МИР


Как отразится на бизнесе дедолларизация взаиморасчетов между Турцией и РФ?

Берлин, 5 сентября, АЗЕРТАДЖ

Россия и Турция ведут переговоры об отказе от доллара в двусторонней торговле. Об этом на днях заявил Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, выступая на деловом форуме в Бишкеке. Анкара, как, напомним, сказал тогда Эрдоган, намерена избегать использования доллара в расчетах со многими странами, и добавил, что с РФ этот вопрос уже обсуждается.

Немецкая пресса обсуждает возможные последствия отказа от доллара во взаиморасчетах между РФ и Турцией. Агенство "Немецкая волна" пишет, что пока не совсем понятно, идет ли речь, действительно, о конкретных переговорах или всего лишь о регулярно высказываемых политических намерениях. Ведь о том, что Турция собирается перейти в торговле с Китаем, Россией и Ираном на национальные валюты и уже готовит конкретные шаги в этом направлении, Эрдоган заявлял, к примеру, еще в декабре 2016 года.

Курс на дедолларизацию внешней торговли и всей экономики давно уже провозглашают и в России. Впрочем, в условиях угрозы новых санкций США, которые могут распространиться на использование доллара российскими банками и компаниями, в Москве сейчас все более определенно говорят о подготовке отказа от использования валюты США. "Настал момент, когда мы должны от слов переходить к делу, избавляться от доллара как средства взаимных расчетов, заниматься поиском других схем. Слава богу, это происходит, и мы будем форсировать такую работу", — заявил, например, заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков в интервью журналу "Международная панорама"

Если предположить, что Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин, определяющие экономическую политику своих стран, на самом деле вскоре договорятся о переходе к двусторонней торговле за турецкие лиры и российские рубли (понятно, что подобное политическое решение может быть принято только на уровне президентов), то что это будет означать для тех компаний в России, которые продают свою продукцию в Турцию или импортируют турецкие товары? И в какой мере это может коснуться российских туристов?

Немецкие эксперты признают, что Турция — важный внешнеторговый партнер России. Это второй по значению после Германии рынок сбыта для "Газпрома", крупнейший в мире покупатель российских металлов и изделий из них и второй после Египта импортер российской пшеницы. Российские металлурги, к примеру, выручили в 2017 году на этом рынке почти 5 миллиардов долларов. Если и у них, и у российских газовиков, и у аграриев экспортная выручка на турецком направлении впредь будет исчисляться в лирах, это будет означать для "Газпрома" и других поставщиков резкое изменение стиля финансовых отношений.

Далее встает вопрос, а что российским газовикам, металлургам, аграриям и прочим экспортерам делать с миллиардами лир, которые окажутся у них на руках? "Газпрому", к примеру, нужна валюта, чтобы гасить свою огромную внешнюю задолженность, однако его долги номинированы в долларах, евро, швейцарских франках. Не менять же лиры на доллары, теряя при обмене! Уж лучше сразу получать в долларах. Расплачиваться за прокладку газопроводов "Северный поток-2" и "Сила Сибири" турецкими лирами тоже не получится, а "Турецкий поток" уже близок к завершению.

Есть мнение, что можно, конечно, попытаться потратить выручку на покупку в Турции нужного оборудования. Кроме того, учитывая, что в курортный сезон в Турцию едут десятки тысяч россиян, то менять валюту можно будет теперь напрямую — рубли на лиры, без долларового "транзита".

Другие эксперты считают, что наименее болезненным вариантом ухода от доллара был бы для Турции и России переход на расчеты в евро. Турецкий бизнес благодаря интенсивным торговым связям с Евросоюзом и большой турецкой диаспоре в еврозоне, особенно в Германии, и так уже активно использует европейскую денежную единицу. В России, зафиксированной на долларе в силу сырьевой структуры своего экспорта, евро распространен меньше, но при необходимости бизнес наверняка быстро к нему привыкнет.

А была бы такая переориентация российско-турецких расчетов на евро выгодна самой еврозоне? С одной стороны, это укрепило бы статус европейской денежной единицы как второй по значению мировой резервной валюты. С другой стороны, это могло бы привести к росту курса евро по отношению к доллару и другим твердым валютам, что не в интересах европейских, особенно немецких, экспортеров и противоречило бы нынешней политике Европейского центрального банка (ЕЦБ), который стремится удержать стабильный, но относительно низкий обменный курс.

Вугар Сеидов

собкор АЗЕРТАДЖ

Берлин

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными