. В результате этой Победы признанные на международном уровне азербайджанские земли были освобождены от оккупации и восстановлена территориальная целостность нашей страны. Мы на протяжении 30 лет ждали этих дней, и благодаря Вашему лидерству и героям, пожертвовавшим своими жизнями, азербайджанский народ испытал радость этой Победы.

Уважаемые участники мероприятия, мы проводим эти обсуждения после вашей поездки в Агдам – один из освобожденных районов Карабаха. Там вы стали свидетелями разрушений и ужасающих последствий армянской оккупации. Война закончилась, и сегодня уже есть необходимость в формировании нового взгляда, рассчитанного на развитие и сотрудничество на Южном Кавказе, чтобы можно было превратить Карабах в один из самых красивых регионов мира. Профессорско-преподавательский состав нашего университета принимал участие в проведении различных заседаний, связанных с политикой, и в целях оказания помощи правительству в вопросах реконструкции организовал опрос мнений на тему возвращения беженцев и вынужденных переселенцев в родные края. Ваш вклад и идеи будут полезны в нашем деле. Выражаем вам признательность за визит в Баку и участие в нашей конференции.

Господин Президент, еще раз благодарю Вас за то, что уделили нам время, сочту за высокую честь передать Вам слово.

Президент Ильхам Алиев сказал:

-Спасибо. Прежде всего, хочу выразить признательность Университету АДА и его ректору Хафизу Пашаеву за организацию такого мероприятия. Рад, что за относительно короткое время Университет АДА стал одним из ведущих университетов Азербайджана, обладающим обширными международными связями. Я также выражаю признательность участникам мероприятия. Можете представить, что послевоенная ситуация – весьма хрупкая. Хотя прекращение огня и соблюдается, есть многочисленные вопросы, связанные с постконфликтным развитием, и тема этой конференции также связана с постконфликтным развитием и сотрудничеством.

Еще раз благодарю всех участников. Мы считаем это проявлением не только интереса к происходящим в регионе событиям, но и солидарности с азербайджанским народом, на протяжении 30 лет страдавшим от армянской оккупации. Прежде, чем коснуться темы постконфликтного развития, необходимо понять, что наши земли на протяжении почти 30 лет находились под оккупацией. Мы не можем закрыть глаза на судьбы людей, потерявших членов семьи, лишенных фундаментальных прав проживать в родных краях. Мы не можем забыть зверств, совершенных армянской армией. Мы никогда не забудем Ходжалинский геноцид, учиненный Арменией и руководством так называемого «Нагорно-Карабахского режима» и память невинных жертв. Поэтому очень важно понять, что эта память останется с нами. Она будет жить в наших сердцах. В то же время мы должны смотреть в будущее. Масштаб разрушений на освобожденных от оккупации территориях страшнее даже наших самых плохих ожиданий. У нас было представление о том, что учинили армяне в наших городах и селах. Периодически публиковались видеоматериалы, поступала информация от побывавших на этих землях иностранных представителей. Кстати, вам, возможно, известно, что иностранцы, незаконно посещавшие тогдашний Нагорный Карабах, были лишены права посещения территорий, где вы побывали. Они были лишены права посещения Агдамского, Физулинского и других районов, расположенных вокруг Нагорно-Карабахской административной области. Причина заключалась в том, что правительство Армении не хотело, чтобы они стали свидетелями последствий разрушений, оккупации на этих территориях, ненависти против азербайджанцев. Понятно, что эти территории были разорены после окончания первой Карабахской войны, потому что в ходе войны разрушить города и села было бы невозможно. Они сделали это намеренно, чтобы стереть следы азербайджанской культуры, стереть эти земли из нашей памяти и изменить происхождение данных территорий. Таким образом, чувства азербайджанского народа можно понять. Вернувшись на эти земли, мы стали свидетелями того, как армянские силы разорили наши исторические и религиозные памятники, города и села. А это – важный шаг с точки зрения планирования наших действий в постконфликтный период. Вам хорошо известно о том, какие события произошли. Вы - люди, интересующиеся процессом, и я не вижу необходимости подробно говорить здесь о 30-летней оккупации. Я хочу завершить свое выступление и уделить больше времени обсуждениям. Еще раз спасибо за участие.

Помощник Президента Азербайджанской Республики – заведующий отделом по вопросам внешней политики Администрации Президента Хикмет Гаджиев:

-Спасибо, господин Президент. С Вашего позволения хотим перейти к части вопросов и ответов нашего мероприятия. Более 10 участников выразили желание получить слово. Слово предоставляется бывшему сопредседателю Минской группы ОБСЕ, международному эксперту Мэтью Брайзе.

Старший научный сотрудник Атлантического совета США, международный эксперт Мэтью Брайза: Благодарю, господин Президент, для меня честь находиться сегодня вместе с Вами. Очень рад видеть Вас в новом мире. Хочу коснуться отмеченного в Вашем выступлении последнего момента - вопроса подхода людей в Армении и Азербайджане. Наряду с инновациями, технологиями и тактикой Азербайджан одержал решающую Победу благодаря беспримерной отваге. Возможно, некоторые не осознают этого, но Вы вели войну сдержанно. Ущерб, понесенный гражданской инфраструктурой противоположной стороны, и потери среди ее гражданских лиц были минимальными. Остановив активную фазу войны после победы в Шуше, Вы продемонстрировали стратегический подход. Цели, намеченные в ходе войны, на самом деле совпадали с согласованными в 2009 году базовыми принципами многолетних переговоров и предварительных договоренностей. Единственное исключение связано с правовым статусом Нагорного Карабаха. Причина этого заключается в том, что Армения не приняла мирного урегулирования конфликта и в итоге потерпела поражение в войне. Мой вопрос таков: Осознает ли Армения, что Вы вели войну сдержанно, и может ли это спустя некоторое время увенчаться каким-то примирением между народами? Второй вопрос: хотите ли Вы сфотографироваться с нами по окончании мероприятия?

Президент Ильхам Алиев: Конечно сфотографируемся. Благодарю за выступление. Вы являлись лицом, принимавшим непосредственное участие в переговорном процессе, вам хорошо известны наша позиция и позиция Армении. Позиция Азербайджана всегда была конструктивной. Во время встреч с вашими бывшими коллегами – сопредседателями Минской группы от Франции и России отмечалось, что Азербайджан выступал за скорейшее урегулирование конфликта, потому что и пострадавшей стороной были мы. В ходе переговоров у меня было сильное ощущение, и я говорил вам об этом, что Армения не хочет урегулирования конфликта и делает для этого все возможное. После освобождения земель мы увидели там гигантские укрепления, заминированные участки и оборонительные заграждения, которые обошлись в сотни миллионов долларов. Понятно, что они сделали это для того, чтобы вечно удерживать наши земли под оккупацией. Их тактика заключалась в том, чтобы участвовать в переговорах, дать согласие на определенные вопросы, не принимая другие, заниматься имитацией процесса, а когда дело дойдет до принятия главного решения, отступить назад. Я здесь имею в виду прежнее правительство. Это произошло на встрече в Рамбуйе во Франции. В 2009 году Армения отвергла формулу урегулирования конфликта, которая предусматривала, что районы, прилегающие к Нагорному Карабаху, будут возвращены Азербайджану и предметом последующих переговоров станет «статус». То есть, вопрос находился на этом этапе, и вам это очень хорошо известно.

Что касается нашего поведения в ходе войны, то с первых ее дней было известно, что Азербайджан ведет не только войну XXI века, но и сражение на основе новых моральных правил. Один из моих первых приказов нашим военнослужащим был связан с требованием вести себя достойно и сдержанно и максимально стараться не причинять ущерба гражданским лицам. В итоге потери армянской стороны среди гражданского населения составили менее 40 человек. Мы освобождали наши территории, на части которых было проведено незаконное заселение. Таким образом, единственными целями наших наступательных операций и технических средств являлись военные цели. Большая часть тех самых 40 армян из числа гражданского населения участвовала в военных операциях. Эти гражданские лица были призваны в воинские части и привлечены к операциям. Наше отношение к покинутым армянами гражданским лицам также является проявлением нашей гуманной политики и гуманного поведения нашей армии. К примеру, в Гадрутском регионе были покинуты несколько пожилых людей. Когда наши военнослужащие вошли туда, эти люди находились в страхе. Эти армяне в прошлом жили среди азербайджанцев, поэтому свободно владели азербайджанским языком. Они были помещены в нашу больницу. Когда впоследствии мы решили передать их с участием Комитета Красного Креста, Армения отказалась. Состояние здоровья одного из пожилых людей было тяжелым, и они сказали, что не принимают его. Таким образом, этот человек с участием Комитета Красного Креста был помещен в больницу в Азербайджане.

Что же касается вопроса о правильной оценке Арменией нашего поведения в ходе войны, то мой ответ – нет, и это вызывает большое сожаление. Мы говорим о постконфликтном развитии и должны концентрировать внимание на определенных элементах, которые могут привести к дальнейшему примирению. Однако в Армении так долго проводилась политика демонизации Азербайджана, распространялись измышления, азербайджанцев представляли как врагов, а Азербайджан - как сторону, словно оккупировавшую Армению и Карабах, что для осознания обществом обратного потребуется время. Мы демонстрировали такое поведение не только во время войны, но и после нее. Мы передали Армении тела более 1500 армянских солдат. Мы вместе с российскими миротворцами принимаем участие в поисковых операциях. Должен также сказать, что в первой Карабахской войне пропали без вести 4 тысячи наших военнослужащих, и ни одно тело нам не возвращено. Вот разница между нами. Мы посредством нашей железной дороги обеспечиваем российским миротворческим силам беспрепятственную транспортную и логистическую поддержку. Они перевозят по железной дороге свои грузы в Барду. Это обходится гораздо быстрее и дешевле, чем перевозка грузов воздушным путем в Иреван, а оттуда – в течение 5-6 часов автомашинами через Лачинский коридор. Я могу привести многие другие примеры. В связи с проведением ремонтных работ на территории России мы позволили компании «Газпром» транспортировать природный газ в Армению через Азербайджан. Мы могли бы отказать, но дали разрешение. Это тоже показатель, своего рода жест. Мы позволяем армянам пользоваться нашей дорогой протяженностью 21 километр на территории Зангиланского и Губадлинского районов. Эта дорога находится на территории Азербайджана и ранее использовалась армянами. Мы не стали препятствовать этому, но разве во время войны они позволяли нам продвинуться хоть на метр на удерживаемых под оккупацией территориях? Нет. То есть, все это – шаги, предпринятые в одностороннем порядке. Это – не только жест, это - продуманная политика для того, чтобы перевернуть страницу войны. Во вступительной речи я отметил, что мы никогда не забудем того, что армяне учинили против нас, но, наряду с этим, хочу сказать, что мы должны смотреть в будущее. Считаю, что здесь мы ожидаем большей активности от гражданского общества Армении, потому что сегодня ни правительство, ни оппозиция в Армении не способны высказать не только положительного, но даже и нейтрального мнения об Азербайджане. Этот концепт азербайджанофобии, десятилетиями прививаемая ненависть к азербайджанцам по сути лишили армян своих прав. Однако считаю, что они должны найти в себе смелость сказать армянскому народу правду. Война уже осталась в истории, конфликт урегулирован, и мы должны смотреть в будущее.

Доцент Принстонского университета США Майкл Рейнольдс: Господин Президент, в конце 1990-х годов в Азербайджане бытовало такое мнение, что гражданское общество и НПО по окончании конфликта могут сделать что-то с точки зрения укрепления доверия. Вы отметили, что конфликт завершился. Какую роль в этом контексте гражданские общества могут сыграть с точки зрения укрепления мира и нового подхода в регионе? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Считаю, что они могут сыграть важную роль. Особенно на фоне моих высказываний об ожиданиях от политического сегмента Армении. Здесь есть широкие возможности, связанные с деятельностью гражданского общества для принятия мер с целью примирения. Вам, наверное, тоже известно об этом - очень малая часть представителей гражданского общества Армении говорит о мире с Азербайджаном. А те, кто высказывают такие мысли, подвергаются общественным преследованиям, а порой – физическим нападкам. Их называют преступниками, а армянские политики именуют их тюрками, что на языке их политического жаргона, наверное, является оскорблением. То есть, политики угрожают им. Даже в период конфликта мы пытались наладить мост между представителями гражданского общества. Дважды такая делегация посещала Армению и Карабах. Они тоже приезжали в Баку. Однако после второй поездки представителей гражданского общества, журналистов и членов парламента армянская сторона приостановила это. Когда я спросил у тогдашнего президента Армении, почему они приостановили это, он не смог ответить. Потом выяснилось, что они побоялись определенного сближения, возникновения определенных элементов сотрудничества. То есть, они всегда препятствовали этому. Но сейчас они находятся в другом положении. Мы должны иметь возможность доводить месседжи до армянского общества. В этом отношении ресурсы ограничены. Правительство строго контролирует общественную обстановку в Армении, и, как я уже сказал, любое позитивное высказывание об Азербайджане считается предательством. Поэтому международные организации, особенно те, которые имеют опыт в области примирения и нормализации отношений, а также установления мер доверия в постконфликтный период, могут быть более активными. Большую роль в этом деле могут сыграть НПО, и Азербайджан готов работать с ними в этом вопросе.

Младший научный сотрудник Итальянского института международных политических исследований Карло Фраппи: Благодарю, господин Президент, для меня честь участвовать здесь. Мой вопрос связан с реконструкцией. Как партнеры Азербайджана могут помочь Вам в этом деле? Хочу особо отметить итальянско-азербайджанские отношения. 2020 год стал важным для наших отношений. Я имею в виду сдачу в эксплуатацию Южного газового коридора. Однако, на мой взгляд, речь здесь идет о результатах более широких контактов. Ваш государственный визит в Италию в феврале прошлого года стал поворотной точкой. В результате подписания в ходе визита «Совместной декларации по усилению многомерного стратегического партнерства» Италия впервые подчеркнула приверженность территориальной целостности Азербайджана. Это означало отдаление Италии от проводимой в последние годы политики и политики некоторых наших друзей-членов Европейского Союза. Данное обязательство было вновь официально подчеркнуто и после войны. После поездки делегации высокопоставленных официальных лиц Италии на освобожденные территории Вы, господин Президент, отметили, что Азербайджан намерен тесно сотрудничать с Италией в вопросах реконструкции. Мой вопрос таков: какова ситуация в настоящее время и в чем заключаются ожидания, связанные с будущим? Как Италия может помочь не только в процессе реконструкции, но и на тему примирения? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю. Полностью разделяю ваше мнение относительно нашего двустороннего партнерства. Италия – наш близкий друг и партнер. Хорошо помню свой прошлогодний государственный визит в Италию. Как вам известно, до этого Президент Италии господин Маттарелла находился с государственным визитом в Азербайджане. Мой визит был продолжением стратегического диалога. Как вы отметили, мы подписали документ о стратегическом партнерстве. Это был второй такой документ. Первый был подписан несколько лет назад. Это демонстрирует нашу взаимную приверженность.

Мы признательны Италии за, как вы отметили, однозначный и справедливый подход к урегулированию конфликта. Нам известно, что четкое изложение данной позиции – не очень простой вопрос, у Армении сильные партнеры, особенно в семье Европейского Союза. Они всегда пытались уравнять жертву конфликта и оккупационные силы. То есть, ваша позиция стала важным признаком данного сотрудничества. Могу также сказать, что мы уже подписали документы о стратегическом партнерстве с 9 членами Европейского Союза, и считаю, что к этому их побудил наш опыт с Италией.

У нас превосходные политические связи. Мы продолжаем тесное сотрудничество. Это сотрудничество прошло испытание в период войны и после нее, как вы отметили, поездка итальянской делегации на освобожденные территории была признана нами как очередное проявление поддержки. С первых дней планирования, связанного с реконструкцией, мы пригласили итальянские компании. Это приглашение было направлено через посольство Италии в нашей стране. Кстати, ваш посол, срок полномочий которого уже завершился, был весьма активен с точки зрения стимулирования интересов Италии и итальянских деловых кругов в нашей стране. Он был близким другом Азербайджана. Таким образом, мы, обратившись в посольство Италии в нашей стране, просили дать рекомендации, связанные с итальянскими компаниями. У нас были контакты в предыдущие годы, потому что итальянские компании реализовали в нашей стране крупные проекты, в том числе в области нефтехимии, нефтепереработки, строительства и архитектуры. Работа уже началась, и мы хотим расширить участие итальянских компаний.

Я сказал, что после войны мы пригласим компании из дружественных стран. Это естественно, потому что война ясно показала нам, кто есть кто. Конечно, у нас были определенные предположения, связанные с позицией той или иной страны, однако 100-процентной уверенности не было, и война отчетливо все продемонстрировала. Что касается сфер, куда уже приглашены итальянские компании, то мы привлекли их к созданию музеев и военных мемориалов. Мы создадим музеи Победы и мемориалы войны не только в Баку, но и в других городах, в том числе на освобожденных территориях. Это – одна из сфер.

Другая сфера, куда мы пригласили итальянские компании, - производство энергии. После войны были не только налажены контакты, но и подписаны предварительные документы. На освобожденных территориях есть гигантский потенциал для производства энергии, в частности, речь идет о возобновляемых энергетических источниках – энергии, получаемой от воды, солнца и ветра. Как я уже сказал, предварительные документы уже подписаны. Мы также намерены использовать на освобожденных территориях опыт Италии в области развития сельского хозяйства, потому что данные территории имеют плодородную почву, там можно добиться максимальной урожайности. Могу сказать, что иностранные компании, приступившие в настоящее время к деятельности с азербайджанскими коллегами, - это компании Турции, Италии и Великобритании.

Конечно, мы находимся на первой стадии реконструкции. Реконструкция началась, реализуются инфраструктурные проекты, однако есть гигантский потенциал для будущего, к работе приступят и новые компании из других стран. Мы желаем, чтобы все наши друзья приняли участие в реконструкции и воспользовались этой возможностью. Наша страна, правительство и народ не забывают хорошее. Мы всегда храним в наших сердцах это хорошее и стараемся ответить тем же. Если учесть дружественные отношения с Италией, прочные политические связи, большой опыт итальянских компаний, - уверен, что вы согласитесь со мной в том, что Италия является одним из центров мировой культуры, - наши планы по восстановлению религиозных и исторических памятников, то здесь будут возможности для широкого и многостороннего сотрудничества.

Нигяр Гексель из Турецкого представительства Международной кризисной группы: Господин Президент, вчера мы побывали в Агдаме, стали свидетелями крупномасштабных физических разрушений, а также смогли представить трагедию разрушенных жизней, причиненный людям ущерб. Считаю, что наряду с реконструкцией, по возвращении местных жителей Агдама в свои дома создание доверия для того, чтобы они могли наладить взаимные связи с находящимися поблизости армянскими селами, потребует определенного времени и усилий. Мне интересно, каких действий вы ожидаете от Армении, а также армян, живущих в Карабахе, для восстановления этого доверия, возможности их сосуществования, иншаллах, без присутствия миротворцев? Мне также хотелось бы в широком плане узнать, считаете ли Вы открытие Турцией границы с Арменией в ближайшей или среднесрочной перспективе полезным с точки зрения как региональной интеграции, так и снижения тюркофобии, широко наблюдаемой нами в обществе? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю. Безусловно, прогнозировать, какими будут взаимосвязи азербайджанцев и армян в будущем, сложно. Считаю, что это в значительной степени будет зависеть от воли и политической мудрости политиков. Потому что считаю, что для налаживания мостов есть необходимость в том, чтобы мы были более активными здесь и в Иреване. Конечно, если Армения хочет этого. Мы не знаем их намерений. Они никогда подробно не говорили об этом. Я неоднократно публично заявлял, что мы считаем страницу конфликта закрытой. Мы даже можем говорить о возможном мирном соглашении с Арменией, и я неоднократно говорил об этом. Вот наши планы. Однако мы не получали таких посылов от Армении. Премьер-министр Армении молчит, министр иностранных дел Армении очень агрессивен. Сегодня Армения не в том состоянии, чтобы позволить себе быть агрессивной по отношению к Азербайджану. Они должны помнить о том, что произошло во время войны. В настоящее время армянская оппозиция фактически находится в истерике, и азербайджанофобия, туркофобия превратилась в их основной, - это всегда было очень важным, - но сегодня, как мне кажется, единственный фактор. Я уверен, что они будут строить свои избирательные кампании на чувствах азербайджанофобии, туркофобии, реваншизма. Поэтому мы не можем строить это взаимодействие в одностороннем порядке. Наша позиция ясна. Мы готовы к этому. Это будет нелегко. Бывшие беженцы, вернувшись в Агдам и на другие территории, увидят, что сотворили армяне с их землей, могилами близких, религиозными памятниками. Что они будут чувствовать? Я не могу прогнозировать. Те же чувства я испытывал, приближаясь во время войны к линии соприкосновения, видя Агдам лишь в бинокль и побывав на всех оккупированных территориях. Да, я - Президент и должен вести себя в соответствии со своими обязанностями. Однако все мы люди, у нас есть чувства. Мы можем скрывать, контролировать их, но порой это бывает очень сложно. Поэтому я не могу прогнозировать, напротив, могу прогнозировать чувства бывших азербайджанских беженцев. Однако как Президент, человек, смотрящий в будущее, мы сделаем все возможное для налаживания этих связей, если Армения подаст нам положительные знаки. Все, что мы сделали в одностороннем порядке, - я уже отметил это, - являются отчетливым показателем этого. Поверьте, что мы могли бы не позволить всего этого, и никто не мог бы нас заставить. Мы сделали это сознательно. Это во-первых.

Что касается второго вопроса, мы видим в армянском истеблишменте некоторые признаки и слабые идеи, связанные с пересмотром политики в отношении Турции. Неоднократно говоря об этом во время конфликта, я даже отмечал, что совершенно неприемлемо и странно, что такая маленькая, бедная и слабая страна, как Армения, выдвигает территориальные претензии к такой большой и сильной стране, как Турция. Они были настолько подчинены своим идеологическим догмам и настолько туркофобия стала государственной политикой, что они даже потеряли чувство реальности. Насколько мне известно, правительство Турции планирует свои шаги очень конструктивно. Однако, конечно, они должны получить адекватный ответ. Что, в первую очередь, должна сделать Армения? Отказаться от территориальных претензий к Турции, заново переписать свою конституцию. Им необходимо принять новую конституцию. Они планируют это, однако для политической повестки дня правительства. Правительство хочет укрепить свои политические позиции. Однако считаю, что могу дать им хороший совет. Пусть исключат из своей конституции территориальные претензии к Турции. Я не знаю, в конституции какой страны есть территориальные претензии к другой стране. Считаю, что это редкий случай, и каждый должен понять, что на протяжении истории было много войн, и их фальшивая история, связанная с геноцидом, не имеет никакой связи с реальностью. Это была война, сложилась такая ситуация, что люди сражались друг с другом, страны воевали друг с другом, однако затем наступило примирение. Кстати, в тот период Армения имела трудности не только с Османской империей, но и с другими соседями. Почему они избрали для своих несправедливых нападок только Турцию? Правительство Турции неоднократно открыто предлагало создать совместные группы историков для беспристрастного, объективного рассмотрения данных вопросов. Но они отказались. Почему? Потому что нуждаются в этой фальшивой истории для получения политических дивидендов. Они использовали эту фальшивую историю для того, чтобы получить защиту, определенную помощь от некоторых стран. Таким образом, это – моя позиция. Что еще могу добавить. Конечно, я не могу говорить от имени Турции, однако то, что могу сказать, не является секретом. Как вам известно, сегодня мы обсуждаем открытие коммуникаций, в частности, Зангезурского коридора. И Зангезурский коридор не может быть открыт без согласия Турции и их участия. Несмотря на то, что Турция не принимает участия в трехсторонней рабочей группе на уровне заместителей премьер-министров Азербайджана, Армении и России, она информируется нами в связи с обсуждениями, и если Армения хочет положить конец трудностям, связанным с коммуникациями, получить те или иные возможности, чтобы стать транзитной страной, то обеспечить их этим может только Турция. Насколько мне известно, правительство Турции готово. Таким образом, мяч на стороне Армении. Они нуждаются в хороших врачах. Я неоднократно говорил, что они отравлены. Этот яд исходит в основном от их диаспоры, живущей в свое удовольствие в очень спокойных и прекрасных местах на юге Франции, в Калифорнии, Краснодарском крае, некоторых других столицах. Они хотят, чтобы армяне в бывшем Нагорном Карабахе и Армении стали их заложниками, марионетками, а они будут заниматься своими некоторыми претенциозными и шовинистическими идеями. Армянское общество нуждается в том, чтобы сорвать железный занавес, если можно говорить об этих аналогиях, они живут за железным занавесом и находятся под влиянием ядовитых идей. Мы готовы помочь им в этом деле.

Старший научный сотрудник российского Института мировой экономики и международных отношений Станислав Притчин: Господин Президент, находиться сегодня вместе с Вами – большая честь для меня. Большое спасибо за то, что уделили время. Мой вопрос связан с будущим Азербайджана. Всем известно, что через несколько месяцев Азербайджан отметит 30-летие независимости, и до этого времени Азербайджан решил, возможно, основную задачу, основной вопрос независимости – восстановил территориальную целостность. Считаю, что сейчас наступило время определить долгосрочные цели на предстоящие 30 лет. В связи с этим хочу спросить у Вас, каковы Ваши взгляды на будущее Азербайджана? Какие цели Азербайджан, как государство, определил на будущее? Каким Вы видите Азербайджан через десять, двадцать лет с точки зрения валового внутреннего продукта, развития экономики, стратегии, вообще как государство? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю. Для того, чтобы ответить на эти вопросы, нам, наверное, нужна многочасовая специальная сессия. Однако я постараюсь ответить очень коротко. Мы фактически еще до войны разработали среднесрочную и долгосрочную стратегию развития для Азербайджана. Конечно, освобождение территорий от оккупации предоставит дополнительные возможности, потому что восстановление территорий потребует много ресурсов. Но в то же время эти ресурсы будут расходоваться в Азербайджане. Они будут стимулировать бизнес, строительный сектор экономики, создадут новые рабочие места, возможности, придадут добавленную стоимость сельскому хозяйству. Поэтому в настоящее время у нас в определенном смысле есть две программы развития. Первая - принимаемая нами каждый год программа ежегодного развития, а также программа развития до 2030 года. Вторая - программа развития для восстановления Карабаха, которая в настоящее время находится на начальной стадии. Сегодня наши правительственные структуры работают над координацией между ними, чтобы не было двойных расходов на одни и те же цели. С этой целью в настоящее время мы применяем на освобожденных от оккупации территориях совершенно новую модель управления. Будет совершенно другая управленческая модель президентской власти, Администрации Президента и абсолютно современный подход к развитию, причем не только в ходе восстановления, но и после него. Поэтому сегодня мы оцениваем все наши ресурсы, которые незаконно эксплуатировались Арменией. На этих территориях есть большой потенциал для горнорудной промышленности. Кстати, мы уже приступили к правовым процедурам против некоторых «бизнесменов», которые незаконно эксплуатировали на освобожденных территориях наши ресурсы меди и золота. Есть гигантский потенциал для возобновляемой энергии, в частности, ветряной. В некоторых местах освобожденных от оккупации территорий, например, в Лачине, Кяльбаджаре, есть гигантский потенциал для ветряной энергии. В Джебраиле, Зангилане есть гигантский потенциал для солнечной энергии и воды. После освобождения Лачина и Кяльбаджара мы получили выход к нашим основным водным ресурсам, потому что значительная часть водных ресурсов, используемых армянским населением Карабаха, берет свое начало именно там. В настоящее время идет процесс восстановления 12 гидроэлектростанций, разрушенных армянами до того, как они покинули Кяльбаджар после войны. Таким образом, за 15 дней они разрушили 12 гидроэлектростанций. Это демонстрирует их чувства и политику. Безусловно, мы хотим создать на этих территориях особые жизненные стандарты, потому что люди, которые вернутся туда, испытывали трудности на протяжении 30 лет. Они нуждаются в достойной жизни. Поэтому уже начался первый пилотный проект «умное село», начато городское планирование. Таким образом, Карабах будет производить в большом объеме валовой внутренний продукт в неэнергетическом секторе экономики, а также в транспорте. Уже начался процесс, связанный с тремя аэропортами. В одном из аэропортов работы уже начались. Железнодорожное сообщение. Зангилан, учитывая его расположение и близость к соседям, может стать важным транспортным и логистическим хабом.

Что касается остальной части Азербайджана, то наша основная стратегия заключается в развитии неэнергетического сектора экономики. Осуществляемые реформы дают хорошие результаты. Мы видим эти результаты в основном в хорошем управлении. За эти три месяца мы собрали больше налогов и таможенных пошлин, чем было запланировано, профицит составляет примерно 400-500 миллионов манатов. В нашем бюджете стоимость одного барреля нефти предусмотрена на уровне 40 долларов. Если она составит даже 30 долларов за баррель, население Азербайджана не почувствует этого. Таким образом, индустриализация, привлечение еще больших инвестиций в неэнергетический сектор, возможности бизнеса. Вы, наверное, слышали, что ведущие рейтинговые агентства улучшили наш рейтинг. В отчете Doing Business Всемирного банка мы находимся на 28-м месте. Таким образом, бизнес-среда улучшается. У нас очень грамотное население. Молодое поколение выступает с идеями, это – надежда на будущее. Как я сказал во время войны, самый большой груз войны выпал на плечи тех, кто были детьми, когда я пришел к власти. Таким образом, нам удалось содействовать развитию молодого поколения. Учитывая завершение всех основных нефте- и газопроводов, которые обеспечат энергетические ресурсы и нашу экономику дополнительными источниками снабжения, мы не зависим от внешней помощи. Наш внешний долг составляет примерно 18 процентов валового внутреннего продукта. Я поставил задачу сократить его до 10 процентов в валовом внутреннем продукте. Это станет одним из лучших показателей в мире. У нас очень низкий уровень бедности, он составляет примерно 5 процентов. Когда я пришел на этот пост, от составлял 49 процентов. Мы фактически чувствуем, что сможем осуществить все наши планы, связанные со стратегическим взглядом. Однако для этого, наряду с господствующей внутри Азербайджана уже 28 лет стабильностью, мы нуждаемся в стабильности за пределами наших границ. Одним из наших основных дел будут шаги, которые мы предпримем для минимизации рисков. Мы успешно справились с обязанностями председателя Движения неприсоединения. Наши международные усилия в регионе привели к возникновению новых форматов сотрудничества. Уже осуществляется трехстороннее сотрудничество с Турцией-Россией, Турцией-Ираном, Грузией-Турцией, Россией-Ираном. Это тоже является вкладом в стабильность и прогнозирование, и, конечно, риск попыток реванша со стороны Армении должен быть нулевым. Если они сделают это, то - как я уже сказал, мы хотим мира, - но мы полностью уничтожим их. Мы полностью уничтожим их и не позволим, чтобы они забыли то, о чем я сейчас сказал.

Директор Института политики безопасности и развития (Швеция) Сванте Корнелл (онлайн): Большое спасибо, уважаемый господин Президент. Прежде всего, разрешите поздравить Вас и азербайджанский народ с восстановлением территориальной целостности Азербайджана. Понятно, что это историческое достижение, выйдя за границы Кавказского региона, и изменило политику. Самое главное, считаю, что это достижение продемонстрировало миру силу Азербайджана и решительность азербайджанской государственности. Было доказано, что Азербайджан является не объектом реальных или предполагаемых геополитических игр между крупными силами, а напротив, - силой, обладающей своим правом. Я бы добавил, что мы наблюдаем эту тенденцию в регионе, где, наряду с Азербайджаном, реальными сторонами становятся несколько таких государств, как Узбекистан и Казахстан. Учитывая то, что это очевидно, господин Президент, хочу спросить, как это отразится на внешней политике Азербайджана, его отношениях с прилегающими странами, в том числе региональными силами, а также расположенными к востоку в Центральной Азии странами, с которыми у вас много общих интересов? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо. Благодарю вас за комментарии и поздравления в связи с восстановлением территориальной целостности. Вы совершенно правы. Я абсолютно уверен в том, что мы продемонстрировали свои способности, не известные многим членам международного сообщества. На самом деле, все эти годы мы в спокойной обстановке готовились. Мы ничего не скрывали, нет. Мы все делали открыто. Однако мы не стремились пропагандировать себя, проводить презентации, пиариться. Мы делали то, что необходимо для страны и нашего народа, решали многие социальные вопросы, обустраивали беженцев. Обеспечивали хорошие условия для семей убитых во время первой Карабахской войны, усиливали экономику, реализовывали гигантские транснациональные энергетические проекты, осуществить которые было нелегко. Таким образом, мы делали все для того, чтобы усилить страну и сделать ее по-настоящему независимой. Поэтому, когда я пришел на эту должность, экономическая независимость являлась целью номер один в моей повестке дня. За очень короткие сроки мы погасили все долги Международному валютному фонду. После этого у нас появились большие возможности для осуществления важных реформ. Нам удалось создать независимую экономику. Как я уже сказал, мы не зависим от какой бы то ни было внешней помощи, кредита. А это привело к политической независимости, нашему умению налаживать отношения со странами, независимо от того, кто что скажет и как отреагирует. Мы знаем, что наши контакты с некоторыми странами не по душе некоторым крупным силам. Но это не наша проблема. Мы делаем все, что в интересах Азербайджана, нашей страны, что связано с ее усилением, что отвечает интересам нашего народа, что обеспечит наибольшую безопасность в данной ситуации. Все показанное в войне, включая наше военное мастерство, было известно международным экспертам, потому что мы несколько раз демонстрировали на парадах то, чем обладаем. Возможно, мы не демонстрировали все, что имеем, однако считаю, что война показала: сохранить что-то в качестве сюрприза было правильным шагом. Мы открыто строим мощную армию. Наибольшая часть нашего государственного бюджета расходовалась на военное строительство. Я не скрывал, что если Армения не сделает это мирным путем, то мы восстановим нашу территориальную целостность силовым путем. Таким образом, война стала как бы концентрированной реализацией нашего умения. Мы никогда не переоценивали себя. Мы никогда не думали о том, что Азербайджан является первым или десятым вопросом в повестке дня ведущих стран. Нет, у них есть другие проблемы. Мы воспринимаем это нормально, потому что чем меньше будут помнить или думать о нас гигантские силы, тем лучше для нас. Сейчас отношения с соседними странами в вопросе того, что произойдет и что происходит, развиваются очень успешно. Война еще раз показала, - не хочу углубляться в детали этого - поведение или действия наших соседей в основном нас устраивают.

Конечно, мы признательны братской Турции за очень сильную политическую и моральную поддержку с первого и до последнего дня войны. Но что касается трех других соседей, то наша основная цель заключалась в том, чтобы они оставались нейтральными. И это произошло - в некоторых странах в определенной степени, а в других – в относительно высокой степени. Но, несмотря на это, мне не хочется углубляться в подробности. Послевоенная ситуация также показывает, что сегодня соседи разделяют наши взгляды, связанные с региональным развитием. Кстати, мы уже обсудили это с соседними странами - как должен развиваться регион? Какие транспортные, логистические проекты должны быть? Энергетическое сотрудничество, торговля и прочее. Таким образом, никаких разногласий у нас нет. Правда, Армения пока не заявила открыто о своей политике, но то, что они делают де-факто, является удовлетворительным. Я имею в виду правительство.

Отношения с соседями по ту сторону Каспийского моря успешно развиваются, с каждым из них у нас есть конкретное направление сотрудничества. Наибольшая часть связана с транспортом, потому что Азербайджан после завершения всех транспортных и логистических проектов, таких, как железнодорожное сообщение с Турцией, морской порт и автомагистрали, стал уже важным транспортным узлом. Несмотря на то, что у нас нет выхода к открытому морю, мы принимаем активное участие в транспортных коридорах Восток-Запад и Юг-Север. Сейчас к этим проектам привлекается еще больше стран. Так что основной сферой сотрудничества с нашими соседями по ту сторону Каспийского моря является транспорт. Однако сотрудничество заключается не только в этом. Мы тесно сотрудничаем в таких вопросах, как увеличение объемов взаимной торговли, обеспечение лучших возможностей для взаимного инвестирования.

Исполнительный директор Центра глобальных и стратегических исследований Пакистана Халид Теймур Акрам: Большое спасибо, господин Президент. В первую очередь, я хочу от имени пакистанского народа и государства поздравить Вас с этой Победой. Народ Пакистана очень гордится Вами. Вы стали известным человеком в Пакистане, потому что пакистанские газеты пишут о Вас каждый день. Сегодня на факультетах международных связей различных крупных университетов Пакистана изучают успех Карабахской войны и Азербайджана. Так что мы в Пакистане очень гордимся Вами и азербайджанским народом. Что касается вопроса, господин Президент, во время последней 44-дневной войны Азербайджан, сражаясь только на своей территории, уничтожал военные позиции и военную технику Армении на оккупированных территориях. Азербайджан также столкнулся с регулярно совершаемыми Арменией военными преступлениями. Во время 44-дневной войны Армения намеренно подвергала обстрелу густонаселенные места и гражданских лиц Азербайджана. Мы помним баллистические ракеты, выпущенные по Гяндже, Тертеру, Барде и другим городам. Недавно в медиа мы увидели обломки баллистической ракеты “Искандер-М”. Эта ракета, выпущенная Арменией, была обнаружена в Шуше. До этого премьер-министр Армении отметил, что Армения во время войны применила против Азербайджана ракету “Искандер-М”. Это – очень опасная баллистическая ракета, которая также может быть оснащена ядерной боеголовкой. Что Вы думаете об этом, и какие меры международное сообщество должно предпринять в связи с этим? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо за поздравления. Благодарю Пакистан. Хочу попросить вас передать народу Пакистана мою признательность за постоянную поддержку во время войны. С первых дней противостояния Пакистан находился в числе стран, которые открыто поддерживали Азербайджан. До последних дней Пакистан всегда был на нашей стороне. Мы очень признательны правительству и народу Пакистана за последовательный подход в вопросах, связанных с нашей территориальной целостностью. Возможно, многие из участников мероприятия не знают, но Пакистан является одной из немногих стран, которые не установили дипломатические отношения с Арменией из-за агрессии и оккупации. Таких стран, как Пакистан, очень мало. Поэтому мы всегда признательны за это. Это - настоящее проявление нашего братства. Вам, наверное, известно, что во время войны в наших городах развевалось много флагов Турции и Пакистана. Конечно, мы говорили о том, кто нас поддерживает, и это исходило из глубины души нашего народа.

Что касается совершенных Арменией военных преступлений, то это происходит не впервые. Они совершили военные преступления во время Первой Карабахской войны, но в то время была иная информационная среда. Многие чудовищные варварские деяния не были задокументированы или были задокументированы, но не доведены до международной аудитории. Поэтому им удалось скрыть свои военные преступления. В то время речь шла не только о Ходжалы. В Кяльбаджаре было много таких сел, как Агдабан. Многим людям в мире неизвестно об этом, но и там произошли такие же события. Они убивали и сжигали невинных людей. Жертвой армянского варварства стали и многие другие села. Международное сообщество видело, как они во время Второй Карабахской войны, - вы тоже это отметили, - бомбили наши города и села. Причем не только баллистическими ракетами. Они ежедневно обстреливали нас артиллерией и минометами. На небольшой город Тертер было сброшено 16 тысяч бомб. Они даже разбомбили похоронную процессию, убив целую семью. Они бомбили Барду, Нафталан. В Нафталане они убили семью из пяти человек. Они намеренно совершали нападения на наши города и села, думая, что тем самым остановят нас. Мы не стали делать того же. Мы никогда не наносили ударов по селам и городам. Мы наносили удары только по военным объектам в Ханкенди, потому что это были военные объекты. Использование в ночное время баллистической ракеты против Гянджи откровенно демонстрировало их варварство, потому что эта баллистическая ракета имела цель. То, что она упала на населенный пункт, не было случайностью. Это было целенаправленное нападение в ночное время, когда люди спали, и это произошло не раз, а несколько раз. Что они сделали потом? Сказали, что это сделали не они. Официальный представитель Армении заявил, что это сделали не армяне. Тогда кто же? Кто? Мы сами? Вы, наверное, знаете, что они пытались взвалить на нас вину даже за Ходжалинский геноцид. Они выдумывали россказни и пытались убедить международное сообщество в том, что азербайджанцы сами совершили убийство невинных людей в Ходжалы. То же самое они сделали в связи с ракетами «Точка-У» и «Эльбрус». Они даже нанесли удар по Хызы, находящемуся на расстоянии 100 километров от Баку. Они пытались достичь Баку. Совершили нападение на Габалу. Габала расположена очень далеко от зоны конфликта. Таким образом, Барда, Агдам, Агджабеди, Физули, Геранбой, Нафталан, Хызы, Габала. Вот, что они сделали. Там не было военных установок. Конечно, сообщение об атаке с использованием «Искандера» нас удивило. Все смеялись, когда премьер-министр Армении сказал, что они применили «Искандер», но ракета взорвалась лишь на десять процентов. Наверное, ему не удалось правильно донести свой месседж. В конце февраля, когда у меня спросили об этом, я сказал, что не говорил, что они не совершали этого. Я сказал, что мы не обнаружили ракету. Это разные вещи. В то время мы еще не обнаружили ее. Однако после его слов бывший президент Саргсян сказал, что была выпущена ракета «Искандер», и выразил сожаление, что она не была выпущена по нашим трубопроводам. Знаете, военный преступник Саргсян, руки которого замараны кровью жертв Ходжалинского геноцида, обвинял Пашиняна в том, что тот не нанес удар по трубопроводам. Затем бывший начальник генерального штаба армянской армии Мовсесян – не помню, как его зовут, - также сказал, что была использована эта ракета. Вслед за этим они распространили видеокадры, связанные с пуском ракеты «Искандер». Я дал указание найти ее, и мы нашли. Почему мы не нашли ее раньше? Не знаю. Потому что в Шуше был снег. После войны пошел снег. Снег шел даже тогда, когда я был там в январе и феврале. После того, как снег растаял, ракета была обнаружена. А то, что произошло после ее обнаружения, является очень странным. Начальник генерального штаба армянской армии сказал, что не может дать никакого комментария по данному вопросу. Как нам это понимать ? Как да или нет? Наверное, как да, потому что если бы это означало нет, то он сказал бы «Нет, мы этого не делали». Если он говорит, что «я не могу комментировать», значит, да, они сделали это.

Бывший министр обороны Армении также выступил с комментарием. Он сказал, что не может говорить об этом, потому что это - военная тайна. Видите уровень этих людей? Знаете, это были люди, принимавшие решения, связанные с военными операциями. Говорить, что это была военная тайна, означает: да, это сделали они. Но, к сожалению, мы не получили никакого ответа и от России, потому что, как известно и вам, когда Пашинян сообщил об использовании ракеты, официальный представитель Министерства обороны России сказал, что нет, Армения ее не использовала. Пашинян является премьер-министром Армении. Он говорит: мы применили ракету. А официальный представитель Министерства обороны России утверждает, что они не использовали ракету. Что это означает? Это означает, что Министерство обороны России контролирует Министерство обороны Армении? Соответствует ли это тому, что сказал господин Конашенков? Когда он говорит, что «Армения не использовала ракету, все ракеты «Искандер» находятся на складах», то откуда он это знает? Они контролируют склады Армении? Если они управляют армянскими складами, то в чьем распоряжении находится там эта ракета? Затем с заявлением выступил пресс-секретарь господина Путина господин Песков. Он сказал, что «Искандер» не использовался. «Искандер» находится здесь, вы можете пойти и посмотреть, это в 15 минутах отсюда. Я сам видел его вчера в Парке военных трофеев. Это не просто «Искандер», это - «Искандер-М», которым армянская армия никогда не могла обладать. Могу сказать вам больше, потому что мы долго ждали. Могу сказать вам больше, так как это чувствительный вопрос, который я не могу скрывать от азербайджанского народа. Я поднял этот вопрос во время телефонного разговора с господином Путиным 1 апреля. Это не входило в официальное сообщение, распространенное в связи с телефонным разговором, потому что мы дали сообщение о телефонном разговоре так, как дали они. Вы можете сравнить их. Однако я задал этот вопрос. Я сказал, что нам нужен ответ. Азербайджанский народ должен знать, что произошло. Прошли уже две недели. 4 апреля наше Министерство обороны направило Министерству обороны России официальное письмо по этому вопросу, представило фото, видео и другие материалы, потребовав ответа на них. Что это за ракеты и что произошло? Прошло уже девять дней, никакого ответа нет. Группа азербайджанских журналистов обратилась с открытым письмом в посольство России в Азербайджане. Вы, наверное, видели его. Никакого ответа не было дано. «Искандер» находится здесь. Как «Искандер-М», который никуда не должен был экспортироваться, оказался в Шуше? Откуда он был выпущен? Кто его выпустил? Мы ждем ответа. Могу сказать вам еще одно. У нас уже есть ответы на некоторые вопросы. Но мы ждем официального ответа от Армении, так как эти ракеты были выпущены с территории Армении. Мы знаем, откуда конкретно они были выпущены. На эти вопросы должен быть дан ответ. Это – серьезный вопрос. Это не простая ракета. Эти ракеты были выпущены, нам также известно сколько, откуда и когда они были выпущены. Нам, азербайджанскому народу, нужны ответы на эти вопросы.

Директор организации LINKS (Великобритания) Деннис Саммут (онлайн): Господин Президент, большое спасибо, что этим утром Вы с нами и так обстоятельно отвечаете на вопросы. Война всегда требует жертв. 44-дневная война привела к гибели тысячей людей с обеих сторон. Однако мы также знаем, что в результате этой войны сотни тысяч беженцев и вынужденных переселенцев имеют возможность вернуться в родные дома. Это, конечно, известно всем нам. Война и ее итоги открыли путь нескольким перспективам для регионального сотрудничества. Однако, как уже отмечалось и в Вашем выступлении, есть некоторые нерешенные вопросы. Я хочу задать два вопроса. Первый таков: Вы неоднократно говорили о том, что карабахский конфликт уже завершен. Означает ли это, что Азербайджан отказывается от применения силы для возвращения другой части Нагорного Карабаха, которая остается под контролем Армении? Второй вопрос связан с трехсторонним Заявлением от 10 ноября. Все мы соглашаемся с тем, что это Заявление имеет важное значение и обладает потенциалом для изменения динамики на Южном Кавказе. Однако оно остается трехсторонним Заявлением. Рассматривает ли Азербайджана идею включения этого трехстороннего Заявления в резолюцию Совета Безопасности, что в определенном смысле придаст ему глобальную и международную легитимность и обеспечит соблюдение его положений всеми сторонами?

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо. Я абсолютно согласен с тем, что Заявление от 10 ноября представляет важное значение. По существу это Заявление охватывает все важные элементы и также показывает завершение нагорно-карабахского конфликта. Если честно, мы не думали о международной легитимизации этого Заявления. По этому вопросу к нам не обращались ни российская, ни армянская сторона. То есть, мы не рассматривали такой вопрос. Мы думали, что подписано Заявление, там находятся российские миротворцы. Заявление должно полностью выполняться. Самое главное – это то, что оно в настоящее время выполняется, и большая часть пунктов этого Заявления уже выполнена.

Что касается резолюций Совета Безопасности ООН, мы знаем, что произошло с резолюциями, принятыми в 1993 году. Они остались на бумаге, и если бы мы не сделали на поле боя необходимое, они оставались бы на бумаге еще 30 лет. Поэтому что это прибавит к тому, что есть у нас на руках? У нас есть Заявление. Азербайджан выполняет все положения. Армения была принуждена к выполнению пунктов, связанных с возвращением остальных оккупированных территорий. А Россия обеспечивает миротворческие услуги. Что же касается вопроса о применении силы для возвращения карабахских территорий, где сейчас размещаются армяне, то нет, у нас нет таких планов. Я сказал, что нагорно-карабахская война окончена. Конфликт разрешен. Мы считаем армян, живущих на территориях, которые контролируют российские миротворцы, нашими гражданами. То, что сделано нами до сих пор в связи с гуманитарной помощью, логистической поддержкой, демонстрирует эти намерения. Я вам даже больше скажу. Сегодня уже есть определенные контакты на уровне специалистов, связанные с вопросами управления водой. Потому что долгие годы, на протяжении 30 лет мы были лишены вод реки Тертер из-за двух водохранилищ, которые управлялись сепаратистами. Одно из этих водохранилищ было освобождено, и сейчас мы имеем полный выход на воды реки Тертер. А теперь те, кто живет на территориях, находящихся под контролем российских миротворцев, в определенном смысле больше нуждаются в сотрудничестве с нами в вопросе воды. Таким образом, этот процесс начался. Азербайджан и с этой точки зрения ведет себя конструктивно. Однако, как я сказал, если Армения будет планировать какую-либо враждебную операцию против Азербайджана и мы увидим это, - мы сейчас видим все, что нам нужно в Армении и повсюду, – если мы увидим хоть малейший риск для азербайджанского народа или нашей территориальной целостности, мы используем все средства для того, чтобы защитить себя. Но если нас не будут подстрекать к этому, мы в будущем никогда не прибегнем к каким-либо враждебным операциям.

Старший научный сотрудник Центра стратегических исследований Грузии, общественный вещатель Георгий Гвимрадзе: Господин Президент, благодарю Вас за то, что Вы уделили время для этой встречи. Я хочу выразить признательность организаторам за то, что они пригласили меня сюда для того, чтобы задать Вам вопрос. Позвольте вернуться к региональному сотрудничеству. После завершения войны Президент Турции Эрдоган посетил Баку и еще раз отметил региональное сотрудничество, известное как формат 3+3. Это сотрудничество существует больше 10 лет. Думаю, что он посчитал, что наступило подходящее время для того, чтобы поднять данный вопрос. Я хочу привлечь Ваше внимание к этому сотрудничеству и его перспективам, в частности, к одному из потенциальных участников этого формата. Я имею в виду Грузию. Ранее Вы отметили, что обсудили с коллегой из стран региона перспективы регионального сотрудничества. На Ваш взгляд, учитывая, с одной стороны, очень сложные отношения Грузии с Россией, а с другой - ее стремление к интеграции с Западом, насколько она может участвовать в подобных проектах, сотрудничестве? Нам известно, что отношения региональных сил с Западом продолжают ухудшаться.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю. На самом деле, я должен был вчера обсудить этот вопрос с премьер-министром Грузии. Однако, к сожалению, он заразился коронавирусом. Я желаю ему крепкого здоровья и скорейшего выздоровления. Его визит был намечен на 12 апреля. Однако, конечно, визит был отложен в связи с тем, что он заразился коронавирусом. Поэтому у меня не было возможности напрямую обсудить с ним этот вопрос. Но как только он выздоровеет, мы будем ждать его приезда. Однако с другими соседями – Президентом Эрдоганом, Президентом Путиным я открыто обсуждал это, состоялись обсуждения на высоком уровне и между официальными лицами Азербайджана и Ирана. Я вижу, что в нашем подходе нет никаких различий. Азербайджан, Турция, Россия, Иран разделяют единый подход в связи с региональным сотрудничеством, и сейчас основное внимание направлено на транспортную сферу, потому что в этой ситуации проигравшей стороны нет. От этого выигрывают все. Армения тоже бесшумно присоединилась, однако в своих заявлениях они говорят, что не присоединялись. Они должны излечиться от этой болезни – азербайджанофобии и туркофобии. Таким образом, ясно, какие преимущества дает это сотрудничество странам. Считаю, что и Армения будет страной, которая получит свою большую долю от этого преимущества, потому что сегодня у них нет железнодорожного сообщения с Россией, нет железнодорожного сообщения с Ираном. Был нереальный план по строительству железной дороги из Армении в Иран. Однако думаю, что они провели расчёты и поняли, что это обойдется им в 3 миллиарда долларов. Хороший проект, но кто будет за него платить? Вот в чем вопрос. Таким образом, они уже отказались от этого проекта.

Считаю, что для Грузии любая возможность с точки зрения создания связи с российскими железными дорогами является нереальной, и вы лучше меня знаете причину этого. Через территорию Азербайджана это тоже было невозможно. Таким образом, если этот проект состоится, то у Армении будет железнодорожный выход на Россию, Иран и потенциально Турцию. Конечно же, это создаст дополнительные возможности для развития страны. Азербайджан посредством Зангезурского коридора соединит свою железную дорогу с Нахчываном и Турцией. Несмотря на это, у нас уже есть сообщение с Турцией через территорию Грузии – Баку-Тбилиси-Карс. У России будет дополнительное сообщение с Турцией через территорию Азербайджана и Армении. У Ирана тоже будет сообщение с Арменией. Это может быть частью транспортного коридора Юг-Север из Ирана в Россию. Потому что вы, наверное, знаете, что последний сегмент железной дороги на территории Ирана – Астара-Решт не построен. Там идут работы. Однако мы планируем построить железнодорожное сообщение до нашей границы с Арменией в течение предстоящих двух, максимум двух с половиной лет. Оно точно будет построено, потому что мы уже выделили бюджет и работы начались. Эти работы и до завершения 40-километрового участка в Зангезуре. Однако это должно быть осуществлено Российскими железными дорогами. Причиной является то, что железные дороги Армении принадлежат компании «Российские железные дороги». Нас уже проинформировали о том, что они планируют сделать это. Таким образом, это – коридор Юг-Север, проходящий через Армению, Нахчыван, Зангилан и другие территории. Это очевидные преимущества, и мы должны работать в этих направлениях.

Я слышал о том, что Грузия проявляет осторожность, ничего не могу об этом сказать. Я должен поговорить с премьер-министром, выслушать его позицию. Однако для нас Грузия не только стратегический партнер, но и братская и очень близкая страна. Сегодня Грузия и Азербайджан играют очень важную роль для энергобезопасности Европы. Таким образом, считаю, что мы можем найти соответствующий формат сотрудничества, таково наше намерение.

Что касается напряженности между западными странами и некоторыми региональными странами, то это не нечто новое. Периоды ухудшения, спада отношений были всегда, однако в нашем регионе это носит постоянный характер. Поэтому мы к этому привыкли. Не думаю, что подобные недопонимания или противостояния, либо еще что-то могут нанести серьезный удар по нашим планам. Все мы хорошо помним, что наши западные партнеры выступали против строительства Баку-Тбилиси-Карс и пытались привлечь к этому проекту Армению. Цель здесь была в том, чтобы дорога проходила не через Грузию, а через территорию Армении. Помню, когда я работал в Государственной нефтяной компании Азербайджана, наши западные партнеры выступали за то, чтобы трубопровод прошел не через территорию Грузии, а через территорию Армении. Я был свидетелем всего этого и участвовал в этих процессах. Я свидетель того, с какими трудностями удалось построить этот трубопровод. Потому что из-за этого Всемирный банк в течение года приостановил финансирование. Но разве это что-то изменило? Нет. И сейчас ничего не изменит. Поэтому считаю, что те, кто не поддерживают этот проект, пуcть не поддерживают. Мы не возражаем. Но не считаю, что какие-либо попытки вмешательства, препятствования нам будут иметь успех. Поэтому приглашаем всех сомневающихся стать участниками этого процесса. Потому что это может стать дополнительным коридором в Европу, по существу, он будет проходить через территорию Турции в Европу. Пользу от этого получат все. Все, кто выступал против Баку-Тбилиси-Карс, сегодня признательны нам. Считаю, что в этом случае будет так же. Однако мы, конечно же, учтем любые связанные с этим вопросы, в которых Грузия проявляет осторожность.

Доцент Принстонского университета США Майкл Рейнольдс: Господин Президент, благодарю Вас за то, что уделили время для встречи с нами. От своего имени и от имени моих коллег выражаю Вам признательность за предоставленную возможность обсудить будущее Азербайджана и региона. Добавлю, что я разделяю Вашу веру в азербайджанскую молодежь. Молодежь в Вашей стране, в том числе и в Университете АДА, произвела на меня глубокое впечатление. Надеюсь, что мы продолжим развитие наших связей с учебными заведениями в Азербайджане. Учитывая качества азербайджанской молодежи, возможности, созданные для молодежи, и поствоенный период, я с искренним оптимизмом смотрю на будущее Вашей страны. Что касается вопроса, хотел бы вернуться к территориальной проблеме. В одном из ответов Вы коснулись этой темы. Конечно, Вам об этом известно лучше всех, но как сторонний наблюдатель могу отметить, что главной причиной напряженности между Арменией и Азербайджаном явились территориальные притязания Армении. Еще раз вернемся к хронологии: сначала Армения выдвигает территориальные претензии, связанные с Нагорным Карабахом, затем претендует на прилегающие районы, вслед за этим угрожает Азербайджану оккупацией новых территорий и наконец в августе прошлого года выдвигает притязания, связанные с восточной частью Турции. Это – химера и безответственность, крайне провокационное поведение. Я не могу назвать это иначе, как безумием. Во время войны некоторые азербайджанцы называли Иреван и другие регионы нынешней Республики Армения историческими азербайджанскими землями. Мне, как историку, известно, что эта мысль опирается на исторические реалии. Я также понимаю, что когда в контексте конфликта одна сторона – Армения - выдвигает немыслимые претензии, связанные с обширными территориями, то противоположная сторона – азербайджанцы - также вспоминают, им тоже есть, что сказать. Мне хотелось бы подойти к вопросу исходя из перспектив Армении. Должен отметить, что это – небольшая страна с малочисленным населением, которая испытывает трудности даже с заселением собственной территории. На этом фоне претензии, связанные с обширными территориями, конечно, вызывают серьезные вопросы. Учитывая их историю и нынешнюю ситуацию в стране, хотел бы задать вопрос. Откажется ли Азербайджан от претензий, связанных с тем, что часть территории нынешней Армении исторически принадлежала Азербайджану и однажды Азербайджан может вернуть данные территории?

Президент Ильхам Алиев: Благодарю за анализ. Разделяю ваши мысли, считаю, что вы нашли правильное выражение, связанное с выдвижением территориальных претензий к Турции и соседним государствам, - безумие. То есть, в XXI веке страна, обладающая крайне ограниченными возможностями, еле обеспечивающая для своего населения нормальные жизненные стандарты, выдвигает территориальные претензии против страны, которая в 10 раз превосходит ее по территории и в 100 раз сильнее ее. Однако это опять же связано с их психологией. Они считают, что весь мир им должен. Эта психология привела их к нынешнему унизительному положению. Но они продолжают считать, что все должны им помогать. Вам, наверное, известно, что официальные власти Армении во время обсуждений за закрытыми дверями обвинили Европейский Союз в том, что он не оказал им надлежащую поддержку. Армения, являющаяся членом ОДКБ, - организации, созданной против НАТО, обвиняет НАТО в неоказании им помощи. Они и Россию обвиняют в том, что она не оказала им помощи. Они обвиняют всех, кроме себя. Они не могут понять, что проблема кроется в них самих. Самая большая угроза для Армении – это их психология. Она должна поменяться, и, может, тогда преподнесенный им нами болезненный урок станет поворотной точкой для осознания реальности. Они должны понять, что если ты называешь себя независимой страной, то гордость народа находится в твоих руках, и ты должен защищать свой народ. Сегодня между Россией и Беларусью существуют отношения союзных государств. Насколько мне известно, сегодня некоторые в Армении говорят об этом. Тогда пусть спустят свой флаг, станут губернией другой страны, и пусть эта страна их защищает. Это – дополнение к вашим словам.

Да, они называли Нагорный Карабах независимым государством, на следующем этапе издали новые карты и стали называть все наши прилегающие районы Нагорным Карабахом. Наши города и села были переименованы, и, наконец, они стали угрожать нам новой войной за новые территории. Об этом говорил их министр обороны по фамилии Тоноян. Он заявил, что Армения готовится к новой войне за новые территории. Мы показали им, какой бывает новая война за старые земли. А Тонояна прогнали с работы. Это – урок для каждого, кто считает, что с нами можно говорить в таком тоне. Во время войны мы сделали то, что нужно. Мы пошли до предела, который считали правильным, и не сделали больше, чем нужно. Я понимаю, что вы очень дипломатично сказали, что некоторые азербайджанцы озвучивали мысль о том, что часть территории Армении является древней азербайджанской землей. Здесь вы, наверное, имеете в виду меня. Я понимаю это и благодарю за весьма учтивое обхождение. Я также благодарю вас за то, что вы задали этот вопрос, потому что эта тема тоже используется в Армении в целях политической манипуляции - то есть, у меня есть территориальные претензии. Нет, это не так, и я заявляю это публично. Но в то же время мы должны знать историю. Я также согласен с тем, что вы сказали о молодом поколении, порой оно не знает истории. Даже наше поколение обучали фальшивой истории. Тех, кого нам преподносили как героев, когда я учился в школе, на самом деле были преступниками. К примеру, 26 бакинских комиссаров, совершавшие убийства азербайджанского народа. Нас учили тому, что они были героями и спасли нашу родину. В действительности же, Шаумян и другие были преступниками. Они совершили здесь резню, убивали азербайджанцев. Таких примеров много. Так что мы не хотим, чтобы нынешнее поколение не имело представления о реалиях. Когда я говорю, что Зангезур – это древняя азербайджанская земля, то это правда. Зангезур был передан Армении в 1920 году – 101 год назад. До этого эта земля принадлежала нам. Вокруг озера Гейча, которое они сегодня называют Севан, жили азербайджанцы. Это тоже правда. Если вы взгляните на карты начала ХХ века, то найдете не Севан, а Гейчу. Точно так же обстоит вопрос с Иреваном. Они уничтожили историческую часть Иревана. Все это – факты. Там жили азербайджанцы, в том числе мои предки. Все это – факты, однако это не должно пониматься, что мы имеем территориальные претензии. Не знаю, вы слышали об этом или нет, я сказал, что мы вернемся туда. Но я не говорил, что мы вернемся туда на танках. Если мы, вернувшись в Зангезурский коридор, будем пользоваться там дорогой, то почему бы не вернуться в Иреван? Считаю, что придет время, когда мы сделаем и это.

Еще раз благодарю за вопрос. Этот вопрос позволил мне внести ясность в проблему и высказать свою позицию. Мы будем помнить нашу историю, однако у нас нет территориальных претензий ни к одной стране, включая Армению.

Доктор Юлиан Кифу из Центра по предотвращению и раннему предупреждению конфликтов Румынии: Большое спасибо, господин Президент. Рад вновь находиться в Баку. У меня два вопроса. Первый вопрос: как Европейский Союз, в частности, Румыния, может оказать Азербайджану помощь в работе по реконструкции в регионе, многонациональном и многоконфессиональном Карабахском регионе, а также в области институциональной интеграции и примирения? Второй вопрос: представим, что Азербайджан получил коридор в Нахчыван, Армения интегрировалась в транспортный коридор Азербайджан-Турция, российские миротворцы выведены из северной части Карабаха, и Азербайджан взял на себя контроль над государственной границей на территории Лачинского коридора. Каким в таком случае Вам видится Нагорный Карабах через пять лет?

Президент Ильхам Алиев: Что касается вашего вопроса о том, как может помочь Европейский Союз, то, честно говоря, не знаю. Европейский Союз не выражал нам желания оказать поддержку в реконструкции. То есть, мы осуществляем запланированную на освобожденных территориях работу за счет собственных средств. Мы не получали от каких-либо международных организаций или государств никаких месседжей, связанных с помощью. Если они помогут, то мы будем благодарны за это. Если нет, то мы в любом случае должны проделать эту работу и восстановить данные территории. Конечно, как я уже отметил, там работают компании из стран Европейского Союза. Это – сотрудничество по контрактам на уровне компаний, речь не идет об инвестициях.

Касательно вашего вопроса о том, что произойдет через пять лет, то давать прогнозы трудно. Мы можем прогнозировать, что сделаем сами. Мы еще не завершили полностью дорожную карту, но в целом знаем, какая работа будет выполнена. В предстоящие 3 года мы завершим все основные инфраструктурные проекты – проекты железных дорог, автомобильных дорог, проекты,связанные с производством электроэнергии и водоснабжением, и будем находиться в активной фазе строительных работ. Мы должны правильно спланировать и провести работу. Для восстановления всех городов и сел должны быть необходимые мастер-планы, потому что люди, которые туда вернутся, должны быть обеспечены надлежащими условиями жизни. Они не должны зависеть от государства. На этих территориях имеются плодородные земли и достаточные водные ресурсы. Мы хотим, чтобы наши граждане, которые будут там жить, были независимыми в финансовом отношении. Как я уже сказал, мы будем находиться в активной фазе строительных работ, и считаю, что к тому времени обязательно будет сдан в эксплуатацию Зангезурский коридор. Как цель мы наметили срок в два, два с половиной года. Строительство 40-километровой дороги, проходящей через Мегринский регион, не может занять больше времени. Конечно, это может произойти в условиях координации и в случае, если Армения не будет чинить искусственных препятствий.

Что касается вопроса о том, что произойдет после того, как российские миротворцы покинут регион, то сегодня на территории Товузского, Газахского и Агстафинского районов проходит государственная граница между Азербайджаном и Арменией. Там нет миротворцев, и ничего не происходит. Скажу вам, что солдаты Пограничной службы Азербайджана стоят сегодня в 5 метрах от сел Армении, в известном губадлинском селе Шурнуху. Армяне утверждали, что село принадлежит им, однако когда посмотрели на карту, было установлено, что оно расположено на территории Азербайджана. Мы направили туда представителей Пограничной службы, и я дал им указание разместиться там вдоль линии, не переходить ее и не трогать армян, проживающих в данном селе. Мы даже предоставили время армянам, которым предстояло покинуть часть села Шурнуху.

Сегодня я могу сказать, что армянская армия уничтожена. Ее не существует. В том числе пограничная служба Армении. То есть, нам никто не может помешать взять это село под полный контроль. Мы делаем это? Нет. У нас есть такой план? Нет. Это – ответ на то, что может произойти в будущем. Данный вопрос демонстрирует нашу волю.

Такая же ситуация на 21-километровой дороге, соединяющей армянский город Кафан с Иреваном. Дорога проходит через нашу территорию. Да, мы разместили там нашу пограничную службу. Мы даже установили щит «Добро пожаловать в Азербайджан». Не знаю, почему этот щит так раздражает армян. Мы просто хотели поприветствовать их на нашей территории. Это наша территория. Но они обстреляли щит, и нам пришлось ответить на эти действия. То есть, они пользуются этой дорогой? Да. Их защищают миротворцы? Нет. Только в двух местах установлены посты. Мы можем перекрыть эту дорогу? Да. Делаем это? Нет. Конечно, если Армения будет вести себя так, как делает это в настоящее время. Сегодня они полностью пали духом, деморализованы. Армии нет. Нет даже оснований думать о реванше. Я уже говорил об этом – проведение Арменией переговоров с Россией о модернизации своей армии вызывает у нас беспокойство. Это беспокойство доведено до официальных лиц России. Для чего модернизируется их армия? Любая возможность, связанная с реваншем, станет причиной ненужного напряжения. Таким образом, если ситуация будет продолжаться так, как сейчас, то никаких проблем, связанных с проживанием по соседству, не будет. Я неоднократно приводил в пример Грузию. Азербайджанцы и армяне там порой живут не то что в одном регионе, но даже в одном селе, и ничего не происходит.

Профессор Хайфского университета Израиля Бренда Шаффер (онлайн): Благодарю, господин Президент. Поздравляю Вас с восстановлением справедливости и желаю семьям шехидов спокойно провести месяц Рамазан. Азербайджану удалось создать современную армию, обладающую широкими возможностями. Вторая армяно-азербайджанская война изучается как война XXI века. Азербайджан продемонстрировал, что обладает высокопрофессиональными силами специального назначения. Обладать современными технологиями – это еще не все. Они должны быть успешно интегрированы в боевые задачи. В 1990-х годах я побывала в Азербайджане, в то время отправлять людей на фронт было трудно . В нынешней войне добровольцы стояли в очередях и их возвращали обратно. У меня такой вопрос – что было изучено в области современного армейского строительства? В результате каких изменений в азербайджанском обществе возникла такая поддержка армии? Есть такое представление, что война началась осенью 2020 года. Однако перед этим на основе армянской доктрины новой войны за новые территории произошли Товузские бои. Некоторые считают это первой фазой войны. А события, произошедшие осенью, считаются ее продолжением. Хотелось бы узнать Ваше отношение к этому.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо за поздравления. Вы на протяжении многих лет хорошо знакомы с Азербайджаном. У вас достаточно информации, возможностей для сравнения. Вы совершенно верно отметили разницу между Первой и Второй Карабахскими войнами. Люди стояли в очередях. Мы объявили частичную мобилизацию, которая охватывала граждан определенной возрастной категории. А граждане, не отвечавшие данному критерию, сетовали, писали письма, мол, почему меня не призывают, я тоже хочу сражаться, защищать Родину. Считаю, что это было основным фактором, обусловившим нашу Победу. Конечно, мы создали сильную армию, проводили учения, приобрели современные вооружения, что помогло нам одержать Победу в войне и сберечь жизни наших солдат. Если бы не было этих вооружений, то потери могли быть больше. Мы понесли в 2,5-3 раза меньше потерь, чем армянская армия. Учтите, что мы проводили контрнаступательную операцию и двигались от равнины в направлении высот. Основным фактором было то, что молодежь, даже не видевшая эти территории, сражалась словно за родной край. Мы стали свидетелями единства всех проживающих в Азербайджане национальностей. Это – одно из наших самых больших достояний. Во многих случаях на международных мероприятиях на тему мультикультурализма и культурного разнообразия я всегда говорил, что одно из самых больших достояний Азербайджана - это мультикультуральное и мультиконфессиональное общество. Во время этой войны представители всех национальностей и этнических групп сражались до последней капли крови. Они сражались за Родину. В Азербайджане произошла мощная консолидация нашего народа, состоящего из различных этнических групп, во имя любви к Родине, единого языка и государственности. Я радовался этому, и сегодня горжусь тем, что мы воспитали таких граждан.

Многие из тех, кто участвовал в боях и стал шехидом, являлись детьми в 2003 году, когда я был избран Президентом. Однако Карабах всегда являлся вопросом номер один всех повесток дня. На всех мероприятиях – мероприятиях на темы войны и мира, социально-экономического развития – Карабах всегда составлял приоритет в моих выступлениях. Это уже новый Азербайджан. Армяне недостаточно хорошо знали нас. Они полагали, что будут воевать с Азербайджаном 1992 года. Азербайджан же был другим, наши граждане были другими, общество было другим, душевный подъем был другим. Я точно знаю, что они, их прежние руководители считали, что мы забудем это. Пройдет время, все устанут, никто не хочет войны. В международных медиа также были спекуляции на тему того, что Азербайджан не будет воевать, потому что страна развивается, Президент Алиев не будет рисковать во имя неопределенного преимущества. Но они не смогли понять, что происходит внутри нас, в наших сердцах. Они не поняли, что Карабах для нас - это не просто земля. Это – наше достоинство, судьба и наша кровь. Таким образом, мы проявили героизм и отвагу, пошли до конца, и никто не смог бы нас остановить. Вам известно, что с разных сторон было много попыток остановить нас. Но мы пошли до конца.

События, произошедшие в июле, стали очередной провокацией Пашиняна. Потому что Пашинян не считался членом этой военно-криминальной группы. Бывшие руководители Армении преподносили его как слабого, нерешительного человека, не служившего в армии. Поэтому он мечтал одержать победу, особенно после поражения в нахчыванском направлении, которое произошло спустя месяц после его прихода к власти. Но обвинять его в том вопросе нельзя, потому что он только что пришел к власти. Ему нужна была военная победа. Мы точно знаем, что они планировали вернуть Лелетепе. Территорию, которую мы освободили в результате боев в 2016 году. Он стремился продемонстрировать, что да, прежняя власть Саргсяна потеряла эти территории, а верховный главнокомандующий «отважный» Пашинян вернул эти земли. Кстати, сейчас они сами, лучше осмыслив войну, публикуют статьи и выступают с заявлениями о том, что попытка отвоевать Лелетепе привела к серьезной потере в живой силе. На самом деле часть армянской армии была полностью уничтожена именно там.

В июле они пытались оккупировать территории в товузском направлении. Это было ясно, они обвиняли нас в том, что двое наших военнослужащих на автомашине «УАЗ» совершили нападение на их позиции. Это было смешно. В 44-дневной войне мы продемонстрировали, из кого и чего состоит наша армия. Если бы мы хотели захватить эти территории, то сделали бы это. Это во-первых. Во-вторых, зачем нам территория Армении? Почему мы должны давать Армении возможность обратиться в ОДКБ за военной помощью? Мы потеряли разум? Нет. Они хотели захватить земли, чтобы потом Пашинян сказал: я - великий командующий непобедимой армии, пришел и стою в Товузе. Вот чего они хотели. Мы отбросили их оттуда, и должен сказать, что могли бы продвинуться вперед. Они убили нашего генерала, офицеров. Мы должны были отомстить. Но я остановил нашу армию. Мы не перешли границу, просто отбросили их назад и остановились здесь. Хотя в горной части Товуза армянских войск не было. Мы могли бы спокойно продвинуться на километры. Я сказал нет, не время. Затем в августе они прибегли к очередной провокации в геранбойском направлении, заслали группу, чтобы они проникли на наши позиции, главарь этой группы был задержан нами. Наконец, наступил сентябрь. Это - результат повторных ошибочных расчетов, самомнения, заниженной оценки возможностей Азербайджана. Они допустили смертельную ошибку, и сейчас пожинают ее плоды.

Аманда Пол из Центра европейской политики Бельгии (онлайн): Благодарю, Президент Алиев. Мне очень приятно сегодня общаться с Вами. Хочу спросить Вас из Бельгии о Европейском Союзе. Во время войны многие в Азербайджане критиковали подход Европейского Союза. Как в поствоенный период Европейский Союз может восстановить свой авторитет и доверие к себе?

Президент Ильхам Алиев: Давайте будем откровенны, во время войны я не видел, чтобы Европейский Союз подвергался серьезной критике. Ни я, ни наши структуры не критиковали Европейский Союз как Европейский Союз. Президент Совета Европейского Союза позвонил мне во время войны. Он выразил обеспокоенность происходящим, мы провели обсуждения, я проинформировал его о ситуации. Да, была критика, связанная с некоторыми ведущими государствами-членами Европейского Союза. Однако во время войны они вели себя как государства, а не как члены Европейского Союза. Поэтому, что касается Европейского Союза, то его сегодня критикует Армения за то, что он не оказал помощь. Но как Европейский Союз мог помочь – вызывает большой вопрос. Европейский Союз должен был направить туда войска, или как? Не знаю.

Что касается роли Европейского Союза в постконфликтном развитии, то я уже сказал, что мы не получали от Европейского Союза никаких месседжей об их желании или планировании - если они желают или планируют - оказать нам помощь в реконструкции, размещении беженцев. Это будет для нас большим делом не только с точки зрения финансовых ресурсов, но и методологии. Мы никогда не оказывались в такой ситуации, когда вынуждены восстанавливать полностью разрушенные территории. Может быть определенный международный опыт, который подскажет как спланировать это, какие шаги и в какой последовательности предпринимать. Конечно, если международные организации, в том числе Европейский Союз, предусмотрят то или иное снабжение или помощь, то мы будем признательны.

Кроме того, могу вам сказать, что в связи с пандемией наши переговоры по новому соглашению с Европейским Союзом были заморожены. Я уже открыто заявлял, что как только COVID в той или иной степени закончится, и ситуация станет стабильнее, мы возобновим переговоры. Значительная часть этого соглашения уже согласована, остается всего 7-8 процентов. Поэтому мы планируем продолжать тесное сотрудничество с Европейским Союзом. Даже некоторые государства-члены Европейского Союза, которые совершали нападки на нас во время и после войны, уже изменили свое отношение. Могу вам сказать, что после войны остается всего лишь одна страна-член Европейского Союза, министр иностранных дел которой позволил себе высказать неподобающие мысли об Азербайджане. Мы, можно сказать, промолчали. Ответило лишь наше Министерство иностранных дел, потому что мы очень «боялись» этой страны. Я и вам советую очень «остерегаться» этой страны, которая беспощадно нападала на нас. Я поручил всем нашим официальным лицам промолчать, иначе они придут и «оккупируют» нас. Знаете какая это страна? Она называется Люксембург. Просто для сравнения могу вам сказать, что освобожденные нами территории равны четырем территориям Люксембурга. Поэтому было бы хорошо, если бы министр иностранных дел Люксембурга позаботился о себе и положил конец этим намекам. Кроме этого, ничего негативного после войны не произошло. Мы надеемся, что Европейский Союз останется нашим большим партнером. В частности, как я уже отмечал ранее, мы имеем формат стратегического партнерства с 9 странами Европейского Союза.

Хикмет Гаджиев: Спасибо, господин Президент. Аманда Пол была последней выступающей в нашем списке. От имени всей нашей группы хотел бы выразить Вам самую глубокую признательность и уважение за то, что Вы посвятили нам Ваше ценное время. Вы поделились с нами взглядами и мыслями, опираясь на которые мы вместе с послом Хафизом Пашаевым продолжим наши обсуждения. Мы также с нетерпением ожидаем посещения Музея военных трофеев на прекрасном бакинском бульваре. Спасибо, господин Президент.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю. Большое спасибо. Я бы хотел спросить, может у кого-то еще есть вопросы, потому что может показаться, словно у Хикмета есть список выступающих, это немного напоминает советский стиль. Возможно, кто-то хочет добавить.

Хикмет Гаджиев: Господин Президент, это был открытый процесс, и мы попросили их внести свои имена в список.

Участник из Турции: Господин Президент, спасибо за то, что уделили нам время. Благодаря Вашей щедрости я получил возможность сказать несколько слов и задать Вам короткий вопрос. Прежде всего, хочу присоединиться к поздравлениям по случаю Великой Победы, разрушившей армянскую мифологию и восстановившей не только территориальную целостность, но и психологию Азербайджана. Эта Победа повысила психологическое состояние, что очень важно. Как я предлагал во время наших предыдущих обсуждений, было бы хорошей идеей, если бы эксперты и академики рассмотрели все социально-психологические стороны вопроса. То есть, какова роль мнимой психологии, влияющей на политическое устройство в такой стране, как Армения, в создании фейковой политической культуры? Мы, конечно, видели это на примере Греции в 1922 году после Великой турецкой победы. Они перенесли большие травмы. Справиться с этими травмами таким странам нелегко. Однако, знаете, когда последующее развитие событий в том или ином направлении, факты формируют это, то сказанное мною превращается в реальность. Думаю, это будет очень хорошей идеей.

Второй вопрос связан с восстановлением территориальной целостности Азербайджана. Война обеспечила это. Однако пока еще остаются, пусть и не проблемные, но определенные моменты. Есть ли у Вас график восстановления суверенитета Азербайджана на этих не таких уж маленьких территориях, в некоторых частях Карабахского региона? Существует ли график, согласованный с российскими миротворцами и другими? Или Вы намерены решить проблемы территориальной целостности Азербайджана поэтапно, по ходу процессов? Тем не менее, я вновь поздравляю Вас с Великой Победой, даровавшей счастье нам в Турции и во всем регионе.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю. Спасибо за поздравления, поддержку. Безусловно, мы чувствовали поддержку Турции, лидера страны, Президента, высокопоставленных официальных лиц, НПО, медиа, всего турецкого общества. Эта была единая, мощная поддержка, и мы очень признательны за это. Считаю, что адаптация Армении к новой реальности потребует времени. Психологически они не готовы к этому, потому что, как я уже отметил, ими манипулировали, им промыли мозги. Они создали для себя фальшивую историю, которой у них никогда не было. Не хочу углубляться, но даже эти исторические герои не принадлежат нации, к которой они их причисляют. Их история XX века полностью фальсифицирована. Они пытались убедить друг друга, и, наверное, их самая большая проблема в том, что им удалось убедить друг друга в том, чего никогда не было, и в планах относительно того, чего они достигнут. Иначе до войны они бы не говорили на высоком уровне, на уровне президента, премьер-министра о Севрском соглашении. Они говорили о территориальных претензиях к Турции. Надо потерять разум, чтобы говорить об этом и планировать это. Помню, несколько лет назад когда на встрече с армянской молодежью у тогдашнего президента, преступника Саргсяна спросили «Когда мы вернемся на наши древние земли в Турции», он сказал: наше поколение одержало нынешнюю победу, а сделать это уже ваша задача. Где сейчас Саргсян? Он бежал из Карабаха. Во время войны он был там. Приехал туда, однако после этого бежал вместе с Кочаряном, считающимся героем войны. Они - трусы. Если бы потерявший ногу в Первой Карабахской войне бывший министр обороны Оганян всего за несколько дней до того, как мы вошли в Шушу, не бежал оттуда, то он мог бы потерять в Шуше голову. Вот их психология. Их воспитали так, словно они являются величайшей нацией мира, заслуживают всесторонней поддержки, все им обязаны, никто не знает, за что, и они использовали свою фальшивую историю для того, чтобы получить личные и корпоративные преимущества. Теперь, когда все поняли, что армии у них больше нет, а есть 10 тысяч дезертиров, - 10 тысяч, «непобедимая армия» - все их восприятие изменилось. Вы абсолютно правы, это – травма, психологическая травма. Но кто в ответе за это? Они сами. Не только те, что находятся у власти, но и все общество. Они должны открыть глаза и понять, что им придется жить в этой среде. Они больше Турции заинтересованы и должны быть заинтересованы в налаживании отношений с Турцией. Турция может прожить, вечно держа границы закрытыми. Это важно для Армении. Мы можем прожить. Например, если мы говорим о Зангезурском коридоре, то да, он будет иметь связь с Нахчываном. А разве сейчас у нас нет сообщения? Есть. Это будет для них, и они должны измениться. Но если вы спросите у меня, есть ли в политических кругах Армении хоть кто-то, кто реально смотрит на ситуацию? Нет. Если даже такой человек есть, он никогда не сделает это открыто, потому что сразу же подвергнется нападкам. Сразу же подвергнется критике. Его будут оскорбительно называть на своем языке турком. Его будут называть предателем и пр.

Что касается графика суверенитета, думаю, я уже сказал, что нагорно-карабахский конфликт окончен. Армян, которые в настоящее время живут под контролем российских миротворческих сил, как я уже отметил ранее, мы считаем гражданами Азербайджана. Реинтеграция данного региона – вопрос времени. Мы не будем особо спешить. Мы сделали все, что надо. Считаю, что эти люди сами поймут, что нормальные отношения с соседями лучше для них. Сегодня, когда вся логистическая поддержка на эти территории идет из Барды и Агдама, становится еще более ясным, что это – регион, интегрированный в Азербайджан. 100 лет назад Лачинского коридора не было. До 1930-х годов дорог в Лачине и Кяльбаджаре не было. Люди могли передвигаться лишь на лошадях. Конечно, этот регион не имел связи с Арменией. Он был полностью интегрирован в экономическом, в социальном, во всех отношениях в остальную часть Азербайджана, так и будет. Это – реальность. Мы готовы. В настоящее время в Азербайджане проживают тысячи армян. Как я сказал во время войны, сестра бывшего министра обороны Армении живет в Азербайджане. Когда он был министром обороны и удерживал наши территории под оккупацией, она жила в Азербайджане и никто не показывал на нее пальцем. Это – наша культура, наша политика. Полная интеграция Карабахского региона неизбежна. Это произойдет. Однако мы должны сделать это своевременно и с максимальным терпением.

Вели Халиги из Института ирано-евразийских исследований в Тегеране: Спасибо, господин Президент. После того, как Азербайджан успешно вернул Физулинский, Джебраильский и Зангиланский районы, он восстановил на данной территории 138-километровую пограничную линию. Де-факто армянское государство сменилось де-юре на Азербайджанскую Республику. Теперь мы можем взаимодействовать в различных вопросах, включая пограничное управление, реализацию проектов Худаферинского водохранилища и гидроэлектростанции. Это – позитивные события. Однако, с другой стороны, есть много вопросов, связанных с открытием коридора из Нахчывана в Азербайджанскую Республику. Официальные лица Азербайджана и Турции неоднократно говорили, что этот коридор не будет пересекаться с ирано-армянской границей. У многих иранцев и экспертов этот коридор вызывает беспокойство. Вопрос таков: какой будет реальная ширина данного коридора? Будет ли этот коридор связью лишь между Нахчываном и Азербайджаном? То есть, это будет внутренний коридор или международный? Будет ли он ограничен проездом людей и перевозкой товаров или же можно будет транспортировать военное оснащение? Эти вопросы обусловлены тем, что для нас важны как 750-километровая граница между Ираном и Азербайджаном, так и 38-километровая граница между Ираном и Арменией. Господин Президент, надеюсь, что Вы внесете в это ясность и по-дружески ответите на вышеупомянутые вопросы с тем, чтобы я довел их до наших друзей в Иране. Благодарю за доброе отношение и гостеприимство.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю, вы отметили очень важный вопрос, и я хочу внести ясность в нашу позицию. Безусловно, я могу говорить только от имени Азербайджана, потому что если речь идет о коридоре, то есть несколько стран. Поэтому в связи с этим должен быть консенсус. Однако восстановленная граница с Ираном открывает новые возможности. Вы напомнили о Худаферинском водохранилище и плотине. Как вам известно, в ходе одного из моих визитов в Иран мы подписали с Ираном соответствующее соглашение. К сожалению, некоторые из тех, кто критикует нас в Азербайджане, старались обвинить Азербайджан, говорили: почему Азербайджан подписал это соглашение, ведь он не контролирует ситуацию. Однако они не могли понять, что, подписав это соглашение, Иран еще раз показал, что считает данную территорию суверенной территорией Азербайджана, несмотря на то, что в многочисленных документах Иран оказал сильную поддержку нашей территориальной целостности. Это – политическая сторона. С практической точки зрения, сегодня, когда граница находится под нашим контролем, Худаферинская плотина одновременно является своего рода нашим общим достоянием. Могу вам сказать, что мы уже приступили к сотрудничеству с иранской стороной в строительстве гидроэлектростанции на 200 мегаватт. Она будет разделена на две части. Азербайджан уже договорился с Ираном по методологии выплаты инвестиций, потому что все сделано Ираном. Поэтому мы должны возместить, внести свою долю. И это согласовано.

Что касается обеспокоенности в связи с границей, считаю, что она совершенно безосновательна. В начале поствоенного периода такое беспокойство было. Однако, как вам известно, высокопоставленные делегации - министр иностранных дел, заместитель министра иностранных дел посетили Азербайджан, и мы, я лично, широко обсудили с обоими – господином Зарифом, господином Аракчи – наши мысли по этому поводу и, считаю, пришли к общему знаменателю. Мне известно, что после этого они совершили визиты в Россию, Турцию, где обсудили те же вопросы, и у нас имеется полный консенсус. Иран оказывает этому проекту сильную поддержку. Кроме того, Иран оказывает мощную поддержку формату 3+3, и в настоящее время фактически основной вопрос в этом. Это ни в коем случае не будет отделять Иран от Армении. Это в определенном смысле станет железнодорожным, магистральным сообщением. На нашей границе имеется широкое железнодорожное, магистральное сообщение. Это не означает, что наносится ущерб чьим-то интересам. Напротив, это создаст для Ирана возможность передвижения по Нахчыванской железной дороге в Ерасх, а оттуда – в Армению и иметь железнодорожное сообщение. Поэтому считаю, что правительство Ирана полностью поддерживает данный проект. Думаю также, что будет хорошо, если иранские мозговые центры, гражданское общество и политики узнают правду.

Что касается перевозки товаров и пассажиров, - это вопрос времени. После нескольких обсуждений в совместной рабочей группе Азербайджан-Армения-Россия на уровне заместителей премьер-министров в нашем трехстороннем Заявлении есть положение о том, что безопасность на территории Армении будут обеспечивать российские силы пограничной безопасности. Как вам известно, они контролируют границу Армении с Ираном и Турцией. Поэтому это не будет чем-то новым для Ирана. То есть, вновь будут русские. При пересечении границы с Арменией первыми иранцы будут видеть российские силы пограничной безопасности. Такой же будет ситуация, связанная с коридором. Это не создаст никаких трудностей. Что касается военных или гражданских грузов, то, как вам известно, сегодня мы по действующим маршрутам отправляем через территорию Ирана военные грузы в Нахчыван. А почему бы не по этому пути? Никакой разницы не будет. Кроме того, война уже закончилась, и нам не нужно думать об этом. Мы должны подумать о мире.

Стивен Клайн из Тель-Авивского университета Израиля: Доброе утро, хочу поблагодарить Вас за то, что уделили нам время. У меня два вопроса. Первый связан с месседжем. Вы сказали о солидарности в азербайджанском обществе. Считаю, что мы видим эту солидарность. Мы видим в стране лозунги, на которых на азербайджанском языке написано «Шуша наша!», «Карабах наш!». Я видел лозунг «Не верьте Армении!» с крупным хештегом. Это важно. С позиции Израиля я это понимаю. Мы тоже пережили это, адресованные людям месседжи. Месседжи формировали у людей большую преданность Карабаху. Вместе с тем, как вы можете себе представить, я говорил также с азербайджанцами, враждебно относящимися к армянам, и они имеют право на это. Однако это влияет на безопасность армян, особенно армян в Нагорном Карабахе. Мы знаем, что Вы можете предпринять эмоциональные шаги. Жесты, сделанные на азербайджанских территориях в Нагорном Карабахе, были положительными. Однако когда для этого выбрано неподходящее время, то эмоционально это может повлиять на них негативно, потому что они все еще живут с травмой, о которой Вы сказали. Вопрос такой: как эти месседжи меняются после перехода Карабаха под контроль Азербайджана? Что еще будет написано рядом с лозунгами «Шуша наша!», «Карабах – это Азербайджан!». В чем будут заключаться очередные месседжи для того, чтобы азербайджанцы не питали враждебного отношения к армянам, а армяне Нагорного Карабаха чувствовали себя в большей безопасности в Азербайджане?

Второй вопрос связан с положением женщин. Согласно экономическим исследованиям, положение женщин тесно связано с экономическим развитием и миром, однако устранить данный пробел сложно. В чем Вы видите роль правительства в дальнейшем улучшении положения женщин для обеспечения большого разнообразия? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю. Начну со второго вопроса, потому что женщины всегда являются приоритетным вопросом. Считаю, что роль женщин в Азербайджане в различных сегментах нашей жизни достаточно высока. Уважение к женщинам – историческая традиция азербайджанского народа. Как вам известно, одним из первых постановлений образованной в 1918 году Азербайджанской Демократической Республики было предоставление женщинам избирательного права. Это произошло в 1918 году. Эмансипация женщин в то время была одним из приоритетов. Считаю, что достижения сегодня очевидны. Меня удивляет то, что Азербайджан порой воспринимается как страна, где женщины не имеют достаточных прав или же ситуация с их правами ухудшается, либо они подвергаются некой дискриминации. Это совсем не так. То, что здесь мало женщин, связано с тем, что здесь собрались наши гости. Сейчас это ваш стол. Однако женщины в Азербайджане занимают очень высокие должности, вы и сами знаете это. Женщины занимают должность председателя Милли Меджлиса и даже более высокие посты. Что касается реконструкции, то, конечно, мы рассчитываем на них, потому что женщины в Азербайджане обычно работают в секторе образования и здравоохранения. Это тоже будет приоритетом на освобожденных от оккупации территориях. В первую очередь, мы планируем построить больницы, школы. Поэтому для женщин будут обеспечены нормальные, хорошие места работы.

Что касается лозунгов и билбордов, то, как вам известно, выражение «Карабах – это Азербайджан!» я использовал на Валдайской конференции в Сочи, потому что премьер-министр Армении Пашинян, участвуя в акции в Карабахе, сказал «Карабах – это Армения, и точка». Это стало концом переговоров. Во-первых, это была ошибка, неправда. Во-вторых, это противоречило его прежним заявлениям. Он говорил о том, что Карабах является независимой страной. Как это возможно, чтобы он принадлежал Армении и одновременно являлся независимой страной? Этот вопрос господину Пашиняну. Видимо, теперь уже нет нужды задавать ему этот вопрос. Я сказал это, получив возможность выступить на конференции, которая транслировалась в прямом эфире. Я мог бы сказать это в Баку, и, возможно, многие не услышали бы этого. Но я сказал на конференции, которая транслировалась в прямом эфире: «Карабах – это Азербайджан, и восклицательный знак». Это сразу же превратилось в хештег или лозунг, стало основным лозунгом нашей победы во всех моих заявлениях, поэтому мы видим этот лозунг всюду. Видимо, так и будет продолжаться, потому что это правда: «Карабах – это Азербайджан!». Касательно новых лозунгов, об одном я уже сказал. На одном из щитов на дороге, которую Армения считает своей, мы написали «Добро пожаловать в Азербайджан». Это их раздражает. А что написать? Когда мы пишем «Карабах – это Азербайджан!», им это не нравится, пишем «Добро пожаловать в Азербайджан» - опять не нравится. Видимо, как я сказал в выступлениях перед политиками, международным сообществом, им нужен этот посттравматический период, чтобы получить хорошее лечение для того, чтобы найти себе путеводитель и адаптироваться к новым реалиям. Но во время и после войны мы никогда не допускали враждебной риторики. В комментариях, заявлениях и месседжах, адресованных азербайджанскому народу, я всегда говорил, что Армения должна дать нам график, и тогда мы остановим войну. И это произошло. Мы не сделали ничего ошибочного, сделали то, что было нужно, и сделали это своевременно.

Ректор Стамбульского университета Алтынбаш, член Президентского совета по вопросам безопасности и внешней политики Турции Чагры Архан: Я тоже хочу лично поздравить Вас, как Верховного главнокомандующего азербайджанской армии, и весь азербайджанский народ, одержавший эту большую Победу. Вы сказали, что азербайджанцы, наряду с азербайджанскими флагами, поднимали в городах Азербайджана турецкие флаги. Уверен, Вам известно о том, что во время 44-дневной войны во всех городах Турции развевались флаги Азербайджана. Мы отмечали Победу в Турции как граждане Азербайджана. Этот период тесного сотрудничества между Турцией и Азербайджаном показал, что выражение «Одна нация, два государства» - это не просто риторика, но и реальность. В эти минуты мы чтим память общенационального лидера покойного Гейдара Алиева. Хочу задать очень короткий вопрос. Учитывая нынешнее развитие событий, текущую ситуацию и необходимость динамики в регионе, Вы все еще считаете, что Минская группа нужна, и, если она останется, то в чем, по-Вашему, будет заключаться ее функция? Будут ли новые функции, должны ли они обновить существующие функции? Какова нынешняя цель этой группы, действующей на протяжении 25-30 лет? Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо. Благодарю за добрые слова и поздравления. Мы знаем, что наша победа была воспринята в Турции как наша общая победа, и весьма признательны за такую мощную братскую поддержку. Как я уже сказал, мы ощущали эту солидарность и поддержку от всех сегментов турецкого общества, простых людей, от каждого, что придавало нам дополнительные силы.

Что касается Минской группы, то после войны я встречался с ее сопредседателями. Когда у меня спросили о том, каким я вижу их будущее, я попросил их представить мне некоторые предложения, потому что именно Минская группа обычно вносила предложения. Разумеется, на основе позиции Азербайджана и Армении. Однако имевшиеся на столе переговоров принципы и темы были разработаны ими. Конечно, состав Минской группы и отношения внутри нее – это они определяют сами. Во-первых, нам необходимо знать позицию сопредседателей – России, Соединенных Штатов Америки и Франции. Как они видят будущую деятельность Минской группы? Ведь именно они сопредседательствуют в этой группе. Это наша позиция. Есть ли необходимость в деятельности группы, которая должна была помочь в урегулировании конфликта, после того, как он урегулирован? Не знаю. В то же время я не могу сказать, что Минская группа нам больше не нужна, уходите. Нет. Зачем мне это говорить? Поэтому я в дипломатичной форме попросил их подумать и проявить креативность. В течение этих 29 лет они были очень креативными. Пусть проявят еще немного креативности. Однако считаю, что, если серьезно, то могут быть некоторые сферы, в которых они смогут сыграть свою роль в постконфликтной ситуации. Не как группа, которая должна урегулировать конфликт. Здесь я совершенно не согласен с некоторыми представителями Минской группы. Они говорят о необходимости урегулирования конфликта. Конфликт уже разрешен. Если я говорю о том, что конфликт разрешен, значит он разрешен. Если Армения говорит о том, что конфликт не разрешен, тогда я могу спросить у армянской стороны, каким ей видится урегулирование конфликта, и что мы должны сделать. Таким образом, считаю, что они сами должны подумать о чем-то, быть креативными, оказать поддержку. Они не должны предпринимать ничего такого, что может нарушить этот хрупкий мир. Не должны давать Армении нереальных обещаний, должны быть нейтральными, беспристрастными, и постараться закрыть эту ситуацию. Говоря о будущем мирном соглашении с Арменией, то есть, если Армения рассматривает такой вариант, то в таком случае может быть много возможностей для международных игроков. Есть вопросы демаркации, делимитации, взаимных связей. Мы являемся частью международного сообщества, членами ОБСЕ, играющей особую роль в регионе. Поэтому я считаю, что они могут быть полезными. Но они давно не приезжают к нам. Надеюсь, что они в скором времени приедут с определенными предложениями, а мы, конечно, внимательно их изучим.

Профессор Национального университета Киево-Могилянской Академии Тарас Кузио: Из Украины также было поздравление по случаю освобождения Ваших территорий. Азербайджан однозначно поддержала не только Турция, но и Украина, о чем заявила во всех политических источниках и медиа-органах, и это чрезвычайно важно. Перед тем, как задать вопрос, хочу поделиться шуткой. Слушая этот очень интересный обмен мнениями, я подумал вот о чем: интересно, выходила ли в отпуск армянская разведка в последние 10 или 20 лет? А может быть они не могут пользоваться Google? А может Yandex не так хорош, как Google, не знаю. Но если серьезно, то вопрос - возможно, он еще не звучал – связан с вопросом о Минской группе. Проблема, связанная с Минской группой, заключается в том, что США в регионе не присутствовали. При обоих президентах. То есть, это не вопрос политической партии. Две разные партии. Французы тоже были предвзяты. В ноябре обе палаты парламента Франции проголосовали за независимость Нагорного Карабаха. Так что Франция в азербайджанском вопросе поддерживает сепаратизм, при этом в Минской группе в вопросе Донбасса – восточного региона Украины – она утверждала о своей поддержке территориальной целостности Украины. Она проводила очень странную, противоречивую и многовекторную внешнюю политику. То есть, что бы Вы хотели увидеть от администрации США в этом регионе? Ставлю вопрос в более широком смысле, не только в составе Минской группы. Желает ли Президент Азербайджана видеть США более активными? Пора ли США вернуться? Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо. Прежде всего, благодарю за поздравления. Передайте нашу признательность нашим друзьям в Украине, поддержавшим Азербайджан. Во время войны мы чутко отслеживали реакцию стран мира на происходящее. Так что мы высоко ценим сильную позицию украинского общества.

Что касается вопроса, то полностью согласен с вами. Да, Франция находилась на стороне сепаратистов, и это – правда. Во время войны я несколько раз публично высказывал свое мнение об этом – это, конечно, было неприемлемо. Потому что, наверное, многие из вас не знают, я доведу до вашего внимания историю о том, как Франция стала сопредседателем Минской группы. Франция изначально не являлась сопредседателем Минской группы. Она стала сопредседателем Минской группы по просьбе Президента Ширака. Он очень настаивал и неоднократно просил об этом моего покойного отца. Во время моих многочисленных встреч с покойным Президентом Шираком он тоже рассказывал мне ту же историю о том, как убедил моего отца, чтобы Франция стала сопредседателем Минской группы. Он говорил: Ваш отец возражал против этого, открыто говорил «нет» и отмечал, что у нас нет никаких претензий к вашей личности, однако у вас очень сильная армянская диаспора, которая будет влиять на процесс принятия решений, в итоге вы окажетесь на стороне Армении. Президент Ширак убедил его и обещал, что этого не будет, что Франция останется нейтральной, после чего отец дал согласие. Если бы он не дал согласия, Франции там не было бы. Это – напоминание некоторым французским политикам, которые не знают эту историю.

Должен вам сказать, что в период всего нашего тесного сотрудничества с Францией нейтральность и беспристрастность обеспечивались. Говоря о различных уровнях нейтральности, могу даже сказать, что Президент Олланд, приняв участие 24 апреля в церемонии в Армении, в тот же день прилетел в Баку. В это время я находился вместе с Президентом Эрдоганом в Чанаккале на церемонии по случаю годовщины Чанаккалинской победы, и получилось так, что приехал в Баку после Президента Олланда. Он прилетел в Баку до меня, и мы встретились утром следующего дня. Я по сей день высоко оцениваю тот случай, считаю это показательным для поведения политика – сопредседателя Минской группы, государственного деятеля, ответственного человека. Он отчетливо понимал, что если, посетив Армению по такому поводу, не приедет в Азербайджан и не проявит уважения, не поведет себя сбалансированно и беспристрастно, то это будет воспринято в Азербайджане как очень непопулярный поступок. К сожалению, во время и даже до войны эта дипломатическая практика была утрачена. Даже до войны. Несбалансированный подход со стороны Франции в отношении Армении и Азербайджана демонстрировался не только во время войны. Так было и до нее. Есть много показателей этого, не хочу отнимать у вас время. То, что происходило во время войны, было очень странным, к сожалению, случилось то, что случилось. Помешало ли это нашим планам? Нет. Смогли они повлиять на нашу волю? Нет. Это был ошибочный расчет. Скажу откровенно, большие страны привыкли к тому, что порой сказанное ими в отношении некоторых других стран, немедленно исполняется. Они привыкли к этому. Это плохая привычка. Они должны отказаться от этой плохой привычки. Это как курение, вы привыкаете к этому. Если кто-то не говорит того, что вы хотите, или не повторяет ваших слов, то его беспокоит, что это может вызвать у вас гнев. Ничего из того, о чем мне говорили во время войны, то есть, остановиться, вернуть уже освобожденные территории, не было выполнено. Однако после войны ситуация изменилась. Из Франции приезжали делегации, поступали месседжи, были предложения о нормализации отношений. Я говорил, что мы не допустили никакой ошибки в наших отношениях. Мы всегда были привержены сотрудничеству. Но случилось то, что случилось. Вы правы, когда говорите о том, что Франция активно поддержала территориальную целостность Украины, при этом не поддержала территориальную целостность Азербайджана. Я знаю, как это называется, но не хочу проявлять грубость.

Что касается того, что могут сделать США. В начале выступления вы сами сказали, что США отсутствовали. США не было, а мы решили проблему. Я не говорю, что США должны были быть здесь, но нам не поступало никаких месседжей от новой администрации. Администрация сформировалась в январе, сейчас – апрель. Господин Блинкен звонил Пашиняну. О чем они говорили, я не знаю. И вновь не был соблюден баланс. Я не говорю, что мы ждали звонка от господина Блинкена. Но это - страна-сопредседатель, они должны вести себя сбалансированно. Мы не знаем, какова позиция правительства США по вопросу, связанному с нашим регионом. Президент Байден направил мне письмо по случаю Новруз байрамы. Я признателен ему за это. Но это было просто поздравительное послание. Я знаю, что подобные послания были направлены и другим странам. Все.

Профессор Ахмет Уйсал из Центра ближневосточных исследований (Турция): Благодарю, господин Президент. Еще раз хочу поздравить Вас, мы гордимся Вами. Вчера мы видели разрушения в Агдаме. Словно находились в военной зоне, где нет войны. Единственное, что они сделали, проложили траншеи. Никакого строительства не проводилось. Это было очень печально. Разрушили дома, мечети. Конечно, с Вашего разрешения хотел бы предложить провести Международный карабахский форум. Это привлекло бы многих турецких туристов, академиков и бизнесменов. Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо. Хорошая идея. Считаю, что Университет АДА может поработать над этим. Я полностью поддерживаю эту идею. Мероприятия могут быть проведены здесь, на освобожденных от оккупации территориях.

То, что мы увидели в Агдаме, можно сказать, есть повсюду. В Физули ситуация еще хуже, потому что там нет зданий. Полуразрушенную мечеть в Агдаме сохранили по двум причинам. Во-первых, она служила ориентиром для измерения расстояния. Во-вторых, это был пункт наблюдения. Они ждали, что мы перейдем в наступление с этого направления. Если вы посмотрите на путь, по которому мы продвигались, освобождая территории от оккупации, то увидите, что мы не пошли прямо на Агдам. Они ждали нас там, у них были мощные оборонительные заграждения. Могло быть много потерь. Наш путь на Агдам был открытым, и Агдам следовал после Шуши. Мы планировали войти туда с другого направления. Премьер-министр Армении сказал, что если бы он не подписал 10 ноября акт о капитуляции, то их потери могли составить двадцать тысяч человек. Не уверен в цифрах. Если в Агдаме было двадцать тысяч солдат, то почему они не воевали? Почему они держали в Агдаме двадцать тысяч солдат в ситуации, когда не смогли удержать оккупированные территории?

В Физули вообще нет никаких зданий. В Губадлы сохранили два-три здания, которые использовали как военные склады. В Зангилане возвели поселок. Хотели расселить людей. Но у них не было человеческих ресурсов. Могу сказать также, что они сотворили с Шушой. Они всегда говорили, что Шуша – это армянский город. Это относительно новый город. Он основан в 1752 году Панахали ханом, прибывшим из Агдамского района. Он избрал эту территорию в качестве крепости для самозащиты, потому что на него были нападения с различных сторон. До подписания Ибрагим Халил-ханом в 1805 году Кюрекчайского договора с Россией Шушой правили Панахали хан, его дети и внуки. Он думал, что спасает свою жизнь, но через год Ибрагим Халил-хан и его семья были убиты. Мы должны знать эту историю. Прошу вас посмотреть Кюрекчайский договор, а также то, что произошло с правителем Карабаха после его подписания.

Говорят, что Шуша – армянский город, но она находилась в ужасном состоянии. Приехав туда в первый раз, я был очень удивлен. Все было разрушено, не построено ни одного здания. Только для руководителей Армении и так называемого карабахского режима на территории, где в советское время находился санаторий, были построены две виллы. Могу сказать даже больше. Войдя в Гадрут и на территории, где находились армянские поселки, я увидел нищету, которую, наверное, не видел нигде на протяжении последних двадцати лет. Куда они дели деньги, собранные с диаспоры? Ежегодно в Калифорнии, во Франции, в России организовывались марафоны, на которых собирали десятки миллионов долларов. Но их не видно. Таким образом, мы должны восстановить и восстановим Шушу. Карабахский форум – хорошая идея. Большое спасибо за эту инициативу.

Даниель Поммиер Винчелли из Римского университета Ла Сапиенца: Благодарю, господин Президент. Поздравляю Вас с восстановлением территориальной целостности. Считаю, что это – достижение, которое происходит в жизни политического лидера один раз. Поздравляю лично Вас. Хочу спросить, как по-Вашему, будет ли дано разрешение на возвращение вынужденных переселенцев на освобожденные от оккупации территории? Мне известно, что это длительный процесс, требующий времени. Однако считаю, что Вы можете дать общую информацию, связанную с процессом возвращения. Благодарю, господин Президент.

Президент Ильхам Алиев: Мы хотим возвратить их как можно скорее. Они столько ждали. Но самая большая проблема – это мины. Армения не предоставила нам карты минирования, хотя мы знаем, что они у них есть. После окончания войны только среди гражданских лиц, не считая наших военнослужащих, наши потери составили свыше 100 человек. Более 20 человек из них погибли, подорвавшись на минах. Это еще одно военное преступление, потому что война закончилась. Почему вы не предоставляете нам карты минирования, чтобы мы могли очистить эти территории? Поэтому предстоит большая работа, связанная с разминированием. Разминирование – это длительный процесс, требующий времени, потому что у нас нет достаточного числа квалифицированных кадров. В настоящее время мы организуем тренинг, а также приобретаем оборудование.

Второй важный вопрос – этому уже дан старт – подсчет причиненного ущерба, потому что мы планируем подать на Армению в суд в международных правовых институтах за совершенные разрушения. Поэтому мы документируем все разрушения. Для каждого строения создаем специальный паспорт, который станет документом для юридического процесса. Конечно, инфраструктурные проекты. Потому что мы не можем отправить людей туда, где ничего нет. Там должны быть достойные жизненные стандарты. Мы уже приступили к проектам. Могу назвать некоторые из них. Например, уже началось строительство автомагистралей из Физули в Шушу, из Шуши в Джебраил, из Горадиза в Зангилан, из Барды в Агдам. Процесс, связанный со всем этим, уже идет. Утвержден бюджет. Производство электроэнергии, линии, уже проложена линия в Шушу. В скором времени в Шуше будет открыта электростанция. Как я уже отметил, максимум через 2 года Карабах будет оснащаться электроэнергией. Кроме того, нет водоснабжения, водопроводов. Что люди будут есть и пить, если поедут туда, как будут заниматься сельским хозяйством? Мы должны правильно спланировать. Конечно, градостроительство, потому что все разрушено до основания. Поэтому будут новые градостроительные проекты. В настоящее время идет процесс, связанный и с этим. Мы начали незамедлительно, и могу вам сказать, что первый градостроительный проект, который мы утвердим, – это Агдам, а также другие города. В одном из сел в Зангилане мы начали пилотный проект «умное село». Считаю, что восстановительные работы начнутся либо в следующем месяце, либо в июне. Надеюсь, что этот пилотный проект будет реализован до конца года. Вместе с тем, в ходе контактов с нашими партнерами из различных стран я поднял этот вопрос, чтобы привлечь компании, которые могут дать нам идеи, связанные с градостроительством, строительством сел. Мы хотим пригласить эти компании к сотрудничеству с нами, потому что наших строительных возможностей недостаточно для восстановления этих территорий. Как я уже сказал, мы должны восстановить четыре Люксембурга. Это серьезная работа. Поэтому трудно сказать, когда они все вернутся. Но они будут возвращаться поэтапно. Вполне вероятно, что возвращение начнется с сел, близких к инфраструктуре. К примеру, проложить электрические и водные коммуникации в Агдаме, Физули, Джебраиле легче. Мы будем потихоньку продолжать. Одновременно мы планируем в настоящее время строительство аэропорта в Лачине, потому что добраться до Лачина нелегко. Для строительства там нужны транспортные самолеты. Также прокладывается дорога и в Кяльбаджар. Существующая дорога в настоящее время находится под контролем российских миротворцев. Мы пользуемся этой дорогой, но порой неизвестно, когда и как будет. Мы должны построить много тоннелей, потому что высота гор достигает 3500 метров, и дороги здесь раньше не было. Так что сказать в точности, когда это произойдет, мне трудно. Но надеюсь, что со следующего года поэтапно будет размещена первая группа переселенцев.

Исполнительный директор Центра глобальных и стратегических исследований Пакистана Халид Теймур Акрам: Выйдя за рамки протокола, хочу сказать несколько слов. Мы транслируем эту конференцию и в Пакистане посредством Вашей страницы в Facebook. Ее отслеживает много молодежи. Они мне пишут, что Ваше лидерство является источником мотивации не только для азербайджанской, но и пакистанской молодежи. Они просят меня обратиться к участникам, чтобы особо поаплодировать господину Президенту.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Большое спасибо. Вам уже предоставлен первый экземпляр издания о проделанной нами работе, прежнем виде городов и разрушениях. Этому будет посвящено много книг. Это – первый экземпляр. Он уже роздан. Вы первыми получили его. Еще раз благодарю за то, что вы были с нами, и за ваши вопросы.

В заключение была сделана фотография на память.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам