СПОРТ


Зачем «Барсе» Боатенг

Баку, 22 января , Ниджат Мамедов, АЗЕРТАДЖ

Днем, когда появилась информация о возможном подписании Кевина-Принса Боатенга, реакция была неоднозначной.

Как сообщает АЗЕРТАДЖ, 12 января Мунир Эль-Хаддади перешел в «Севилью» и оставил «Барсу» лишь с одним номинальным нападающим, Луисом Суаресом. Формально есть еще оригинальный вариант с возвращением Лео Месси на позицию ложной девятки (так играли против «ПСВ» в ЛЧ и еще пару раз). Даже с учетом фантастической травмоустойчивости Суареса этого мало.

Аренда Кевина-Принса Боатенга кажется реакцией на эту ситуацию. Клуб принял простую истину: просто забивные форварды из команд послабее не подходят на роль резервных в «Барсе». Эта проблема частично напоминает сагу с неудачными поисками оптимального форварда сборной Испании в последние годы. И там, и там трудности рождаются из-за радикального желания владеть мячом.

В последние годы «Барселона» сильнее всего за последние десятилетия отошла от принципов, которые в 2008-м в клуб вернул Пеп Гвардиола, но даже в таком режиме они остаются самой владеющей командой Ла Лиги (61,9%) и в топ-3 по Европе. Эрнесто Вальверде – самый прагматичный тренер «Барсы» за все поколение Месси, но отход от стиля возможен лишь до определенной степени.

Все равно в 80% матчей будет традиционный сценарий, в котором нужен особенный тип центрального нападающего. Это либо сам Лео в образе ложной девятки, либо техничный вариативный форвард с хорошим пасом (Суарес, Это’О). Кажется, в клубе наконец осознали, что резервный нападающий должен относиться к одной из этих двух категорий. Именно поэтому «Барса» достаточно легко отпустила Пако Алькасера, несмотря на подвиги в «Дортмунде».

Суарес идеален для «Барсы», потому что умеет абсолютно все. Когда Месси на поле, Суарес играет в фиксированной позиции против центральных защитников соперника, создает Лео пространство и блестяще подыгрывает. Когда Месси не играет, Суарес двигается более свободно и сам использует опорную зону соперника. И в любой из ролей он своевременно открывается за спину защитникам. Все перечисленное уругваец делает на топ-уровне.

Найти точно такого же нападающего, только попроще, практически невозможно. Забивные форварды с таким сочетанием качеств – это элита. Никто из них не пойдет на скамейку в «Барсу» под железного Суареса.

У клуба остается два пути. Первый – брать просто хорошего забивного форварда из более слабой команды в надежде, что у него окажутся нужные качества, хотя раньше никто их не требовал. Как правило, результативные нападающие из нетоповых клубов блистают на пространстве, а не против глубоких оборон (кто-то из них лучше адаптируется, кто-то хуже, но пока они не проверены).

Второй вариант – вообще не ориентироваться на результативность, при поиске смотреть в первую очередь на стиль команд и игрока. Так можно взять футболиста, чьи качества проще перенести в систему «Барсы».

Желание идти первым путем привело к ряду неудач. Мунир, Алькасер и Сандро Рамирес показывали хорошие результаты в обычных клубах, но даже теоретически не могли решить эту проблему «Барсы».

Аренда Боатенга – осторожная попытка пойти вторым путем. Вот так Кевин-Принс описывает свою роль в «Сассуоло»:

«Располагаюсь в центре атаки, но Де Дзерби просит меня отходить вглубь, чтобы другие игроки открывались в штрафную. Самое важное – помогать команде достигать чужих ворот через стеночки. Я оттягиваюсь, создаю партнерам зону для открывания. Защитникам всегда трудно играть против ложных девяток, потому что к таким игрокам нельзя приставить прямого оппонента. Защитники не знают, как именно действовать.

Де Дзерби мог купить классического нападающего, который всегда находился бы около защитников, но он купил меня, потому что знал, что я полузащитник. На позиции нападающего он хочет игрока с психологией полузащитника, я даю команде эти качества».

На практике это работает примерно так: Боатенг движением в сторону опорной уводит защитника, кто-то из партнеров из глубины врывается в открывшуюся зону, движение Боатенга сработало, он возвращается в штрафную и в данном случае даже сам завершает атаку.

Это классическое движение ложной девятки – один из самых эффективных приемов против команд, которые обороняются глубоко. Боатенг был успешен в такой роли не только в «Сассуоло», но и в «Лас-Пальмасе» у Кике Сетьена.

Оба раза ганец признавался, что еще до перехода изучал стиль команд. И «Сассуоло», и «Лас-Пальмас» играли в умный позиционный футбол, элементы которого легко переносятся даже в топ-клуб. «Мне нравится система игры «Лас-Пальмаса». Я принимал важное для своего будущего решение – и современный атакующий стиль, которые используется в клубе, помог мне принять его», – объяснял Боатенг.

Манеру «Сассуоло» Кевин-Принс котирует еще выше – он называл тренера Роберто Де Дзерби лучшим из всех, с кем работал (хотя в этом списке есть Юрген Клопп и Макс Аллегри). Боатенг считает, что по части внимания к деталям и обеспечения максимума вариантов игрокам тренеру «Сассуоло» нет равных.

Еще одно важное сходство: в этих категорически заточенных на владение командах Боатенг не подходил для контроля центра поля, но был идеален для комбинаций впереди. Оба раза его основной позицией был центр атаки, откуда он исполнял ложную девятку.

Этот опыт определенно пригодится Боатенгу в «Барсе». Разница между ним и нападающими, которых клуб пробовал ранее, очевидна. В качестве ориентира возьмем Алькасера – отличного форварда, который подтверждал уровень до и после «Барсы», но который не адаптировался к стилю.

В таблице данные за все сезоны, которые есть в базе WhoScored (с 2010/11), для чистоты эксперимента учтены только матчи, которые эти футболисты начинали на позиции нападающего.

Алькасер – качественный нападающий, но зависим от пространства. Он несильно вовлечен в игру, даже его игра в подыгрыше, как правило, ограничивалась штрафной (74% передач под удар оттуда). Ударов меньше, чем у остальных, но почти нет дальних. Даже в «Барселоне» его показатель передач на 90 минут не поднимался выше 28,5 и был совсем низко (18 пасов) в сезон-2016/17, когда он получал больше шансов. Это одна из причин, почему у Пако не получилось.

Его качества открываются в полной мере только при наличии пространства. А роль резервного нападающего в «Барсе» предполагает, что пространства нет почти никогда – либо выходишь, когда надо забивать и соперник закрывается, либо в рамках ротации дома против слабого соперника, который закрыт с первых минут.

Изначальный набор качеств и удачный опыт в командах, которые строят игру через владение, дает Боатенгу намного больше шансов на успех. На самом деле из-за роли ложной девятки, а не нападающего (как обычно у Суареса), ганец даже делает больше передач, чем в идеале нужно. Прямое копирование роли может привести к помехам Месси, который привык царить в опорной. Надо научиться подстраиваться, как это делает Суарес, но это намного проще задачи Алькасера (учиться играть в принципиально новом стиле).

Бонус, который тяжело проследить через цифры: как и Суарес, Боатенг помощнее Мунира и Алькасера, следовательно, лучше проявит себя в борьбе с защитниками.

На первый взгляд переход Боатенга кажется безумным, но если сложить пазл с уходом Мунира и ролью Кевина в последние годы, то ход вполне разумный и даже меткий с тактической точки зрения. «Барса» берет не второсортного полузащитника, а отличного запасного нападающего.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными