КУЛЬТУРА


Хагани Ширвани - неустанный глашатай благородных и гуманистических идей

Баку,8 апреля, АЗЕРТАДЖ

Афзаладдин Ибрагим ибн Али Хагани Ширвани - один из величайших поэтов и философов Востока, классик азербайджанской поэзии. Он родился 8 апреля приблизительно в 1120 году в городе Шамаха, столице государства Ширваншахов, расположенного на севере Азербайджана. Его воспитанием занимался дядя по отцу, крупный ученый своего времени Кафиэддин Омар, который лично обучал мальчика астрономии, естествознанию, логике, юридическим наукам, грамматике и литературе.

В ученике с малых лет обнаружились способности к поэтическому творчеству, будучи молодым поэтом, он успел привлечь к себе внимание общественности. Глава поэтов Ширваншахского дворца Абул-Ула устроил его на службу во дворец, предложив принять псевдоним Хагани.

Хагани прошел длительный и сложный творческий путь. Около 60 лет своей жизни он посвятил литературной деятельности и оставил огромное творческое наследие.

Отец Ибрагима Али Наджар ибн Осман Ширвани был плотником, дед Осман — ткачом. Отца Османа звали Ибрагимом. Все они коренные ширванцы. К отцу Ибрагим относится с большим почтением, о чем он пишет в своих произведениях, однако по каким-то причинам отец бросает семью и мальчика воспитывает его дядя Омар Кафиаддин.

Омар Кафиаддин был выдающейся личностью. Слава о его учености распространяется далеко за пределы Ширвана. Он владеет многими языками, прекрасно разбирается в философии, теологии, астрономии, математике, медицине, фармакологии и преподает в университете. Особенно велики его заслуги в развитии медицины в Ширване. Омар Кафиаддин основывает недалеко от Шамахи, в местечке Мельхам, медицинскую академию, куда приглашает работать ученых-медиков, занимающихся лечебной практикой, производством лекарств и подготовкой врачей. Сам он, будучи прекрасным врачом, хирургом и фармакологом, при лечении больных применяет свыше десяти видов плесеней (в настоящее время плесени применяются для производства антибиотиков). Обучение маленького Ибрагима начинается с изучения арабского алфавита, законов каллиграфии и чтения Корана. Далее идет изучение таких традиционных для того времени предметов, как теология, языкознание, математика, астрономия с астрологией.

Большую помощь в воспитании Хагани Кафиаддину оказывает его сын Вахааддин Осман. Осман обладает энциклопедическими знаниями, является хорошим врачом, фармацевтом, хирургом. Он известен как крупный философ, теолог и поэт. Кроме того, он талантливый музыкант и музыковед. Он владеет теорией музыки и мастерски играет на эргенуне, предшественнике современного органа. Вполне возможно, что музыкальное образование Ибрагим получает у Османа. В результате обучения у дяди, а затем в медресе Ибрагим получает глубокие знания, которые он далее углубляет самостоятельно. О высокой образованности поэта можно судить по его касыде «К византийскому кесарю», где он пишет, что христианские догмы он знает лучше любого епископа и может разобраться в тонкостях яковитства, несторианства и православия и, кроме того, проник в тайны религии Зороастра через предписания Зендавесты. Чтобы начать карьеру поэта, Ибрагиму надо выбрать, как это полагается в то время, псевдоним (тахаллус). Ибрагим был поклонником творчества известного поэта Санаи и как считают специалисты, тахаллус — Хакаики («Искатель истин») выбирается им под влиянием книги Санаи «Хадинат ал-Хакаик» («Сад истин»). После смерти дяди, его опекуна и наставника, у Ибрагима появляется новый покровитель в лице «царя поэтов» двора ширваншаха Манучехра Абуль-Ала. Абуль-Ала родом был из Гянджи и в Ширван, во дворец Ширваншахов, попадает уже известным поэтом. Абуль-Ала замечает талант Ибрагима и устраивает его на должность придворного поэта. По настоянию Абуль-Ала, а по другой версии, по подсказке самого ширваншаха Манучехра, Ибрагим, еще совсем недавно принятый тахаллус «Хакаики» заменяет на «Хагани» в честь ширваншаха, который по хазарской традиции носит титул властителя — «Хаган».

Со временем начинают звучать ноты протеста и недовольства. Появляются стихи, обличающие деспотический дух двора ширваншахов. Недруги используют это, и, очевидно, суфийские взгляды поэта, чтобы очернить его в глазах шаха.

К концу правления Манучехра III при ширванском дворе начались смуты. Известный поэт Фелеки Ширвани был брошен в темницу, панегиристы стремились ошельмовать поэта Абульулу Гянджеви и поссорить его с Хагани.

В 1150 году Манучехр умирает и на трон садится Ахситан I, правивший почти полстолетия и прославившийся, при всем его «жестокосердии и злобности», как покровитель поэтов. Восхвалению Манучехра его родни и обитательниц его гарема посвящают свое творчество придворные поэты. Ему же в 1188 году посвящает свою поэму «Лейли и Меджнун» великий Низами. К этому времени мастерство Хагани достигает небывалой высоты. Его стихи отличаются изяществом, мелодичностью, звучностью в то же время, как требовала традиция того времени, сложностью текста, игрой слов, трудно понимаемых намеков и научной терминологией. В соревновании придворных поэтов он вырывается в лидеры и это не может не сказаться на его взаимоотношениях с Абуль-Ала, до этого признанным «царем поэтов», и другими поэтами, тем более, что «его величество хакан имел привычку платить за хвалебную оду по тысяче золотых динаров». Разрыв с Абуль-Ала произошел еще при Манучехре, а при Ахситане их ссора перерастает в поэтическую войну. Эпиграммы и сатиры становятся все острей и горше. Язык полемики настолько натурален, что современные литераторы часто предпочитают печатать стихи поэтов только во французском переводе.

Ясно, что поэтическое соперничество было только поводом для ссоры. Корни разногласий следует искать глубже. Под влиянием недругов Хагани меняет отношение к нему не в лучшую сторону и Ахситан. Жизнь для Хагани при дворе становится невыносимой. Он больше не может жить в душной атмосфере пошлости, лицемерия, интриганства и соглядатайства:

Хагани мечтал о дальних странствиях, хотел побывать в Ираке, Персии. Наконец, в 1153 году он с позволения Манучехра III отправился в путешествие, обошел ряд стран Востока, побывал в таких культурных центрах того времени, как Ардебиль, Хамадан, Исфахан, Багдад, Дамаск, Мосул, где общался с видными учеными и государственными деятелями, знакомился с нравами и укладом жизни, природой этих краев. Итогом путешествия явились поэтическо-философские размышления «Развалины Медаина» и поэма «Дар двух Ираков».

По возвращении в 1158 году его ждало заточение. Поэт-узник свои терзания и думы отразил в своём знаменитом поэтическом произведении «Хабсия» – «Заточение». Вскоре он был выпущен на свободу, но в 1164 году попал в темницу повторно, на три месяца – это был период правления сына Манучехра III Ахситана I (1160-1196).

При дворе Ахситана Хагани испытывал резкий внутренний дискомфорт, трудно было держать язык за зубами этому прямодушному, не привыкшему кривить душой человеку. Поэт стремился вырваться из удушливой дворцовой среды, но ему долгое время не разрешали покидать двор.

В 1176 году Хагани добился разрешения покинуть Ширван под предлогом паломничества в Мекку, и в самом деле сделал это, поклонившись Каабе. Но в Ширван уже не возвратился, обосновался в Тебризе, где и прожил до конца своих дней, до 1199 года. Несмотря на неоднократные приглашения в разные дворцы, поэт не покидал Тебриз.

Произведения великого Хагани Ширвани в целом создают картину той эпохи, в которой он жил и творил. Его творчество неразрывно связано с его биографией. Привязанность к биографическим данным у Хагани является приоритетным художественным направлением. Из его стихов можно получить детальную информацию о его предках, родне, семье, о трех женах, о детях, их судьбе, о радостях и горестях личной жизни, об отношениях со знатными людьми, о вхождении во дворец Ширваншахов, об обстановке во дворце, о взаимоотношениях и интригах придворных, о собственных злоключениях, о путешествиях.

Один из основоположников азербайджанского поэтического Ренессанса, Хагани Ширвани занимает достойное место среди поэтов XII века и является непревзойденным мастером лирической поэзии, а также поэтом-мыслителем, создавшим несравненные образцы социально-философской поэзии.

Хагани оставил богатое творческое наследие: «Диван» – семнадцать тысяч бейтов разных стихов, газели, рубаи, касыды, фахрийе (стихотворные восхваления себя или другого человека), хабсийе (тюремные стихи), мадхийе (восточные оды), поэму «Дар двух Ираков», социально-философские размышления «Развалины Медаина», различные стихи на арабском языке, шестьдесят писем к знатным людям той эпохи, которые смело можно отнести к первым образцам национальной эпистолярно-художественной прозы и т.д.

Хагани Ширвани был сыном своего века, но он не был нейтральным летописцем эпохи – он стал мятежным критиком века, непримиримым борцом против социального зла, неустанным глашатаем благородных, гуманистических идей, поборником раскрепощения личности.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными