СПОРТ


В конце 1998 года разразился самый громкий скандал в истории олимпийского движения

Баку, 27 июля, АЗЕРТАДЖ

В конце 1998 года разразился самый громкий скандал в истории олимпийского движения, после которого МОК пытались перебазировать в США.

Как сообщает АЗЕРТАДЖ со ссылкой на спорт-экспресс, в минувшие выходные глава МОК Томас Бах вручил олимпийский орден президенту Польши Анджею Дуде. Среди «заслуг» политика перед спортивным движением названа... польская позиция по украинскому вопросу. Данный шаг, наряду с рекомендацией о недопуске спортсменов из России и Белоруссии на международные соревнования, демонстрирует нынешнюю приверженность МОК совершенно определенному политическому лагерю. Однако так было не всегда. Самый знаменитый из руководителей организации, Хуан Антонио Самаранч, на протяжении двух десятилетий сохранял нейтралитет, в том числе во времена холодной войны и железного занавеса. И едва не поплатился за это личной свободой и благополучием во время крупнейшего в истории организации коррупционного скандала 1998-1999 годов. То, как развивалась данная история, дает основание считать, что это было не просто желание «урезонить зарвавшихся спортивных чиновников», но и попытка осуществить рейдерский захват олимпийского движения со стороны представителей англоязычных стран — США, Канады, Великобритании и Австралии.

В 1992 году британские журналисты Вив Симсон и Эндрю Дженингс выпустили книгу «Властелины олимпийских колец: власть, деньги и дурман». В ней жестко критиковалась коммерческая деятельность МОК и лично ее президента. Самаранч подал на авторов бестселлера в суд за клевету, но не довел дело до конца. И в декабре 1998-го эстафету британцев принял президент Международной лыжной федерации швейцарец Марк Ходлер, публично обвинивший членов МОК в коррупции. Этот специалист на протяжении долгих лет возглавлял оценочную комиссию, от которой зависели результаты выборов олимпийских столиц. И, по данным 80-летнего чиновника, Игры в Атланте (1996), Нагано (1998), Сиднее (2000) и Солт-Лейк-Сити (2002) были куплены за счет взяток членам МОК. Ходлер даже назвал сумму, в которую обходилась победа города в олимпийском тендере, — примерно 7 миллионов долларов.

На удивление «материальная помощь» чиновникам МОК со стороны заявочных комитетов Игр в те годы была не запрещена. Однако все понимали, что с этической точки зрения это, мягко говоря, нехорошо. Поэтому одновременно были начаты сразу четыре расследования. Комиссию МОК возглавил канадец Ричард Паунд — будущий основатель ВАДА и автор нашумевшего доклада о русском допинге. А остальные три дела завели на территории Соединенных Штатов — они касались исключительно оргкомитета Солт-Лейк-Сити-2002. Помимо внутренней проверки, с темными делами в штате Юта разбирались в Олимпийском комитете США и министерстве юстиции страны. Глава оргкомитета Том Уэлч, которому грозило пять лет тюрьмы, немедленно подал в отставку.

В ходе расследования под подозрением оказались 24 члена МОК, в том числе сам Самаранч. Прегрешения «коррупционеров» заключались в том, что их родственникам помогали с переездом или трудоустройством в Штатах, иногда — с учебой в вузах. В Солт-Лейке для этих целей был создан абсолютно легальный фонд размером в миллион долларов. Щедростью американцев пользовались представители Финляндии, Кореи, Чили, Эквадора, Свазиленда, Конго... Попал под раздачу и тогдашний глава Олимпийского комитета России Виталий Смирнов. Ему предъявили историю с подаренным в Юте охотничьим ружьем «Браунинг». Сам российский функционер говорил, что этот презент ему вручили насильно — в этом оружии он не нуждался и в итоге передарил его одному из наших региональных стрелковых клубов.

Также Смирнову вменяли в вину, что он принял от американцев помощь в лечении в Юте трехкратного олимпийского чемпиона по хоккею Александра Рагулина, которому грозила ампутация ног. В ОКР выздоровление легенды спорта считали «примером олимпийской солидарности», но в комиссии Паунда придерживались иного мнения, объявив Смирнову по итогам расследования выговор. Всего в результате расследования в отставку отправили десять членов МОК, еще к десяти были применены различные санкции. Кроме того, было запрещено посещение членами оценочной комиссии городов — кандидатов на проведение Олимпиады. Это положило конец пышным приемам, что также считали проявлением коррупции.

Но, несмотря на оперативную реакцию МОК и антикоррупционные реформы, удар по репутации организации был нанесен очень серьезный. В ответ на истеричные публикации в англоязычных СМИ спонсоры олимпийского движения потребовали переезда штаб-квартиры международного комитета из Лозанны за океан. Несмотря на то что Самаранч в 1980-х поставил перед своим коммерческим отделом задачу уменьшить зависимость от американского капитала, большая часть корпораций из десятки генеральных партнеров МОК все равно представляли США: «Кока-кола», «Макдоналдс», «Виза», «Интел», «Дженерал Электрик»... Ну и главное — американскому каналу NBC были проданы телеправа на рекордную сумму в 2,5 миллиарда долларов. В таких условиях игнорировать пожелания из-за океана было совершенно невозможно. Особенно в условиях, когда ФБР и Конгресс США захотели допросить Самаранча по скандальному делу.

Многие соратники испанского маркиза уговаривали его не ехать в Штаты на унизительный допрос. «Вы несете ответственность только перед олимпийской семьей», — говорил член МОК грек Ламбис Николау, предупреждая 79-летнего Самаранча, что в США его вполне могут арестовать. «Олимпийские игры принадлежат всему миру. Ему же подотчетен и президент МОК», — согласился маркиз и поехал. На кону были независимость и финансовое благополучие олимпийского движения, а терпеть хамство политиков ему было не привыкать. Например, Самаранч десятки раз пытался встретиться с Михаилом Горбачевым, но так ни разу и не был принят последним генсеком ЦК КПСС.

Накануне визита главы МОК в США газета «Лос-Анджелес Таймс» опубликовала статью о «взятке» в 12 тысяч долларов, которую Самаранч якобы получил в 1990 году от оргкомитета Атланты-1996. Именно в такую сумму оценивался визит в будущую олимпийскую столицу супруги маркиза с сопровождающим. Кроме того, в статье утверждалось, что МОК тратит полмиллиона долларов в год на аренду для главы организации целого этажа в одной из гостиниц Лозанны. Самаранч действительно был первым президентом международного комитета, который не руководил из прекрасного далека, а ежедневно лично занимался делами организации. Но, как выяснилось, на самом деле он жил в стандартном люксе стоимостью в 250 долларов в день (и 70 долларов за резерв в дни его командировок). Получалось не более 100 тысяч долларов в год.

— Само заседание длилось около трех часов, — рассказывал в интервью «СЭ» Самаранч о своем допросе в Конгрессе США. — Оно началось с официальных заявлений обеих сторон, а потом мне стали задавать вопросы, которые иной раз были, признаюсь, весьма неожиданными. Например, одна из главных тем, интересовавших членов комиссии, оказалась такой: почему моя жена в 1990 году посетила Атланту? Я объяснил: она поехала потому, что ее туда пригласили, причем мне стоило больших трудов убедить ее принять приглашение. Это был неофициальный визит, но так или иначе визит жены президента МОК. Ее принимали очень хорошо. В память об этом визите она хранит письмо, которое ей позже прислали из-за океана. Это письмо бывшего вице-президента США Куэйла, в котором он благодарит мою жену за посещение Атланты.

Допрос Самаранча агентами ФБР продолжался более пяти часов. О содержании этого разговора публично не сообщалось, но можно не сомневаться, что маркиз на нем вел себя так же открыто и достойно, как и в Конгрессе. В общем, после этого представлять главу МОК главным олимпийским мафиози было глупо даже для американцев. Уголовное дело в отношении бывшего руководства оргкомитета Солт-Лейк-Сити-2002 все-таки дошло до суда, но практически все обвиняемые были оправданы. Конечно, безумные траты на то, чтобы задобрить голосующих членов МОК, не красили олимпийское движение. Но подобное тогда практиковалось в огромном количество бизнес-структур и точно не могло стать поводом для перевода всего международного комитета под юрисдикцию США.

Вопрос о переезде МОК из Лозанны отпал сам собой. Но впереди был последний раунд рейдерской битвы вокруг главной олимпийской организации. В 2001 году Самаранч ушел на покой, а на его место претендовал ставленник заокеанских спонсоров — канадец Ричард Паунд. Пытаясь предотвратить его приход к власти, испанский маркиз негласно попросил своих сторонников голосовать за бельгийца Жака Рогге. Последний и стал преемником Самаранча еще на 12 лет. Этот период прошел под знаком напряженности между МОК и США, ведь ради независимости международного комитета пришлось согласиться, чтобы доходы от продажи прав на телетрансляции на территории США сначала поступали в распоряжение Национального олимпийского комитета (USOC), и только потом процент от них перечислялся в Лозанну.

Споры об этом проценте привели к тому, что американские города долгое время не могли получить Олимпийские игры. Отказали даже заявочному комитету Чикаго-2016, за который в 2009 году агитировал лично президент США Барак Обама. Напряжение спало только с приходом Томаса Баха. Хотя немецкого фехтовальщика тоже обвиняли в том, что он «пытается усидеть на нескольких стульях», сохраняя хорошие отношения и с Западом, и с Россией, и с «дальневосточными тиграми» — Китаем, Кореей и Японией. Однако в критический момент мы увидели, что МОК не удалось остаться вне политики.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными