МИР


5 интересных фактов о тутовых шелкопрядах

Баку, 9 января, АЗЕРТАДЖ

В эпоху синтетических материалов, пластиков и вторсырья настоящий шелк, как и пять тысяч лет назад, производится из нитей, которые изготавливают личинки тутовых шелкопрядов, наедающиеся листьев шелковицы, чтобы сплести себе из них кокон. Как передает АЗЕРТАДЖ со ссылкой на журнал «Вокруг света», с изготовлением шелка связано много удивительных фактов.

Человек пользуется услугами шелкопрядов более 5000 лет

Об этом говорят археологические находки, в частности обнаруженный учеными в Китае кокон тутового шелкопряда, разрезанный острым ножом. Самые древние обнаруженные изделия из шелка относятся примерно к тому же времени — речь о лоскуте ткани, в которую был завернут ребенок, умерший в китайской провинции Хэнань примерно в 3630 г. до н. э. И все это время шелковые нити для человека создавали гусеницы тутового шелкопряда. Причем интересно, что этот самый тутовый шелкопряд (Bombyx mori) — специально выведенный человеком вид, который сильно отличается по производительности и другим параметрам от диких сородичей (дикого тутового шелкопряда Bombyx mandarina). Так, он производит примерно вдесятеро больше нити, откладывает больше яиц, имеет более крепкое здоровье. Bombyx mori — один из самых ранних видов (уступает только растению маису), выведенных человеком для собственного употребления, причем безо всяких знаний о генетике, заметьте. Правда, особи этого одомашненного вида разучились летать, поэтому самцы не могут самостоятельно найти самку для спаривания и пользуются для этого услугами человека. А еще они не боятся хищников и поэтому потеряли маскировочную окраску, зато они крупнее диких сородичей на всех стадиях и быстрее растут, лучше переносят скученность, а значит, более пригодны к коммерческому использованию. А еще Bombyx mori, выйдя из кокона до (весьма скорого) конца своих дней ничего не едят, потребляя запасы питательных веществ, накопленные на стадии гусеницы.

По легенде, шелководство и первые приспособления для изготовления шелковых тканей изобрела Лэй Цзу, супруга Желтого императора Китая, Хуан-ди, в XXVII в до н. э. Рассказывают, что к ней в горячий чай упал кокон шелкопряда, нить стала отделяться от кокона и так понравилась Лэй Цзу, что она убедила мужа отдать ей рощу тутовника, стала разводить шелкопряда, затем изобрела катушку, объединяющую отдельные тонкие нити в одну, а после и ткацкий станок.

Шелк делают не только тутовые шелкопряды, но у них выходит лучше всего

Как следует из предыдущего раздела, помимо одомашненного тутового шелкопряда есть еще и дикий, тоже способный создавать нить, из которой при большом желании можно сделать шелк. Правда, производительность у дикого сородича нашего героя гораздо меньше, а качество нити ниже. Вообще, настоящих шелкопрядов (так называется семейство) — около 200 видов, но нить нужного качества производят лишь некоторые. Зато это неплохо удается многим другим видам насекомых (а также паукообразных), и все они хорошо знакомы человеку: тот получает от них так называемый дикий шелк. Так называют любой шелк, который производится не одомашненными тутовыми шелкопрядами. Например, древние греки и римляне пользовались услугами мотыльков Pachypasa otus для изготовления косской одежды (от названия центра производства — греческого острова Кос), из нее шили яркие полупрозрачные ткани. В I веке косскую ткань вытеснил импортируемый из Китая шелк от тутового шелкопряда. Из нитей шелкопряда муга (относится к семейству павлиноглазок, а не настоящих шелкопрядов) родом из Ассама, штата на северо-востоке Индии, получается уникальный золотистый шелк муга. Эта ткань не только не изнашивается от времени и после стирки, но и, наоборот, становится только лучше, а пятна на ней не образуются, что ни пролей.

Самое примечательное, что насекомые не единственные производители нити, подходящей для изготовления тканей. Одна из самых тонких и самых дорогих тканей, виссон, делается из нити, вырабатываемой морским моллюском под названием благородная пинна (Pinna nobilis), чтобы закрепить створки своей раковины на камнях и прочих предметах под водой. Древние египтяне заворачивали в изготовленную из него ткань мумии при бальзамировании. При этом нить пинны, обработанная лимонным соком, навсегда приобретает не выцветающий с годами золотистый оттенок. Виссон крепок, прекрасно сохраняет тепло и настолько тонок, что, по легенде, перчатки из него можно сложить в скорлупу грецкого ореха, а чулки — в табакерку. Впрочем, это лишь легенда.

Личинка тутового шелкопряда питается листьями одного дерева и увеличивается в 10 000 раз

Но вернемся к тутовому шелкопряду. Он не просто так стал нашим героем, а благодаря тому, что, как было сказано выше, отличается от прочих видов наибольшей производительностью. Причем, как опять-таки следует из названия, питается он листьями тутовника, или шелковицы, лиственного дерева, произрастающего в теплом умеренном и субтропическом поясах Евразии, Африки и Северной Америки. Вообще-то, человек культивирует тутовник больше 2000 лет и использует его плоды для изготовления начинки для пирогов, соусов и т.д. Но у шелкопряда с деревом особенная связь: дело в том, что листья шелковицы — особенно белой, за что они особо любимы шелкопрядами, и в меньшей степени черной — выделяют, хотя и в очень небольших количествах, особое химические вещество, цис-жасмон (именно им пахнет жасмин). У гусеницы шелкопряда — шелковичного червя — в усиках имеется специальный обонятельный рецептор, который активируется только цис-жасмоном и заставляет гусеницу двигаться к источнику запаха. Вылупившись из яйца (одного из 500–700 отложенных самкой), гусеница шелкопряда начинает есть. Ест она практически непрерывно (в стадии гусеницы шелкопряд проводит примерно месяц), прерываясь на четыре линьки, и постепенно увеличивается в массе и размерах в 10 000 раз: примерно до 6–7 см к моменту окукливания. Причем ближе к концу этой стадии до четверти массы ее тела приходится на железы, которые вскоре начнут вырабатывать нить.

Крепкая внутренняя связь гусеницы шелкопряда с листьями тутовника не означает, что такая гусеница не может есть больше ничего, — в крайнем случае, она выживет на листьях латука и свеклы, но качественный шелк получится только на основе листьев тутовника.

Плетя кокон, каждая гусеница производит километры нити

Наконец мы подошли к ключевому моменту в жизни шелкопряда (ну это он для человека ключевой, а у шелкопряда на этот счет может быть иное мнение, но его никто не спрашивает). Гусеница понимает, что расти дальше некуда, пора в кокон, и начинает оный кокон себе усиленно плести. Зачем? Чтобы спокойно пережить в нем стадию куколки, во время которой насекомое остается неподвижным и претерпевает радикальные физические изменения, в частности отращивает крылья. В животном мире, если ты маленькое, неподвижное и беспомощное, но очень питательное существо, тебя, скорее всего, съедят. Кокон же дает хоть какую-то защиту. Строится он из крепкой нити толщиной 10–30 микрон, состоящей из белков фиброина (на три четверти) и серицина (составляет внешнюю оболочку нити), треугольной в сечении, благодаря чему она, как призма, преломляет свет и придает шелковым тканям характерный блеск. Нити на кокон уходит много — до 3000 метров (длина гусеницы, напомним, порядка 6–7 см), из которой, впрочем, человеку достается примерно треть, то есть 300–900 метров в зависимости от породы гусеницы и условий, в которых она жила и набиралась сил. Гусеница плетет свой кокон с твердым намерение через 2–2,5 недели, выделив особые энзимы, разрушающие нить, выйти наружу, обратившись взрослой крылатой мохнатой бабочкой. В абсолютном большинстве этим планам оказывается не суждено реализоваться.

Чтобы получился килограмм шелка-сырца, нужны коконы от одной до трех тысяч гусениц, а тем, в свою очередь, понадобится от 60 до 100 с лишним килограммов листьев тутового дерева, которые они будут азартно поедать на протяжении примерно полутора месяцев. Таким образом, наличие необходимого количества листьев — узкое место шелководства. Всего в мире ежегодно производится порядка 200 тыс. тонн шелка-сырца; около 90% всего мирового производства шелка приходится на Китай.

Шелкопряда умерщвляют, бросая коконы в кипяток: шелк вылавливают, а куколок едят

Отчего же большинство особей тутового шелкопряда вместо новой, лучшей жизни с крыльями за спиной ждет жестокое разочарование и погибель? Потому что человеку совершенно невыгодно, чтобы те разрушали свои коконы, собираясь из них выйти. Поэтому через десять дней после создания коконы бросают в кипяток, чтобы куколка погибла, а нить стала распускаться. Сколько куколок должно погибнуть, чтобы получилось одно шелковое, скажем, кимоно? Около 5000 штук.

Существует метод изготовления шелка, не предполагающий умерщвления куколок. В рамках технологии куколкам дают превратиться в бабочку и выйти из кокона и только потом используют последний. Правда, в этом случае из кокона можно получить только 1/6 объема нити, который удалось бы собрать при использовании традиционного метода, а технологический процесс увеличивается на 10 дней, и стоимость килограмма такого шелка оказывается вдвое выше.

Традиционный способ изготовления шелка, впрочем, тоже по-своему экологичен, ведь при нем в дело идут не только нить из кокона, но и куколки: их едят, причем блюдо считается питательным и вкусным. В странах Юго-Восточной Азии куколок жарят, варят, маринуют и продают как на вес в уличных ресторанах и на рынках, так и фасованными в пакетиках фабричного изготовления.

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам

НАПИСАТЬ АВТОРУ

заполните места, указанные значком *

Пожалуйста, введите буквы, указанные на рисунке
Буквы могут быть как прописными, так и строчными