СПОРТ


Хэмилтон: Если в FIA хотят ввести запрет - это их право

Баку, 14 августа, АЗЕРТАДЖ 

Перед началом уик-энда в Барселоне Льюис Хэмилтон говорил о скорости Red Bull Racing, работе команды Mercedes и о жизни в моторхоуме, передает АЗЕРТАДЖ со ссылкой на F1News.ru.

-Льюис, как вы оцениваете темп, продемонстрированный Red Bull Racing в Сильверстоуне? Он заставляет вас нервничать, осложняет вам жизнь?

-Ни то, ни другое. Хорошо, что Red Bull Racing выступили здорово, не только мы – все команды стараются понять, как им удалось. Теперь все вокруг думают, как сработать лучше, а с таким вызовом всегда приятно иметь дело!

-Тото Вольфф сказал, что в плане опыта и прогресса поражения дают Mercedes больше, чем победы. Какие важные уроки удалось извлечь вам и команде из поражения в Гран-при 70-летия Формулы 1?

-Мы с инженерами продолжаем исследовать ту ситуацию по ходу гонки, на эту тему у нас еще будут встречи.

-Из-за пузырения шин в предыдущей гонке вам пришлось существенно сбросить темп. В сравнении с предельными возможностями машины насколько медленнее вы тогда ехали?

-Намного медленнее. Вы видели, какой темп был у меня на последнем отрезке гонки, я проезжал круги на пару секунд быстрее, чем на первых двух отрезках, а это огромная разница. Нередко в случае с единственным пит-стопом нам тоже приходится сдерживать темп, чтобы резина выдержала необходимую дистанцию и позволила сэкономить те 20-25 секунд, которые тратятся при каждом визите на пит-лейн. Сработать эффективно в такой ситуации всегда непросто.

-И каждая гонка – новый опыт?

-Именно так.

-Судя по всему, в FIA намерены запретить использование квалификационного режима работы двигателя уже со следующего этапа в Бельгии. Что вы об этом думаете? Считаете ли вы такой шаг несправедливым по отношению к вашей команде, в межсезонье добившейся огромного прогресса в работе над силовыми установками?

-Я ничуть не удивлен такому решению, в FIA всегда стремились снизить скорость машин. Но на наш темп этот запрет вряд ли существенно повлияет, для Mercedes это не проблема.

-Льюис, считаете ли вы, что от запрета Mercedes потеряет больше, чем кто-либо из соперников?

-Нет, не считаю. Наши сотрудники фантастически поработали над силовыми установками, запрет, конечно, отчасти нас замедлит, но вряд ли он приведет к тем результатам, на которые рассчитывают в FIA. Сам запрет не проблема – если в FIA хотят его ввести, это их право.

-Льюис, насколько экстремальной была ситуация во второй гонке в Сильверстоуне из-за характера трассы, жаркой погоды и нагрузки на шины и мотор? Есть ли риск, что здесь, в Барселоне, ситуация может оказаться столь же непростой?

-Дело в том, что неделю назад в Сильверстоуне мы не предполагали, что в гонке будет настолько трудно. Но, как справедливо заметил Тото Вольфф, сложные ситуации дают нам больше знаний. После неудачного уик-энда мы с инженерами внимательно изучаем все факторы, стараемся понять причины проблем – все это позволяет нам прогрессировать. Собственно, в Сильверстоуне мы не так уж много проиграли, нам удалось финишировать на втором и третьем местах. Конечно, это не та цель, которую мы перед собой ставим, и не тот результат, которому мы будем радоваться – нам всегда хочется побеждать дублем!

Конечно, сам факт того, что мы теперь лучше понимаем машину и шины, не гарантирует, что трудности не повторятся, но мы хотя бы знаем, что может вызвать эти самые трудности, и можем предпринять верные шаги, чтобы их избежать. В этот уик-энд трасса может прогреться до 50 градусов и более, температурные условия одинаковы для всех, но кто-то явно сработает лучше других – надеюсь, это будем мы.

-Полагаете, использование более жестких составов поможет избежать тех трудностей, что были у Mercedes неделю назад в Сильверстоуне?

-Не знаю, я бы так не сказал. В прошлом году в Барселоне мы гонялись на этих же составах, но в этот раз из-за более высокой температуры трассы результат может оказаться совершенно иным.

-Насколько досадна ситуация, когда быстрейшая машина чемпионата уступает в гонке лишь потому, что шины не способны выдержать ее невероятную скорость?

-Насколько досадна? Знаете, все сложилось не так уж и плохо. Конечно, не тот результат, на который мы рассчитывали, но я бы не сказал, что уик-энд обернулся разочарованием.

-Насколько активно команда взялась за эту проблему. У вас было совещание в понедельник утром, или обсуждение началось уже вечером в воскресенье?

-Это секретная информация!

-Мы не просим поделиться тем, что именно вы обсуждали. Просто скажите, команда приступила к анализу причин уже в ночь с воскресенья на понедельник?

-Думаю, да. Интервал между гонками всего неделя, наши сотрудники работают почти без отдыха, чтобы в этот уик-энд проблемы не повторились. Пожалуй, это впечатляет больше всего – то, как работают мужчины и женщины в Mercedes, с каким объемом информации с обеих машин они имеют дело. Речь идет о сотнях гигабайт данных, которые нужно проанализировать, чтобы найти точную причину проблем. Притом сделать это необходимо за очень короткий промежуток времени, потому работа в Mercedes не останавливается ни на минуту.

-Льюис, мы знаем, что вне гонок у вас, как правило, много дел – например, продвижение собственной коллекции одежды, участие в презентациях и так далее. Сейчас из-за ситуации с коронавирусом вы большую часть времени проводите в личном моторхоуме – как вы ощущаете себя в такой обстановке, насколько это для вас комфортно? И вопрос о Себастьяне Феттеле. Вы хорошо знакомы с ним, между вами было много интересных сражений – что вы думаете о сложностях, с которыми в этом году столкнулся с Себастьян?

-Несколько лет назад я решил проводить больше времени на трассе и для этих целей приобрел отдельный моторхоум. В нынешней ситуации он оказался очень кстати, я живу в нем практически все время и очень рад, что могу каждое утро просыпаться в собственной постели. Для меня это безусловный плюс. Да, такой образ жизни отличается от остановок в разных красивых и интересных отелях, но мне он тоже нравится.

Ситуация с Себастьяном? Мне сложно что-то добавить к тому, что я говорил ранее. Я вижу насколько непросто складываются для него гонки, пытаюсь поставить себя на его место и понять, что он чувствует. Сложно испытывать позитивные эмоции, когда тебе нравится в команде, ты целиком отдаешь себя работе, но слышишь, что с тобой не хотят продолжать сотрудничество. И то, с каким упорством Себастьян по-прежнему старается помочь Ferrari, лишь подчеркивает его невероятный характер и абсолютную преданность спорту. Надеюсь, у него все сложится хорошо.

-Льюис, позвольте личный вопрос – что находится внутри вашего моторхоума? Там есть кухня, на которой вы готовите себе еду? Как вы проводите там вечера – играете в Playstation, смотрите сериалы на Netflix? Каково это – жить в моторхоуме?

-Еще в юности, выступая в картинге, я жил в моторхоуме – правда, он был намного меньше того, в котором я живу сейчас! Я помню, как мы объездили на нем всю Великобританию, это было незабываемое время!

Что касается нынешнего моторхоума, на нем особо не попутешествуешь, зато у него есть выдвижные секции, увеличивающие пространство. У меня есть своя комната для отдыха, небольшая студия звукозаписи, где я могу заниматься музыкой. Конечно, есть Playstation – я люблю вечером поиграть на этой консоли, например, в минувший уик-энд мы с Пьером Гасли вместе рубились в Call of Duty в online-режиме, а временами к нам присоединялся Шарль Леклер! Если я не играю, то смотрю фильмы вместе с Анжелой (Анжела Каллен, физиотерапевт Льюиса – прим. ред.). Она живет со мной в моторхоуме, у нее своя отдельная комната. Мой пёс Роско постоянно обитает в гостиной, и когда вечером я делаю физические упражнения, он пытается за мной повторять!

Я редко покидаю моторхоум и стараюсь свести к минимуму контакты с окружающими – особенно в нынешней ситуации с коронавирусом. Год назад мы могли позволить себе выбраться куда-нибудь и весело провести время, но сейчас все иначе.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными