ОФИЦИАЛЬНАЯ ХРОНИКА


В Университете АДА состоялась международная конференция на тему «Южный Кавказ: развитие и сотрудничество»
В конференции принял участие Президент Азербайджана Ильхам Алиев ОБНОВЛЕНО 4 ВИДЕО

Баку, 4 мая, АЗЕРТАДЖ

29 апреля в Университете АДА состоялась международная конференция на тему «Южный Кавказ: развитие и сотрудничество».

Как сообщает АЗЕРТАДЖ, в конференции принял участие Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев.

Ректор Университета АДА, посол Хафиз Пашаев сказал: Ваше превосходительство господин Президент. Для нас большая честь и гордость приветствовать Ваше превосходительство на нашей ежегодной международной конференции. Я также рад приветствовать 40 участников конференции, прибывших в Азербайджан из 23 стран. В прошлом году во время нашего первого форума, посвященного Великой Победе и освобождению азербайджанских земель от оккупации, Вы, господин Президент, любезно поддержали предложение профессора Ахмета Юкселя о проведении данного мероприятия на ежегодной основе для обсуждения вопросов регионального мира, безопасности и развития и приглашении международных экспертов, представителей мозговых центров. Вы дали нам поручение, связанное с его реализацией, и мы рады, что смогли организовать в нынешнем году это мероприятие под новым названием - «Международный Шушинский форум».

Вчера наши зарубежные участники совершили поездку в жемчужину азербайджанской культуры – город Шуша. По дороге они смогли ознакомиться с рядом важных проектов по реконструкции и развитию в освобожденном Карабахе, в том числе с Физулинским аэропортом и новой дорогой Победы. Наши отважные солдаты, идя вперед по этой дороге, освободили город Шуша. В ходе поездки наши гости также смогли увидеть некоторые варварские разрушения, оставшиеся после армянской оккупации.

А сегодня важная цель нашего государства, нашедшая отражение в индивидуальной программе Президента Ильхама Алиева: Карабах должен превратиться в самый процветающий и мирный регион планеты! Уверен, что наши участники вернулись из Шуши, переполненные радостью и впечатлениями. Среди тем, которые будут обсуждены на форуме, - итоги освободительной войны, региональная интеграция, безопасность и вызовы, связанные с развитием. Надеемся, что месседжи и мысли, которые прозвучат на панельных обсуждениях, будут распространены во всем мире посредством статей, социальных сетей. Во время Шушинской сессии ряд выступавших высказал предложения и рекомендации. Господин Президент, считаю, что участники могут и сегодня представить их, чтобы узнать Ваше мнение.

Господин Президент, от имени всех участников хочу передать Вам глубокую признательность за мощную поддержку данного форума, мудрое руководство в деле установления устойчивого мира в регионе.

Господин Президент, пользуясь случаем, хочу также поблагодарить Вас за постоянную поддержку Университета АДА. А сейчас предоставляем слово Вашему превосходительству, искренне ждем Вашу вступительную речь и будем рады послушать ее. Спасибо.

Президент Ильхам Алиев сказал: Большое спасибо. Доброе утро, дамы и господа, дорогие друзья. Прежде всего, хочу поблагодарить Университет АДА, принимающий это мероприятие. Это уже традиция. В последний раз мы встречались здесь в апреле прошлого года и обсудили многие вопросы, касающиеся постконфликтной ситуации. Конечно, организация этих традиционных встреч очень важна для нас и, думаю, международной общественности, чтобы лучше понять наши планы, намерения, рассмотреть проделанную работу.

Рад, что Университет АДА выступил с такой важной инициативой. Как вам известно, это – один из расширяющихся ведущих университетов в Азербайджане , отличающийся очень высоким уровнем преподавания, прекрасными международными связями. Недавно был создан новый формат международного партнерства в области образования, и уверен, что в ближайшее время рядом с АДА свои двери перед студентами распахнет Итальяно-азербайджанский университет.

Хотел бы выразить признательность всем участникам, гостям за поездку в нашу страну, Шушу. Уверен, что это была интересная поездка для того, чтобы полюбоваться красотой Карабаха, в то же время увидеть разрушения вдоль дороги, ведущей в Шушу, и в самой Шуше. Считаю, что увиденное вами – лучшее свидетельство страданий, пережитых нами во время 30-летней оккупации. Эти массовые разрушения являются результатом варварства и вандализма, совершенных Арменией в ходе 30-летней оккупации, а не во время Первой Карабахской войны. Словом, все наши села и значительная часть городов разрушены и стерты с лица земли. В некоторых районах, к примеру, в Кяльбаджаре, Лачине и частично в Зангилане и Шуше осуществлялась официально спонсируемая правительством Армении программа незаконного заселения. Это – грубое нарушение международных конвенций.

Вы проинформированы о наших планах по реконструкции Карабаха и Восточного Зангезура. Эти планы действительно широкомасштабны, и мы реализуем их за счет средств, выделенных из нашего бюджета. Международные компании поддерживают нас в этом деле. Однако, кроме того, одна из важных задач, стоявших перед нами во время нашей встречи и проведенных вами обсуждений в апреле прошлого года, заключалась во взаимодействии с ведущими международными организациями для закрепления новых реалий и преподнесения нашей работы и взглядов в регионе. Важно было также, чтобы международная общественность и ведущие международные организации приняли сформировавшиеся новые реалии. Это произошло.

В то же время мы активно продвигаем новую эру на Кавказе - эру мира и сотрудничества. Недавно мы наконец получили положительный ответ от Армении. Их правительство приняло выдвинутые Азербайджаном 5 основополагающих принципов. Эти принципы должны лечь в основу мирного договора с Арменией. Также в соответствии с предложением Азербайджана Армения наконец дала согласие на создание совместной с Азербайджаном рабочей группы для начала процесса делимитации границ. Считаю это важным проявлением последних событий, показывающих также, что сегодня по прошествии полутора лет после Второй Карабахской войны руководство Армении и, надеюсь, ее население понимают необходимость мира. Если будет подписан мирный договор и претворены в жизнь данные основополагающие принципы, то мир на Кавказе станет долгосрочным и устойчивым. В этом и заключается наше намерение. Считаю, что демонстрируемые и заявленные нами шаги являются наглядным примером нашего стремления внести вклад в дело мира на Кавказе. Мы вновь отстраиваем Карабах, мобилизуем ресурсы для усиления экономики, потому что без этого нелегко будет выделить ощутимые средства. В то же время мы поощряем мирную повестку дня на Кавказе. Считаю, что во всех направлениях инициатива – в наших руках. Эта инициатива служит и должна служить миру.

Возможно, на этом я подытожу вступительную речь и оставлю определенное время для обсуждений. Еще раз спасибо за то, что находитесь вместе с нами. Уверен, что традиционный формат форума будет продолжен. Хафиз Пашаев сказал, что один из участников выступил с таким предложением. Я просто хотел бы добавить, что между шушинскими международными форумами, которые будут проводиться на периодической основе, должно быть определенное время для взаимодействия. В промежутке возможна и иная форма встреч и конференций. Они могут проводиться и в других городах, к примеру в Агдаме, Зангилане и других наших освобожденных городах. Считаю, что таким образом мы можем добиться большей эффективности нашего взаимодействия, потому что для нас очень важно, чтобы международная общественность знала, что происходит, знала всю правду о годах оккупации, о наших планах и намерениях, связанных с построением мира. Поэтому считаю, что между нашими участниками и членами экспертных кругов, которые сегодня не смогли быть с нами, должна быть налажена постоянная линия связи. Это мое предложение для очередного этапа рабочей программы. Но, конечно, все внесенные вами предложения будут надлежащим образом рассмотрены. Еще раз спасибо, желаю вам приятного пребывания в Азербайджане.

Ректор Хафиз Пашаев: Разрешите добавить несколько слов в связи с поездкой в Шушу. Уже есть предложения о проведении очередного заседания в Лачине.

Президент Ильхам Алиев: Согласен. Знаете, в настоящее время мы находимся на стадии строительства международного аэропорта в Лачине. В этом году откроется аэропорт в Зангилане. В Лачине это, возможно, произойдет в 2024 году. Но мы обеспечим организацию легкой и комфортной поездки туда.

Помощник Президента Азербайджана – заведующий отделом по вопросам внешней политики Администрации Президента Хикмет Гаджиев: Спасибо, господин Президент. С Вашего позволения мы можем перейти к сессии вопросов и ответов. С вопросами обратилось большое число наших участников. С Вашего позволения мне хотелось бы начать с господина Сванте Корнелла. Прошу участников называть представляемую ими страну и структуру. Спасибо.

Директор Института политики безопасности и развития (Швеция) Сванте Корнелл: Большое спасибо. Господин Президент, благодарю за это приглашение и конференцию. Находиться здесь – большая честь. Впервые увидеть освобожденную Шушу – особая честь. Меня зовут Сванте Корнелл. Я представляю Вашингтонский институт Центральной Азии и Кавказа и Шведский институт Политика безопасности и развития. Мой вопрос будет связан с упомянутой Вами эрой мира. Мы понимаем, считаю, должен отметить это особо, что одно дело проводить исследования на протяжении 25-30 лет, совсем другое – увидеть Шушу своими глазами. Мы также понимаем, что трудно смотреть вперед после совершенных на этих землях разрушений. Однако что касается построения мира, мой вопрос к Вам связан с оказанием поддержки на региональном уровне организациями, занимающимися вопросами развития во имя новой эры на Кавказе. Считаю, что освобождение Карабаха может стать моментом, который изменит весь регион, а также исторической возможностью повернуть вспять полный разделений и конфликтов, произошедших в результате сепаратизма, процесс, который привел к оккупации Карабаха в 1990-х годах. Все это может смениться иным процессом и эрой. Это могло произойти не только в Карабахе, но и на Кавказе в целом. Вопросы сотрудничества и развития действительно имеют региональные масштабы. На мой взгляд, для этого понадобятся институты, и Азербайджан является единственной вызывающей доверие и обладающей ресурсами страной в создании подобных институтов. Как по-Вашему, может ли Ваша страна руководить созданием региональных институтов на Южном Кавказе? В частности, что касается финансовых институтов, например, Фонда регионального развития и прочее. Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Да, вы затронули очень интересный вопрос, и мы должны проконсультироваться с экспертными кругами и правительством о наличии регионального финансового пакета. Однако понятно, что в настоящее время наше основное внимание направлено на реконструкцию Карабаха и скорейшее возвращение бывших вынужденных переселенцев. В то же время наша мирная повестка дня и инициативы, обнародованные перед общественностью и получившие поддержку международной общественности, направлены на региональное развитие, новые возможности на Южном Кавказе. Предусматривается сотрудничество не только между Азербайджаном и Арменией, - конечно, это один из важнейших элементов регионального сотрудничества, - но и в регионе Южного Кавказа в целом. На протяжении тридцати лет из-за сепаратизма, армянской агрессии мы были лишены этой возможности. Южный Кавказ не был интегрирован. Да, между Азербайджаном и Грузией есть очень тесное сотрудничество на двустороннем и уже на международном уровне. Это важно. Но, вместе с тем, считаю, что в Армении тоже должны понять, что они не могут продолжать жить в этом регионе как изолированный остров. Они должны нормализовать отношения с нами, положить конец территориальным претензиям к Азербайджану и Турции и не должны уклоняться от каких-либо контактов на трехстороннем уровне на Южном Кавказе. Я говорю это потому, что Азербайджан уже несколько раз выступал с предложениями об организации трехсторонних встреч на различных уровнях при поддержке ведущих международных организаций. Мы предложили встречу на уровне министров иностранных дел. Армения отказалась. Затем было предложено провести встречу на уровне экспертов. Армения вновь отказалась. После этого мы предложили организовать встречу на уровне гражданского общества. И вновь Армения отказалась. Нашим партнерам это известно. Мы не понимаем причины. Почему? Знаем, что такой отказ дает обратный результат. Мы должны смотреть в будущее, Южный Кавказ должен стать интегрированным пространством безопасности и сотрудничества, а также всеобщего благосостояния. Поэтому политика Армении не умещается ни в какую логику. Возможно, им нужно немного времени. Наверное, они должны оценить возможные, по их мнению, риски. Однако считаю, что это неизбежно. Мы готовы. Готовы и наши грузинские коллеги. Считаю, что это могло бы стать первым шагом.

Что касается финансового пакета для региона, то вы знаете, как интегрированы Азербайджан и Грузия с учетом энергетических и транспортных маршрутов. Вы - хороший эксперт в этой области. Считаю, что есть возможность пригласить Армению для того, чтобы эта страна стала частью регионального развития. Они получат от этого пользу. Они могут получить выгоду от выхода на наши энергетические ресурсы, в определенной степени стать частью коридора международных перевозок. А это, в свою очередь, принесет дополнительную стоимость.

Конечно, нормализация отношений с Азербайджаном откроет для Армении такие возможности, которые сегодня даже трудно прогнозировать. Словом, наши планы заключаются в этом. Считаю, что создание институтов должно осуществляться в различных направлениях. Мы должны начать с политических рамок. Главное же заключается в том, как далеко может пойти Армения, потому что в период оккупации и во время моих многочисленных контактов с руководителями Армении мы каждый раз видели, что при достижении решающего момента для прогресса, они всегда делали шаг назад. Было очень мало доверия. Могу сказать, что и сейчас доверия не много. Это проявляется, если так можно сказать, в их поведении, потому что порой они выступают с очень противоречивыми заявлениями. Словом, в политических рамках, на мой взгляд, участие их представителя в наших обсуждениях могло бы стать важным вкладом. К примеру, мы могли бы поддержать это. Мы также думаем о контактах между представителями НПО. Как я уже сказал, это может иметь определенные региональные масштабы. В то же время мы должны рассматривать региональное развитие в более широком масштабе, потому что, как вы знаете, Европейский Союз объявил для Армении очень крупный финансовый пакет в объеме 2,6 миллиарда евро. Впоследствии объявил его и для Азербайджана. Часть этих ресурсов может быть израсходована на налаживание связей и создание лучших возможностей для людей. Учитывая малочисленность населения Армении, считаю, что если они будут израсходованы на мирные дела, а не на попытки реванша и создания угрозы соседям, то их хватит с лихвой.

Исполнительный директор компании Haider Global BVBA (Соединенное Королевство) Саджад Карим: Господин Президент, я являлся депутатом Европарламента и руководителем делегации по Южному Кавказу. Очень рад вновь находиться в Баку. После нашей прошлой встречи ситуация сильно изменилась. Хочу поздравить лично Вас и азербайджанский народ с таким важным достижением, как прекращение этой долгой несправедливости.

Помню, что на всех встречах, проведенных с нашей делегацией, Вы никогда не ограничивали Ваши взгляды, связанные с развитием, только Азербайджаном. Вы всегда говорили о мире и развитии на всем Южном Кавказе. В настоящее время есть определенные подвижки, связанные с мирным соглашением между Азербайджаном и Арменией при посредничестве Европейского Союза и турецко-армянскими отношениями. Как Вы думаете, могут ли Азербайджан и его друзья, союзники создать для премьер-министра Никола Пашиняна определенную политическую возможность, чтобы он мог в Армении придать импульс идее поддержки мира своим народом с участием армянской диаспоры в США и Европе? Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Надеемся, что именно так и будет. Конечно, каждое правительство имеет свою повестку дня, и мы стали свидетелями того, что правительство Армении также объявило мирную повестку дня. Это весьма позитивные заявления. В то же время здесь необходимо действие. В настоящее время мы видим это. Правительство Армении выступает с основанными на новых реалиях в регионе и международном праве заявлениями, направленными на установление мира. Мы всегда были сторонниками этого. Реалии изменились, и это принято даже посредниками. Даже до российско-украинской войны между сопредседателями Минской группы было разочарование, связанное с их дальнейшей деятельностью, потому что Азербайджан сам реализовал Мадридские принципы, и как только окончилась война, я на встрече с представителями Минской группы заявил, что они должны представить предложения о том, что они будут делать. В чем будет заключаться их повестка дня? Я знаю, что им было трудно представить какие-либо практические предложения. После российско-украинской войны было объявлено, что сопредседательство Минской группы уже не действует. А это показывает, что новые реалии имеют свое влияние.

Таким образом, важно, чтобы правительство Армении и политический спектр страны полностью осознали это и окончательно отказались от реваншистских попыток. Во-первых, это непродуктивно, потому что если такое произойдет, то последствия для Армении будут еще более болезненными, чем прежде. Во-вторых, это будет противоречить требованиям региона и международной общественности. А эти требования заключаются в достижении, наконец, устойчивого мира в регионе.

Мы со своей стороны делаем все возможное для поддержки позитивных тенденций. Если вы посмотрите на историю длительных войн, оккупаций и разрушений, то увидите, что в нашем случае переход от стадии вражды к миру очень стремителен. А это, хочу еще раз отметить, происходит на основе наших предложений. Я лично уже больше года заявляю о важности заключения мирного соглашения с Арменией. Наконец, лишь несколько недель назад они согласились на это. До этого царило молчание. Звучали заявления, ставившие под сомнение нашу территориальную целостность. Мы также предложили начать делимитацию границ. Это предложение тоже больше года было оставлено Арменией без ответа. Наконец, они согласились на это, и могу сказать, что очень скоро состоится встреча совместных рабочих групп.

Почему они потеряли год? Это невозможно понять. Таким образом, все наши усилия будут направлены на усиление позитивных тенденций. Однако мы не можем делать это в одностороннем порядке. Мы должны видеть в лице правительства Армении партнера, которому можем доверять и с которым можем прийти к договоренности о достижении устойчивого мира. Думаю, это возможно, но будет связано с внутриполитическими процессами в Армении. Это можно понять, потому что их идеологические основы подорваны. Ведь вся их идеология была построена на оккупации и ее легитимации. Начиная от стирания культурного наследия Азербайджана до переименования всех наших городов, включая Агдам и Шушу, - все усилия были направлены на то, чтобы узаконить фактическую аннексию.

Сегодня этой идеологической основы больше нет. Мы понимаем, что сегодня им нелегко определить новую цель. Что же касается нас, то цель была предельно ясна – укрепление независимости. В период оккупации мы всегда думали не только о возвращении Карабаха. Мы старались усилить нашу независимость, чтобы она приобрела необратимый характер, а также чтобы ни от кого не зависеть, ни в политическом, ни в экономическом, ни в энергетическом отношении. Мы добились этого. Мы стали полностью независимыми, получили возможность проводить независимую политику и вернули Карабах. Армения же упустила шанс стать по-настоящему независимой страной. Я не хотел бы особо вдаваться в подробности, политическая конфигурация там известна всем. Наряду с этим, они потеряли земли, которые им не принадлежали. То есть, они должны осознать это и определить для себя новую цель.

Думаю, этой целью будет вкусить плоды мира и сотрудничества, отказаться от территориальных претензий к Азербайджану и Турции. Знаете, выступать с территориальными претензиями против такой страны, как Турция, которая обладает экономической мощью и ведущей армией, равных которой в мире можно пересчитать по пальцам, совершенно нерационально. Мы поддерживаем турецко-армянский процесс. Считаю, что это - шанс для правительства и политиков Армении. Каким будет их будущее и какими они видят себя в регионе – они должны хорошо подумать об этом. Думаю, у них нет ясного понимания. Они должны отставить в сторону все иллюзии, отказаться от таких мыслей, как перестроить армию, довести численность населения до 5 миллионов и, накопив силы, вернуть земли. Иначе это станет официальным падением их государственности.

Мы готовы поддерживать позитивные тенденции и делаем это. У нас есть надежды, но мы должны испытать армян, потому что до сих пор не проводили с ними переговоров о мире. Время для этого уже настало. Как я уже сказал, в скором времени начнутся переговоры по вопросу границы. Что касается переговоров по мирному договору, то мы готовы начать и ждем, когда правительство Армении назовет даты.

Преподаватель факультета политических наук и международных отношений университета Малтепе (Турция) Хасан Унал: Господин Президент, я тоже участвовал в Вашей прошлогодней встрече. Я поздравил Вас с Победой, имеющей невиданные масштабы. Эта Победа изменила политическую панораму региона. Вооруженные силы Азербайджана под Вашим руководством справились с задачей на очень высоком уровне. Вы не только положили конец экспансионистским грезам Армении. Вы вернули их к реальности, показав, что они не могут безнаказанно добиться желаемого.

В этом году хочу особенно поздравить Вас по двум поводам. Первый – работа, связанная с реконструкцией на освобожденных территориях. Вчера мы ознакомились с частью этих работ, включая Физули и Шушу. Второй – Ваши неутомимые усилия, направленные на дипломатическое урегулирование конфликта. Сюда входят отношения между Азербайджаном и Арменией, Турцией и Арменией.

Сейчас у меня к Вам вопрос, связанный с Россией. Думаю, он уместен, потому что сегодня на Западе Россию подвергают критике. Вы профессионально строите отношения с Россией. В прошлом году Вы подписали с Турцией договор о сотрудничестве в оборонной сфере и назвали его Договором Азербайджан-Турция-НАТО. Нас в Турции это обрадовало. А в этом году Вы подписали декларацию с Москвой, в числе прочих тем в ней также отражены такие вопросы, как сотрудничество в оборонной сфере и мирное урегулирование конфликтов на Южном Кавказе.

Таким образом, можно сказать, что здесь возник своего рода треугольник Анкара-Баку-Москва, и дела идут своим чередом. Хотелось бы узнать Ваше мнение в связи с этим сегодня, когда на Западе критикуют Россию. Еще один вопрос – имеют ли ваши отношения с Россией то или иное влияние на Армению? Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю за добрые слова о работе, проводимой нами на освобожденных территориях. Я признателен за то, что и в прошлом, и в этом году вы находитесь с нами. Что касается вашего вопроса, то, как я уже отметил, все это демонстрирует независимый характер внешней политики Азербайджана. Эта политика основана на наших национальных интересах и направлена на достижение максимальных успехов. Мы должны рассматривать безопасность и сотрудничество в регионе сквозь призму настоящего и будущего. Если нет безопасности, то о сотрудничестве и экономической выгоде не может быть и речи. Экономическая деятельность Азербайджана, осуществляемая за счет собственных ресурсов, обусловлена стабильностью. А устойчивая стабильность – составная часть безопасности.

Таким образом, отмеченные вами важные события – Шушинская декларация, подписанная с Президентом Эрдоганом в июне прошлого года в городе Шуша, отражает суть нашего сотрудничества и братства с Турцией. Мы просто оформили суть данного сотрудничества, потому что и без того являлись союзниками в любой форме, во всех сферах, в том числе в военной сфере и в области оборонной промышленности. А теперь, подписав в этом историческом городе Шушинскую декларацию, мы продемонстрировали всему миру, что мы вместе и на словах, и официально.

Подписание Декларации о союзническом взаимодействии между Азербайджаном и Россией также основано на наших стратегических интересах, потому что Россия – наш сосед. Эта страна активно участвовала в завершении Карабахской войны, их миротворческие силы временно находятся в Азербайджане, Карабахе. Кроме того, есть многочисленные вопросы, над которыми мы много лет работаем вместе с Россией, - в экономической, энергетической, транспортной, культурной и гуманитарной сферах. Конечно, мы покупаем у России большое количество оружия и оборудования. Да, в отличие от Армении, мы приобретали это оружие по рыночной цене. Армения же получала его бесплатно. Для этого они якобы получали кредиты, однако эти кредиты никогда не возвращались. То есть, разница заключалась в этом.

В то же время считаю, что это было своего рода месседжем для региональных игроков – в регионе должен быть мир. И Турция, и Россия являются участниками новой конфигурации в регионе после войны. Как вам известно, контролирующий ситуацию Турецко-российский мониторинговый центр размещается в Агдаме. Считаю, что такой формат стал возможен впервые в истории. Кроме того, следует учитывать и турецко-российские отношения. Сегодня мы видим, что Президент Эрдоган является посредником в достижении прекращения огня в Украине. Все это служит региональной безопасности и стабильности и, как я уже сказал, свидетельствует о независимом характере нашего сотрудничества. Все, что мы делаем, - это во имя интересов азербайджанского народа, который желает мира после многолетней оккупации.

Конечно, должен продолжаться политический и экономический диалог, и мы являемся сторонниками этого. Вы коснулись треугольника Азербайджан-Турция-Россия. Этого пока не произошло, ни на каком уровне не начаты какие-либо официальные контакты. Однако есть ряд взаимосвязанных вопросов, в частности, в транспортной и энергетической сферах. У нас активный диалог в этой области с обеими странами по отдельности. Они поддерживают отношения между собой, однако это никогда не происходило в трехстороннем формате. Считаю, что сегодня еще рано говорить об этом. Нынешняя региональная конфигурация нас устраивает. У нас хорошие отношения со всеми соседями – не только с Россией и Турцией, но и с Грузией и Ираном. Надеемся, что будут хорошие отношения и с Арменией, и, таким образом, мы будем окружены пространством стабильности. Мы желаем именно этого. Нам необходимо уделять внимание мирной повестке дня и экономике, чтобы ежегодно направлять миллиарды не на приобретение оружия, а на экономическое развитие.

Реплика с места: Считаете ли Вы, что Россия может повлиять на поведение Армении?

Президент Ильхам Алиев: Трудно сказать. В Армении были ожидания, что Россия вмешается в войну в Карабахе. Этого не произошло, потому что мы воевали на своей территории. Армения предпринимала попытки манипуляции обязательствами, связанными с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Однако в мандат ОДКБ входит защита государств-членов на своих территориях. Мы же воевали на своей территории. Таким образом, этого не произошло. В то же время всем известно, и мы неоднократно заявляли об этом публично во время 44-дневной войны, что регулярно по несколько раз в день из России в Армению самолетами перевозилось оружие. Мы отслеживали все маршруты – оружие перевозилось из Ростова и Моздока. Мы попросили грузинских друзей закрыть воздушное пространство, и они сделали это. Кроме того, мы попросили грузинских друзей пресечь перевозку оружия из России через территорию Грузии по суше, они так и поступили. Мы признательны за это. Мы направили всем прикаспийским странам письма с просьбой не давать разрешение на полеты транспортным самолетам, перевозящим оружие из России в Армению. Такие письма были направлены в Казахстан, Туркменистан и Иран. К сожалению, эти самолеты, летали в Армению, используя воздушное пространство данных стран.

То есть, ситуация была такова, и мы не должны скрывать этой части 44-дневной войны. Однако Армения ожидала большего. Они считали, что российская армия войдет сюда и будет защищать сепаратизм. Этого не произошло. Там царило определенное разочарование, однако у нас была информация о том, какую деятельность осуществляли правительство и диаспора Армении в годы оккупации. Они считали, что весь мир им должен, что кто-то придет и станет их защищать, будет воевать вместо них, даст им деньги, окажет другую помощь. А они будут сидеть и злоупотреблять этой сомнительной «трагедией». В истории каждого народа были трагические моменты. Их же проблема заключается в том, что их идеология основана на сомнительных и надуманных исторических фактах, вместо того, чтобы смотреть в будущее.

Если учесть, что спустя два месяца после начала российско-украинской войны – 19 апреля премьер-министр Пашинян совершил официальный визит в Россию, то это свидетельствует об отличных отношениях между двумя странами. Мы же всегда являемся сторонниками хороших отношений между соседними странами, и это - составная часть нашей мирной повестки дня.

Преподаватель Высшего военно-морского училища Соединенных Штатов Америки, профессор Бренда Шаффер: Здравствуйте, господин Президент. Благодарю за организованную для нас поездку в прекрасный город Шуша. В настоящее время я являюсь преподавателем Высшего военно-морского училища США и рада вновь находиться в Азербайджане. Вы говорили о поведении Армении и конфликте. Если в системе международных отношений и существует неопровержимое соглашение, то оно касается использования мин. Порой когда говорят о терроризме, одни называют это терроризмом, другие – освободительной борьбой. Но вряд ли найдется человек, который назовет использование мин легитимными. В этом конфликте мины использовались особо и не только для создания оборонительных линий. Даже когда в Кяльбаджаре попросили предоставить 10 дней в гуманитарных целях, там дополнительно были размещены тысячи мин. Наряду с этим, мины размещались под телами шехидов азербайджанской армии, чтобы врачи и медицинские работники, подходившие к ним для их перевозки и передачи семьям, были убиты или ранены. Это невиданные случаи в нынешнее время. Должна ли международная общественность допускать это? К примеру, Конгресс США, можно сказать, ежегодно выделял средства на разминирование Карабаха. Но мне кажется, что эти средства расходовались на создание минных территорий. Как Вы сказали, Европейский Союз безоговорочно выделяет Армении средства в размере 3 миллиардов. А у вас даже не спрашивают, может быть, и вам тоже нужны финансовые средства для работ по разминированию? Как Вы считаете, разве международная общественность, закрывающая глаза на подобную деятельность, не должна выделять средства на операции по разминированию в данных регионах?

Президент Ильхам Алиев: Полностью согласен с вами и благодарю вас за то, что подняли этот вопрос. Это – одна из самых больших проблем и самых больших трагедий, потому что после окончания войны более 200 наших военнослужащих и мирных граждан погибли или получили тяжелые ранения, подорвавшись на минах. Вы верно заметили, что они установили мины после войны, в Кяльбаджаре произошла трагедия - погибли два наших журналиста, которые подорвались на мине, установленной незадолго до случившегося. В настоящее время разминировать все территории крайне сложно, потому что у нас не хватает физических возможностей для этого. Наше Агентство по разминированию было создано много лет назад, и в настоящее время мы увеличиваем численность состава и приобретаем новое оборудование, в том числе закупаем дроны, устанавливающие заминированные территории, однако это требует много времени и труда.

На сегодняшний день в работах по разминированию нам помогают турецкие специалисты, однако мы нуждаемся в более широком международном сотрудничестве. К сожалению, Армении не предъявлено никаких претензий за такое чудовищное поведение. Мины, обнаруженные нами в настоящее время, установлены недавно, причем данные территории крайне неблагоприятны для их обнаружения. Это – еще один показатель их поведения. Вы верно отметили, что мы дали им 10-20 дней, чтобы они ушли с территорий, которые должны были покинуть на основании соглашения, подписанного 10 ноября. Однако они потратили это время на закладку мин, поджег не принадлежавших им домов, в которых они однако жили, вырубку деревьев и деяния, приводящие к другим экологическим бедствиям.

То есть, это демонстрирует их поведение, и, откровенно говоря, это поведение не только правительства. Это – уровень ненависти к людям, которые не сделали им ничего плохого и пришли туда, чтобы только вернуть то, что им принадлежит, и жить в родном краю.

Что касается международной поддержки, то, к сожалению, на сегодняшний день мы не получали никакой поддержки ни от одной международной организации. Всю работу мы проводим за свой счет. Мы хотели заключить договоры с несколькими международными компаниями, чтобы они помогли нам ускорить процесс. Однако предложенная ими оплата за услуги в разы превышала стоимость, в которую эта работа обходится нашему агентству по разминированию. Они подошли к этому делу с коммерческой точки зрения, и мы можем это понять, потому что это – частные компании. Но они требуют за один квадратный метр территории астрономическую сумму, а это нам не подходит.

Когда Европейский Союз объявил о пакете помощи Армении в 2,6 миллиарда, а Азербайджану – 140-160 миллионов евро, то мы, конечно, возвысили голос на самом высоком уровне. Это было еще одним проявлением двойных стандартов. Как я уже сказал, в Армении не разрушено ни одного дома. Почему им дают 2,6 миллиарда? Значительная часть данных средств будет не кредитом, а грантом, то есть, подарком. А Азербайджану – сто с чем-то миллионов. Стране, 10 тысяч квадратных километров территории которой полностью разрушены. Ответа на это не последовало. Положительно то, что впоследствии Европейский Союз рассмотрел данный вопрос, и во время моей последней беседы с президентом Совета Европейского Союза господином Шарлем Мишелем он сказал мне, что на работы по разминированию будет выделено 5 миллионов евро. Мы благодарим за это. Но эта цифра не будет иметь большого влияния. Мы нуждаемся в серьезной поддержке. Кроме того, нуждаемся в поддержке международных НПО, занимающихся минной проблемой. Ни одна из них пока еще не обратила внимания на Азербайджан. Мы знаем, что есть ряд НПО и фондов, оказывающих помощь разминированию. Когда дело касается нас, никто не помогает. Вся работа, проводимая на освобожденных территориях, осуществляется за счет государственного бюджета Азербайджана. Мы не получили ни единого доллара ни от какой страны или международной организации.

Конечно, это несправедливо. Это – двойные стандарты, но что поделать, это – мир, в котором мы живем. Тем не менее, независимо от того, поможет нам кто-нибудь или нет, мы разминируем все территории. Конечно, это займет больше времени. Мы вернем всех бывших вынужденных переселенцев и вновь отстроим Карабах так, что он станет образцом для всего мира. Спасибо, Бренда, очень рад вас видеть.

Эксперт по энергетической безопасности (Соединенное Королевство) Джон Робертс: Прежде всего, благодарю за то, что находитесь здесь и организовали эту конференцию. Добиться мира зачастую так же сложно, как и выиграть войну, а во многих случаях – еще сложнее. У меня два вопроса, связанные с моей сферой – энергетикой.

Стоит ли на повестке дня вопрос транспортировки нефти и газа в Армению и Карабах как механизма установления мира?

Второй вопрос – на какой стадии находятся планы, связанные с трехсторонним саммитом с Турцией и Туркменистаном, и какие вопросы, касающиеся энергетического сектора, будут обсуждаться?

Президент Ильхам Алиев: Транспортировка нефти и газа в Карабах еще не началась. Конечно, строительство газовых линий в части Карабаха, где в настоящее время мы ведем работы по реконструкции, входит в наши планы. Мы строим электростанции. Хотя объемы не столь велики, тем не менее, в прошлом году была построена новая станция мощностью 20 мегаватт, а в этом году будет сдана в эксплуатацию еще одна станция на 25 мегаватт. Весь Карабах и Восточный Зангезур соединен линиями электропередачи. В некоторых случаях эти линии электропередачи приходилось прокладывать через 3500-метровые горы, где шесть месяцев в году лежит снег. То есть, электроснабжение есть. Что касается территории Азербайджана, временно находящейся под контролем российских миротворцев, то мы не транспортируем туда энергию. Однако газовая линия, ведущая из Армении в Ханкенди, проходит через подконтрольную нам территорию. Недавно там произошла авария, и в течение нескольких дней в транспортировке газа возник перерыв.

К сожалению, нас сразу же обвинили в причастности к гуманитарной катастрофе. Это – еще один пример двойных стандартов, потому что когда началась Первая Карабахская война, армяне перекрыли газовую линию, ведущую с основной территории Азербайджана в Нахчыван, и Нахчывану с населением в то время 400 тысяч человек в течение 15 лет пришлось жить без природного газа. Зима там суровая, температура опускается ниже 30 градусов, при этом никто не обвинил Армению в причастности к гуманитарной катастрофе в Нахчыване. Только в 2005 году мы пришли к соглашению с Ираном и построили туда газопровод, сегодня Нахчыван обеспечивается газом на 100 процентов. А что сделали мы? Мы отремонтировали трубопровод, ведущий из Армении в часть Карабаха, временно находящуюся под контролем российских миротворцев, и транспортировка газа возобновилась.

Не знаю, что будет в будущем. Если возникнет необходимость в использовании наших энергетических ресурсов, то это может быть удобнее, потому что транспортировка газа из Агдама в Ханкенди обойдется дешевле, чем его транспортировка из России в Грузию, оттуда – в Армению и далее – в Азербайджан, Ханкенди. То есть, если поступит такое обращение, то мы рассмотрим его.

Что касается трехстороннего саммита Азербайджан-Турция-Туркменистан, то да, такой план был, однако даты пока не определены, и мы ждем информации от наших партнеров. Инициатором встречи выступил Туркменистан, саммит состоится там, и мы ждем, когда будут представлены даты.

Хикмет Гаджиев: У нас записана и Аманда Пол. Пожалуйста, Аманда.

Старший аналитик Центра европейской политики (Бельгия) Аманда Пол: Доброе утро, господин Президент.

Президент Ильхам Алиев: Доброе утро.

Аманда Пол: Большое спасибо за приглашение. Возможность приехать сюда и совершить поездку в Шушу – я давно хотела там побывать – большая честь для меня, я очень рада этому. Это словно стало, если так можно сказать, осуществлением моей мечты. Я из Центра европейской политики, являющегося мозговым центром в Брюсселе. Я приехала из Европейского Союза, поэтому хочу задать Вам вопрос, связанный с Европейским Союзом. Шарль Мишель проявил большую активность для посредничества в налаживании диалога между Вами и премьер-министром Пашиняном, продвижения повестки дня. Как бы Вы охарактеризовали роль Европейского Союза в данном процессе? Если не ошибаюсь, до сих пор проведены две встречи. Могли бы Вы развить свою мысль о том, в чем видите роль Европейского Союза? Правильно ли поступает Европейский Союз? Может ли он сделать больше? Какими вопросами, по-Вашему, Европейский Союз должен заниматься больше?

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо. Благодарю за вопрос. Это – важный вопрос для того, чтобы понять наши планы и перспективы регионального сотрудничества. Мы высоко оцениваем роль Европейского Союза, в частности, президента Совета Европейского Союза Шарля Мишеля в процессе нормализации отношений в постконфликтный период. В прошлом году он посетил Азербайджан и Армению, регион, о котором мы во время первой встречи провели очень долгие и конструктивные обсуждения, связанные с нашими планами, позицией Европейского Союза. В то же время мы очень признательны за то, что они серьезно решили вопрос, который нас беспокоил. Как я уже отметил, между финансовыми пакетами, предоставленными Армении и Азербайджану, была большая разница, и это было скорректировано. Сейчас мы ждем конкретных деталей, потому что наша позиция – и мы довели ее до руководства Европейского Союза - заключалась в том, что Азербайджан хочет получить в той же пропорции, что и Армения - кредиты из европейских банков в том же объеме и с той же процентной ставкой, гранты в том же объеме. Считаю, что это - очень справедливая позиция. Затем, как вам известно, между нами состоялось несколько контактных встреч. В декабре и апреле господин Шарль Мишель организовал в Брюсселе трехсторонние встречи. В феврале состоялась встреча посредством видеоконференции с участием Президента Франции. Кроме того, мы регулярно связываемся по телефону. В начале мая опять же в Брюсселе планируется проведение очередной встречи представителей Армении и Азербайджана. Таким образом, мы высоко оцениваем эти усилия. Европейский Союз является очень важным партнером для нас. У нас очень широкая повестка дня с Европейским Союзом. Армяно-азербайджанский конфликт никогда не являлся ее частью, потому что вопросом занималась Минская группа, и Европейский Союз был немного далек от него. Однако сегодня, наряду с вопросами торговли, энергетики, транспорта, гуманитарного и демократического развития, в нашей повестке дня есть и этот вопрос. Мы считаем Европейский Союз справедливым посредником и приветствуем его усилия. Считаю и думаю, что поскольку сейчас сопредседательство Минской группы дисфункционально, то Европейский Союз может сыграть и играет очень активную роль в процессе нормализации. Мы поддерживаем это и видим пользу. Кстати, мой последний контакт с армянским коллегой также был в Брюсселе. Таким образом, Брюссель сегодня превратился в основной пункт назначения моих визитов. Хочу также добавить еще один вопрос. В настоящее время мы находимся на заключительной стадии согласования некоторых вопросов по нашему новому соглашению с Европейским Союзом. Более 90 процентов этого соглашения, по нашей оценке и оценке Европейского Союза, готово. Шла война, была проблема ковида, поэтому данному вопросу пришлось немного подождать. Однако считаю, что мы можем достаточно быстро завершить этот вопрос. Между нами было соглашение, однако оно подписано много лет назад. Новое соглашение очень многогранно. Оно отражает реалии, сложившиеся после Второй Карабахской войны и, конечно, коснется новой ситуации в мире.

Хикмет Гаджиев: У нас записан и доктор Максим Гоэн из Франции. Господин Президент, хочу сообщить, что Максим Гоэн уже более 10 лет ведет во французском суде борьбу с армянскими лоббистскими группами. Вам слово, господин Гоэн.

Исследователь Центра евразийских исследований (Франция) Максим Гоэн: Господин Президент, большое спасибо за то, что приняли нас на этой конференции. Хочу задать Вам два вопроса. Первый связан с разрушением культурных памятников на ранее оккупированных территориях. Все мы увидели на этих территориях, кто и что разрушил, а кто готов эти территории заново отстроить. К сожалению, никто не понимает, что Европарламент предпочитает обвинять жертву. Насколько мне известно, ЮНЕСКО также недостаточно разобралась в этом вопросе. Я являюсь одним из тех, кто подписал письмо, адресованное руководителю ЮНЕСКО. Итак, сможем ли мы оценить, что относится к злым намерениям, а что - к нехватке информации? Что можно предпринять в обоих случаях для лучшего взаимопонимания? Я абсолютно убежден в том, что большинство городов и граждан Европейского Союза при получении доступа к достоверной информации готовы к справедливой оценке. Второй вопрос заключается в том, какой Вам представляется дальнейшая роль преданных своей стране, то есть Азербайджану, этнических армян – я в первую очередь имею в виду армян, проживающих сегодня в Баку и Гяндже, - в сотрудничестве, реконструкции ранее оккупированных территорий? Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю. Что касается первого вопроса, то я бы сказал, что, конечно, нас очень огорчает, что причиной неадекватного отношения к конфликту и продолжавшейся годами оккупации является не только нехватка информации, но и умышленная манипуляция фактами. Потому что когда мы столкнулись с этой несправедливостью, нам казалось, что мы должны более напряженно трудиться для того, чтобы преподнести свою работу, разъяснить, что именно азербайджанский народ пострадал от оккупации, что наши земли стали жертвой агрессии. Мы считали, что после того, как скажем об этом, каждый поймет и будет относиться к нам справедливо. Потом мы поняли, что, независимо от того, что мы говорим, существуют очень сильные проармянские группы и позиции, восприятие и убеждения. Несмотря на содеянное армянами в период оккупации, ни одно их деяние никогда не являлось объектом какого-либо наказания или даже осуждения. На протяжении многих лет я говорил: примените санкции против Армении, это – единственный путь урегулирования конфликта, недопущения войны. Если вы не примените санкции против Армении, то они никогда не покинут эти территории. Учитывая столь сильную лоббистскую позицию в трех странах-сопредседателях, учитывая, что с этими странами осуществляется особое, в том числе военное сотрудничество, они никогда бы не покинули эти места добровольно. Но, к сожалению, этого не произошло. Видя применение санкций в других конфликтах, мы вновь убеждаемся в двойных стандартах.

После войны бытовал очень странный миф, опять же опирающийся на фейковые «факты», я бы сказал, азербайджанофобию, - о том, что Азербайджан разрушит культурное наследие Армении на наших освобожденных от оккупации территориях. ЮНЕСКО находилась у нашего порога, готовилась совершить визит. Конечно, мы работали с ними, потому что нам нужен был соответствующий текст нашей переписки, нам нужно было, чтобы в своих публичных заявлениях они полностью соблюдали территориальную целостность Азербайджана. В итоге мы пришли к договоренности по тексту и составу миссии. Хочу отметить, что на протяжении тридцати лет мы просили ЮНЕСКО приехать на оккупированные территории и засвидетельствовать. Они всегда отказывались. За год или полтора до Второй Карабахской войны наш тогдашний министр иностранных дел находился в ЮНЕСКО и задал им этот вопрос. Ответ был такой, что ЮНЕСКО не занимается политическими вопросами.

После окончания войны ситуация изменилась. Почему? Потому, что бытовало такое мнение, что армянское историческое наследие может быть разрушено. При этом разрушение армянами 65 из 67 мечетей было полностью проигнорировано. Словно это никакое не историческое, не религиозное наследие. Вот ситуация, с которой мы столкнулись. Однако тот факт, что тысячи, десятки тысяч международных представителей посетили Шушу и все они убедились в том, что армянская церковь не тронута, а напротив, несмотря на разрушенные армянами мечети, эта церковь будет реставрирована, сейчас снижает интерес ЮНЕСКО к посещению региона. Потому что о чем они будут отчитываться в случае посещения? Им придется отчитаться о 65 разрушенных мечетях. О том, что армяне содержали в Агдамской мечети свиней и коров. О том, что армянское, христианское и албанское религиозное наследие осталось неприкосновенным. Мы никогда бы не сделали и не сделаем такого. Здесь, в Баку, в центре города, вы можете увидеть армянскую церковь. Там хранятся пять тысяч армянских книг. А что мы видим в Иреване? Они переименовали азербайджанскую мечеть, назвали ее персидской. Они и мечеть в Шуше называют персидской. Для изменения происхождения мечети, проведения ряда ремонтных работ они даже пригласили специалистов из Ирана. Была направлена дипломатическая нота, посол Ирана в Азербайджане был приглашен в Министерство иностранных дел, и мы потребовали положить этому конец, потому что это тоже являлось частью легитимизации разрушения мусульманского наследия. Вот в чем разница. Наше религиозное и историческое наследие в Азербайджане принадлежит всему азербайджанскому народу. Зороастрийский храм, мечеть, католическая церковь, православная церковь, армянская церковь и синагога – все это наше национальное наследие, и мы храним его. Это может увидеть каждый, кто посещает Баку, Шушу, Губу и другие места. Однако, конечно, подход с позиции двойных стандартов – это такой вопрос, с которым, к сожалению, мы уже привыкли жить. Но я считаю, что такие встречи, тот факт, что Шуша является городом, где каждую неделю проводятся очень важные международные мероприятия, где в скором времени будет проведен очередной фестиваль «Харыбюльбюль» с участием фольклорных групп из десяти стран, - вопрос, который никто не может проигнорировать и на который никто не может закрывать глаза.

По второму вопросу наша позиция тоже очень ясна. Я уже сказал, что мы считаем армян, проживающих в Карабахе, своими гражданами. Надеюсь, и они в скором времени поймут, что если будут жить как граждане Азербайджана, то все их права и безопасность будут обеспечены. Азербайджан, в отличие от Армении, - страна, где проживают многие этносы. Все этнические группы здесь, включая армян, живут в мире и достоинстве. У нас есть армянское меньшинство, и у них в этом смысле никогда не было никаких проблем. Однако для этого в Армении должен быть положен конец азербайджанофобской пропаганде. Дьяволизация азербайджанцев, создание мифов о нас не послужит делу мира. Происходящее после войны показывает, что у нас нет никаких плохих намерений. Мы хотим мира, признания территориальной целостности, и жизненные стандарты в Азербайджане значительно выше, чем в Армении. Я уже не говорю о территориях в Карабахе, которые временно контролируются российскими миротворцамм. Поэтому считаю, что они сами осознают это. К нам уже поступают месседжи от армян в Карабахе. Они очень позитивные. Мы уже приступили к первоначальным контактам на различных уровнях. Не хочу вдаваться в подробности, но процесс уже начался, и это еще раз демонстрирует наше намерение. Они могут стать частью стремительного экономического развития, могут чувствовать себя в большей безопасности, комфортно в едином Азербайджанском государстве, однако они должны отказаться от сепаратистских тенденций и сепаратистских устремлений. Они также должны понимать реальность. Они должны посмотреть на карту, взглянуть на географию и понять, что сотни тысяч азербайджанцев в ближайшем будущем вернутся в Кяльбаджар, Лачин, Шушу, Агдам. Им придется жить в этой среде. Они должны жить как соседи, отказаться от вражды, изолировать сепаратистов, привлечь их к ответственности, и после этого, считаю, они тоже увидят пользу.

Хикмет Гаджиев: В нашем списке Венцеслав Сабев. Пожалуйста, Венцеслав.

Директор Центра по вопросам управления и религии Женевского университета (Швейцария) Венцеслав Сабев: Благодарю, Ваше превосходительство. Доброе утро, господин Президент. Мое имя одновременно говорит о стране происхождения. Хотя я представляю Швейцарию, однако являюсь одним из ваших болгарских братьев, которые признательны Вашей стране за восстановление на этой неделе безопасности нашей страны. Это была важная помощь. Учитывая, что я уроженец Болгарии, представляю Швейцарию и Женевский университет, я работаю над диалогом религий и культур. В предыдущем ответе Вы коснулись этого, напомнив о культурных и межкультурных традициях в Азербайджане. Это – хорошо работающая модель в регионе. Мы с нетерпением ожидаем применения этой модели во всем регионе и даже за его пределами. Вы также озвучили очень четкий месседж, который одновременно являлся обращением к западноевропейским организациям. Вы сказали, что настало время для контактов между народами на уровне НПО. В последние несколько месяцев, когда мы старались организовать мероприятия такого типа, нам сказали, что мы должны быть осторожными для сохранения баланса в части между историей и месседжем в будущее. Мы хотим направить наши усилия на реконструкцию, создание общин, их интеграцию. Что бы Вы посоветовали для управления балансом между борьбой с фальсификацией истории и устремленными в будущее призывами к интеграции общин?

Президент Ильхам Алиев: Считаю, что в первую очередь необходимо четко понять какая часть истории является фальшивой, а какая – нет, потому что, к сожалению, в армянской историографии мы на каждом шагу сталкиваемся с фальсификацией, в том числе связанной с азербайджанскими территориями, историей Карабаха. Кстати, могу вам сказать, что в последние пять-шесть лет эта политика фальсификации истории приобрела даже новую форму. Они официально стали называть азербайджанские города армянскими названиями, фальшивыми названиями. Сюда, к примеру относится и город Шуша, они стали называть его «Шуши». Этот город никогда не назывался «Шуши». Кстати, я не знаю какое значение носит слово «Шуши» и почему оно должно считаться армянским. Не понимаю. Если вы посмотрите на все карты, исторические карты, заглянете в советскую энциклопедию, то увидите название Шуша. Однако это был результат событий, происходивших в последние 5-6 лет. Также есть сфальсифицированная история об армянах в Азербайджане. Мы знаем историю, и понятно, что это можно увидеть и в Википедии. Посмотрите Кюрекчайское мирное соглашение 1805 года. Кто его подписал? Ибрагим-хан, Карабахский, Шушинский хан и российский генерал. Армяне там не значатся.

Армян стали переселять на эти территории из Персии и Восточной Анатолии позднее - после Тюркманчайского и Гюлистанского договоров. Все это – исторические факты. Мы не говорим, что они должны быть подвергнуты этнической чистке за то, что на протяжении двухсот лет живут в Карабахе. Нет. Однако не надо манипулировать историей. То же самое можно отнести и к “историческим документам”, которые они пытаются представить. Однако считаю, что если мы хотим добиться поставленной цели, то должны сосредоточить основные усилия на будущем, потому что причина неудачи Армении на самом деле заключается в чрезвычайном углублении в историческое прошлое. Они всегда грезили о том, как добиться того, что, по их мнению, потеряли. Они всегда строили свою идеологию, свое образование на прошлом и упустили будущее.

Что касается будущего, то считаю, что сейчас было бы важно начать контакты между членами гражданского общества. Мы к этому готовы. Мы обсудили это с представителями Европейского Союза, правительства США и внесли предложения по организации этих контактов. Кроме того, был еще один контакт, организованный правительством России. В Москве встречались группы интеллигенции из Азербайджана и Армении, и считаю, что этот формат также может быть продолжен. Думаю, что мы можем проводить эти встречи также в Баку и Иреване. Иными словами, нам надо начать говорить друг с другом, потому что если мы придем к соглашению о мире с правительством Армении, то это соглашение должно стать также частью национального консенсуса. Мы понимаем это. Иначе будет очень трудно подписать и реализовать это соглашение. Но если они будут продолжать дьяволизировать Азербайджан и представлять нас, как народ и страну, пытающиеся уничтожить их, то как можно добиться национального консенсуса? Мы просто хотели восстановить свою территориальную целостность и жить в мире. Таким образом, моя рекомендация была бы такой, потому что считаю, что время уже настало, прошло полтора года. Время летит очень быстро. Можно было бы организовывать подобные мероприятия в Европе, России, Турции, Америке, начать общественную дипломатию. Также, наверное, это можно сделать и на уровне экспертов. Как я сказал в начале выступления, можно проводить некоторые мероприятия в промежутке между Шушинскими международными форумами. Одно из таких мероприятий может стать частью этого. Можно приглашать экспертов из Армении, людей, желающих мира, пропагандирующих в Армении мир, а не ненависть, и в начале данного процесса АДА, считаю, может стать очень хорошим организатором. Благодарю.

Хикмет Гаджиев: У нас записан Рик Фон. Пожалуйста, Рик.

Преподаватель Сент-Эндрюсского университета (Соединенное Королевство) Рик Фон: Большое спасибо, Ваше превосходительство. Это великолепная возможность для нас. Вчерашняя поездка была грандиозной. Она позволила сделать невозможное. Также очень важно было увидеть, чего добился Азербайджан за очень короткий срок. Учитывая, что мы обсуждали возможные препятствия в будущем, мой вопрос касается того, каким может стать регион в течение 10 лет, вклада Азербайджана в Южный Кавказ. Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Давать такой прогноз было бы безответственным шагом с моей стороны, потому что, как вы знаете, ситуация в регионе тесно связана с ситуацией в мире. Считаю, что ситуация в мире и на постсоветском пространстве будет серьезно влиять на ситуацию в регионе. Поэтому, давая такой прогноз, мы должны держать в уме два сценария. Первый сценарий – будущее для постсоветского пространства в условиях мира, а другой сценарий – будущее в отсутствии условий мира. Учитывая войну, которая сейчас идет между Россией и Украиной, мы не знаем, когда она закончится и какой будет поствоенная ситуация. Однако что касается Азербайджана, считаю, что за 10 лет мы, конечно, станем намного сильнее. Надеюсь, что до этого времени, а может и раньше, все эти разногласия и эти проблемы с Арменией найдут решение. Регион Южного Кавказа будет прочно интегрирован и между тремя странами Южного Кавказа будет тесное сотрудничество. Возможности для этого есть. Азербайджан, как автор региональных проектов - как транспортных, так и энергетических - уже сыграл важную роль в трехстороннем сотрудничестве между Азербайджаном, Турцией и Грузией. Это в то время стало основой для европейского сотрудничества. Если бы в 2006 году мы не проделали работу, связанную с трубопроводом Баку-Тбилиси-Джейхан, то сегодня энергетическая безопасность Европы была бы гораздо слабее, потому что тогда газопровод не был бы построен.

Таким образом, как автор проектов, и, конечно, страна с большим потенциалом для роста и большой экономикой на Южном Кавказе. Потому что только за эти три месяца наша экономика увеличилась на 7 процентов, а экспорт – более чем на 90 процентов, в том числе экспорт в неэнергетическом секторе вырос на 45 процентов. В то же время мы являемся создателями ресурсов и стабильности.

Однако это, конечно, будет зависеть от повестки дня в Армении, происходящих там событий, планов правительства Армении, связанных с мирной повесткой дня, то есть, от того, будут ли они выполнены. Но считаю, что с политической точки зрения состав должен быть совершенно новым. Должна быть абсолютно новая карта в экономическом отношении, с точки зрения региональных транспортных связей, потому мы уже создали новую транспортную карту. Если посмотреть на ситуацию в 2008 году, когда мы начинали работу над Баку-Тбилиси-Карс, и в 2017 году, когда ее завершили, то увидим, что картина совершенно новая. Считаю, что и до этого могло быть больше взаимосвязей между Южным Кавказом и Центральной Азией. Сегодня этого не происходит, это носит немного спорадический характер и происходит в основном через Азербайджан, через нашу инфраструктуру. Однако считаю, что Азербайджан, как государство, расположенное на побережье Каспия, как одно из государств Южного Кавказа, играет особую роль в данном формате, и это может произойти.

Таким образом, это – наши планы. Обычно когда мы официально объявляем наши планы, они реализуются. Все, о чем я сейчас говорю, - мои размышления. Пока я не сделал это частью официальной повестки дня. Мы работаем над этим. Считаю, что Азербайджан обладает большим потенциалом для участия в политических консультациях, которые страны Центральной Азии проводят между собой. Как вам известно, есть формат пяти стран. У нас очень тесные исторические связи и традиционные отношения с этими странами и их народами. Вдобавок Каспийское море должно играть еще большую роль моста между культурами и экономиками. Будет ли Армения участвовать в этом процессе? Не знаю. Думаю, что если они будут участвовать, то это будет хорошо для всех. Возможности для этого имеются. Предложенный нами коридор, именуемый Зангезурским, пройдет через их территорию. Уверен, что пройдет, но они вновь теряют время, потому что мы уже строим автомагистраль и железную дорогу до границы с Арменией. Железная дорога будет готова до конца нынешнего года, а автомагистраль, возможно, позже.

Так что если они не будут участвовать в данном процессе, тогда мы пойдем в обход их. В прошлом месяце мы уже подписали с Ираном Меморандум о взаимопонимании по строительству мостов в обход Армении. Посмотрите, мы пошли в обход их в связи с проектами нефте- и газопроводов, и Грузия получает выгоду от этого, получает хорошие средства от тарифов. Прокладывая дорогу из Тбилиси в Карс, мы вновь пошли в обход их. А сейчас, когда они получили исторический шанс показать своему народу, что военные неудачи могут иметь выгоды, - эти выгоды подразумевают возможность стать частью региона и получить выход на ресурсы, - они вновь затягивают это дело на протяжении полутора лет. Они не передали нам географические координаты места в Мегринском регионе, откуда пройдет дорога, они даже не начали работу над технико-экономическим обоснованием строительства железной дороги. Несмотря на то, что 60-километровый участок железной дороги, приходящейся на нашу территорию, уже готов, осталось 40 километров. Как я уже сказал, наверное, она будет готова до конца нынешнего или начала следующего года. Затем мы построим мост, у нас уже есть договоренность с правительством Ирана, и пойдем в обход их. Таким образом, мой прогноз, конечно, основан на нашей повестке дня. Однако я не знаю, какова повестка дня в Армении, и какой будет глобальная ситуация в мире, потому что после нашей прошлой встречи ситуация в мире изменилась и, конечно, мир никогда уже не будет таким, как до февраля.

Хикмет Гаджиев: А сейчас предоставляем слово доктору Зинг Фенгу.

Исследователь Кембриджского университета Великобритании Зинг Фенг: Большое спасибо, Ваше превосходительство. Благодарю за то, что уделили время. Большое спасибо за то, что уделили время для общения с нами и откровенные ответы на наши вопросы. Я являюсь исследователем Кембриджского университета Великобритании. Сфера моих исследований связана с отношениями между Китаем и странами Евразии, а также декарбонизацией в странах Евразии. У меня два вопроса: первый вопрос касается отношений между Китаем и Азербайджаном и инициативы “Один пояс – один путь”. В 2013 году Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин совершил визит в Казахстан. Выдвинув интеграцию евразийских стран, он призвал их вместе создать “Экономический пояс Шелкового пути”, а Азербайджан и Китай подписали в связи с этим документ о сотрудничестве – Меморандум о взаимопонимании. Однако, как видно из зарубежных ресурсов, сферы и проекты сотрудничества неясны. Хочу спросить у Вас о разрабатываемых в этих рамках сферах сотрудничества между двумя странами, а также нынешних усилиях Азербайджана для поощрения интеграции на Южном Кавказе. Видите ли Вы больше перспектив для усиления сотрудничества с китайскими партнерами?

Второй мой вопрос связан с развитием в Азербайджане отраслей возобновляемой энергии. Думаю, в связи с тенденциями глобальной декарбонизации Азербайджан также придает должное значение развитию отраслей возобновляемой энергии. Не только выдвижением инициатив развития глобальной декарбонизации, но и строительством “умных городов” в Карабахском регионе. Вы придаете важное значение развитию отраслей возобновляемой энергии не только в контексте декарбонизации, но и в контексте созидания в постконфликтный период. Хотели бы получить от Вас информацию о нынешней ситуации в развитии, в соответствии с подходом правительства, зеленой энергии как по всей стране, так и в Карабахе. С какими проблемами вы сталкиваетесь? Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо. В первую очередь, об отношениях с Китаем. Хотел бы отметить, что мы считаем, что эти отношения имеют стратегическое значение. Очень рад, что эти отношения успешно развиваются. Во время моих многочисленных встреч с Президентом Си Цзиньпином мы обстоятельно обсудили двустороннюю повестку дня, а также региональные вопросы. Для того, чтобы продемонстрировать наши отношения, достаточно сослаться на господина Си Цзиньпина - он назвал меня “большим другом Китая”. Считаю, что это - хороший ответ на все вопросы. В то же время он – очень хороший друг Азербайджана. Мы всегда находимся в контакте. Я был в числе немногих мировых лидеров, приглашенных в 2019 году на конференцию “Один пояс, один путь”. Считайте это знаком особого внимания, уделяемого Азербайджану, придаваемого ему особого значения.

Мы были готовы начать прием грузов из Китая по Каспийскому морю, железной дороге Баку-Тбилиси-Карс. Однако не в очень больших объемах. Мы отчетливо понимали, что Китай имеет диверсифицированные пути поставок посредством различных источников. Мы старались сделать наш путь еще более привлекательным. Однако недавно мы получили от китайских компаний несколько месседжей о том, что они хотят значительно увеличить грузоперевозки по “Среднему коридору”. Этот коридор предусматривает перевозку из Китая через Азербайджан, Каспийское море и Грузию либо в морские порты Грузии, либо в турецкий город Карс. Это – новая для нас возможность. Наша транспортная инфраструктура совершенно новая. Это – абсолютно новый морской порт, крупнейший среди прикаспийских государств каспийский флот, железная дорога. Конечно, если мы думаем о драматичном увеличении грузов, то должны вкладывать инвестиции и в расширение потенциала грузоперевозок на транспорте, потому что все наши проекты основаны на имеющихся объемах грузов и их медленно возрастающих объемах. Однако сегодня мы наблюдаем потребность в драматичном росте грузов. Поэтому соответствующим нашим государственным структурам было поручено представить мне отчет о том, что мы можем сделать, как можем увеличить объем морской торговли, который составляет 15 миллионов тонн. Мы можем в короткий срок увеличить его до 25 миллионов тонн. Конечно, для осуществления всех этих перевозок через Азербайджан важно также строительство на нашем судостроительном заводе новых паромов и танкеров. Иными словами, это – новые возможности и совершенно новая ситуация. Однако мы видим наше сотрудничество не только в области транзита и перевозок, а шире. Имея очень хорошее политическое сотрудничество, мы хотим видеть здесь китайские компании в качестве инвесторов. В настоящее время мы находимся в процессе создания “свободных зон”, “Алятской свободной зоны”, которая, надеюсь, в следующем году примет первых резидентов. Она также расположена в очень хорошем месте, рядом с морским портом, обширная территория, действующие там правила очень привлекательны для международных компаний. Таким образом, мы видим большой потенциал в наших отношениях. Мы сделаем все возможное для их развития.

Что касается возобновляемой энергии, несколько лет назад мы приступили к оценке нашего потенциала. После освобождения Карабаха, конечно, эти территории также были оценены. Согласно предварительным данным, потенциал солнечной и ветряной энергии на освобожденных территориях составляет 9200 мегаватт. К сожалению, после подписания Арменией 10 ноября 2020 года акта о капитуляции они использовали 20 дней, предоставленные им для того, чтобы покинуть территории, на разрушение Кяльбаджара. Помимо домов и деревьев они разрушили 30 гидроэлектростанций. Можете себе представить? Время, которое мы предоставили им для того, чтобы собрать вещи и переселиться, они использовали для разрушения.

В настоящее время все задокументировано. Мы приступили к созидательной работе в Кяльбаджаре и Тертере. Как я отметил, уже введена в строй 20-мегаваттная станция. В этом году будет 25-мегаваттная. Однако это – энергия, полученная из воды. Потенциала для такой энергии больше. В настоящее время мы находимся на заключительной стадии переговоров относительно солнечной и ветряной энергии в Карабахе: с bp - о строительстве 240-мегаваттных солнечных электростанций в Джебраиле, а также с международными компаниями – 100-мегаваттных ветряных электростанций в Кяльбаджаре. Кроме того, начиная с января нынешнего года произошли два важных события – церемонии закладки фундамента одной солнечной и одной ветряной электростанций суммарной мощностью 430 мегаватт. Одна из них будет построена ведущей компанией Саудовской Аравии в этой области – ACWA Power, а другая – компанией «Масдар» ОАЭ. Это действительно большой вклад в нашу энергетическую систему, прекрасная демонстрация привлекательности Азербайджана. В настоящее время мы оцениваем потенциал Каспийского моря в плане ветряной энергии. Предварительные цифры очень высоки. Нам необходимо будет всесторонне изучить это.

В случае объявления Карабаха зоной «зеленой энергии», зоной «умных городов», «умной энергии» это станет основным вопросом. Думаю, если все запланированное нами – не хочу вдаваться в подробности – осуществится, то значительная часть энергии, по нашим планам 30 процентов, будет поступать от солнца и ветра. Считаю, что эта цифра может превысить и 50 процентов. Также важно, что мы сможем сэкономить большой объем природного газа для экспорта, в чем тоже есть необходимость. Благодаря двум станциям, которые строятся, как я сказал, ACWA Power и «Масдар», можно будет сэкономить 400 миллионов кубометров газа. Это – небольшой объем. Однако для некоторых стран это – значительный объем. Кроме того, сегодня мы находимся в процессе проведения активных реформ и в SOCAR. C новым руководством SOCAR наконец превратится в прозрачную международную энергетическую компанию. Я уверен, потому что новому руководству дано такое указание. Соответственно уменьшатся и потери, потому что у нас случаются большие потери газа. Некоторые потери объясняются устаревшей инфраструктурой, однако другие потери весьма сомнительны. Уверен, что оптимизация прозрачности SOCAR, являющейся нашей ведущей компанией, корпоративного управления ею даст и уже дает нам дополнительные ресурсы. Хочу сказать об этом. Раньше это происходило, у нас есть официальные цифры. У нас действительно есть потенциал для замещения значительной части поступающей от газа энергии солнечной и ветряной энергией. Выходя за рамки вашего вопроса, хочу сообщить, что мы уже оцениваем возможности присоединения к проектам линий электропередачи между Румынией и Грузией по дну Черного моря, которые будут первоначально использованы нами, потому что мы производим и экспортируем, как говорится, получаемую экстра-электроэнергию в 4 страны и планируем расширить это. Европа, наряду с газом, нуждается и в нашей электроэнергии.

В заключение хочу, чтобы вы знали, что несколько месяцев назад мы начали с Европейским Союзом формат под названием «энергетический диалог». Это - всесторонняя программа, которая предусматривает нефть, газ, нефтепродукты, возобновляемую энергию и водород. Что касается водорода, то мы очень активны. Все указания даны. Водород - это будущее. Мы понимаем это. У нас есть такой потенциал. Мы всегда находимся впереди процессов, инноваций. Возможно, не впереди, точнее говоря, впереди ряда стран, однако, на шаг позади технологического развития. Я абсолютно убежден в том, что сферы возобновляемой энергии полностью изменят энергетический рынок и предоставят нам дополнительные возможности для того, чтобы приносить больше пользы нашему народу.

Хикмет Гаджиев: Слово предоставляется Александре Матас.

Главный советник по дипломатическому диалогу и заместитель директора Женевского центра по политике безопасности Александра Матас: Большое спасибо, господин Президент, я представляю здесь Женевский центр по политике безопасности. Вчера состоялась наша информационно насыщенная поездка в Шушу. Для меня тоже большая честь находиться сегодня здесь, участвовать в очень интересных дискуссиях с Вами. Выражаю Вам глубокую признательность за это. Господин Президент, во вступительном слове Вы отметили, что превратите Карабах в самый процветающий регион мира. Отвечая на вопрос моего коллеги из Швейцарии, Вы сказали: мы должны устранить проблему клеветнической кампании Армении против Азербайджана. После многолетнего конфликта хочу спросить: как Вы готовите Вашу общественность и население к миру? У другой стороны много мнений, основанных на вражде. Это понятно. Каковы пути устранения этих мнений? В чем заключаются пути примирения с соседом и установления устойчивого мира? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Очень важный вопрос. Спасибо, что подняли этот вопрос, потому что это очень важно для будущего, мира и взаимодействия. Однако, конечно, мы подходим с реалистичной точки зрения и понимаем, что это будет нелегко. Необходимо все видеть своевременно. Знаете, должен отметить, что за эти тридцать лет раны азербайджанского народа не зажили. Однако после освобождения земель люди стали посещать эти места. Организуются регулярные автобусные рейсы в Шушу и Агдам. Когда они увидели своими глазами, когда я лично увидел в первый раз, это был шок. Мы не могли представить такую ненависть в людях, которым не сделали ничего плохого, ведь мы жили рядом в Шуше, Ханкенди и других местах, и мы со своей стороны не проявляли вражды. Такие проявления ненависти, как разрушение до основания городов, извлечение трупов из могил, невероятны. Невозможно представить. Если это почувствовал я, то что делать людям, потерявшим своих родных. Я понимаю и разделяю их боль. Я и сам лично никогда не забуду варварства и вандализма. Не смогу забыть, да и не хочу. Потому что это - часть нашей трагической истории. Мы должны помнить и всегда уметь защищать себя.

Но в то же время мирную повестку дня невозможно реализовать без общественной поддержки. Мы также понимаем, что в армянском обществе тоже есть раны после Второй Карабахской войны. Это можно понять. Если наши раны не зажили за тридцать лет, то знаем, что и их раны будут кровоточить. Это реальность. Но что поделать?! Мы должны взять ответственность на себя, и лидеры, руководящие странами, должны в равной степени принять эту ответственность. Они должны убедить людей в том, что нам нужен мир во имя наших интересов, во имя стратегического будущего. Мир нам необходим. Мы знаем историю войн, знаем историю Второй мировой войны. Те, кто убивал друг друга, спустя десять-двадцать лет начинали строить бизнес. Есть много примеров этого. Будут ли они готовы как общество или нет, я не знаю. Однако считаю, и вы тоже знаете, что после Победы в азербайджанском обществе сложилась особая атмосфера, есть единство. Могу сказать, что есть постоянная связь между тем, что мы делаем, и восприятием людей проводимой нами работы. Мы советуемся с народом в связи с нашими планами. К примеру, что касается реконструкции городов, генеральные планы Агдама и Физули утверждены с участием известных представителей этих районов, потому что они будут там жить. Поэтому общество с большим доверием относится к проводимой нами работе. Так было всегда. Однако после Победы это чувствуется особенно отчетливо. Считаю, что азербайджанское общество поймет меня в переговорах о мире. Понимаю, что это нелегко. Но нам не нужна другая война, и мы должны уберечь себя от тех или иных реваншистских рисков со стороны Армении. Поэтому, с одной стороны, мы не должны забывать, а с другой, - укреплять и модернизировать нашу армию. В то же время параллельно мы должны готовить общество. Именно на это нацелено мое предложение о налаживании контактов между людьми, журналистами и интеллигенцией. Должны быть основания для мира. Это потребует много времени, но альтернативы нет, альтернатива хуже. Словом, еще раз благодарю вас за столь важный вопрос.

Хикмет Гаджиев: Доктор Вели Каледжи.

Старший научный сотрудник Центра исследований Центральной Азии и Кавказа в Тегеране доктор Вели Каледжи: Спасибо, господин Президент. Я приехал из Ирана, Тегерана. Очень рад во второй раз после Второй Карабахской войны принимать участие в проводимой в Баку международной конференции. Как Вам известно, в последние годы отношения между двумя странами получили значительное развитие. В последнее время между Тегераном и Баку было подписано соглашение о прокладке через территорию Ирана железной дороги протяженностью 55 километров, соединяющей Зангилан с Нахчываном, и шоссе. Вы отметили это в своей речи. Но, с другой стороны, есть некоторые беспокоящие моменты, которые необходимо устранить. Один из них произошел во время состоявшегося на прошлой неделе в Шуше V Съезда азербайджанцев мира. К сожалению, некоторые иранские азербайджанцы, участвовавшие в съезде, выступили против территориальной целостности и национальной безопасности Ирана. Это были слова, касающиеся сепаратизма в северо-западной части моей страны, в азербайджанских регионах. К сожалению, эти лица отчетливо озвучили мечты о формировании единого Азербайджана, воссоединении двух берегов реки Араз. Этот вопрос вызвал недовольство многих моих коллег и людей в Иране. Вчера я имел беседу с Хикметом Гаджиевым по данному вопросу.

Господин Президент, Вам известна позиция Ирана относительно территориальной целостности Азербайджанской Республики на протяжении последних трех десятилетий. Позиция Ирана была достаточно ясной и во время Второй Карабахской войны. Общие язык, религия и ценности людей в азербайджанских регионах Ирана и азербайджанского народа являются сильным критерием в развитии отношений между двумя странами и социальным богатством. Они не должны превращаться в политический инструмент для сепаратизма между двумя странами, не должны создавать различий и напряженность. Эти лица были приглашены на официальное правительственное мероприятие, проведенное в Шуше. Мы ожидали, что для снижения обеспокоенности и напряженности в Иране Министерство иностранных дел Азербайджана отреагирует на эти заявления, интервью и речи. Был бы очень рад узнать Вашу позицию и Ваше мнение по данному вопросу, это было бы воспринято в Иране однозначно хорошо.

Второй короткий вопрос связан с определением границ между Азербайджаном и Арменией после Второй Карабахской войны. Для определения границ между двумя странами во время Вашей встречи с Николом Пашиняном и Владимиром Путиным обсуждались карты советского времени, в том числе карта Министерства обороны СССР.

Вопрос такой: Использование какой официальной карты СССР было согласовано между Вами, Пашиняном и Путиным для определения границ?

Еще раз благодарю за гостеприимство, оказанный прием и приглашение на конференцию. Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Что касается карт, то на сегодняшний день какой-либо базы не существует. Мы не видели отмеченных вами карт, и наша позиция заключается в том, что при определении границ необходимо учитывать историю, использовать карты, относящиеся к периоду после советизации Южного Кавказа. Мы не должны останавливаться только на одной карте, потому что есть много карт – есть карта 1918 года, когда Иреван являлся составной частью Азербайджана. Есть карта ноября 1920 года, Зангезур являлся в то время составной частью Азербайджана. Кроме того, на территориях вдоль нынешней ирано-армянской границы в то время жили азербайджанцы, и эти земли не имели никакого отношения к армянскому народу. В ноябре 1920 года советская власть приняла решение о передаче Зангезура Армении. Однако когда эта территория была передана Армении, ее ширина не составляла сегодняшних 42 километров, она была уже. Однако армяне, проявив хитрость, расширили территорию до 42 километров, и сегодня граница с Ираном проходит именно там.

Таким образом, наша позиция заключается в том, что мы используем все карты, начиная с карт 1918 года и даже более раннего периода, до карт периода распада Советского Союза. Конечно, это станет составной частью переговоров наших рабочих групп.

Хочу внести ясность в ваш первый вопрос. Вы отметили, что кто-то поставил под сомнение территориальную целостность Ирана. Это был представитель правительства Азербайджана? Вы отметили Шушинскую конференцию. Территориальную целостность Ирана поставил под сомнение представитель правительства?

Доктор Вели Каледжи: Это не был представитель правительства. Это был представитель Центра тебризских исследований в Анкаре.

Президент Ильхам Алиев: То есть у него не было никакой связи с правительством Азербайджана, верно?

Доктор Вели Каледжи: Нет, но он принимал участие в Шушинской конференции.

Президент Ильхам Алиев: То есть, этот человек не являлся гражданином Азербайджана.

Доктор Вели Каледжи: Нет, но официально участвовал в том мероприятии.

Президент Ильхам Алиев: Посмотрите, сколько стран представляют сегодня участники конференции. Каждый из них представляет свою страну. К примеру, если вы, как гражданин другого государства, что-то скажете, то правительство Ирана не должно нести за это ответственность. Поэтому считаю, что ваши слова не имеют никакого отношения к азербайджано-иранским связям. Позиция нашего правительства и правительства Ирана относительно территориальной целостности обеих стран хорошо известна и не вызывает вопросов. Мы и наши иранские коллеги неоднократно публично заявляли об этом.

В том мероприятии участвовали более 400 делегатов, и в Азербайджане, являющемся демократическим обществом, люди вольны выражать свое мнение. Мы можем согласиться с этим или не согласиться, но мы не контролировали участников. Мы не давали им тезисов о том, что можно говорить, а что – нет. Азербайджан – свободная страна, и каждый – и наши, и иностранные граждане, - может говорить, что хочет. Конечно, с условием, что это не противоречит нашему законодательству.

Кроме того, мы не несем ответственность за различные позиции проживающих за рубежом по разным темам. Важно то, что в отношениях с соседними странами и вообще со всеми государствами заявления правительства Азербайджана и его представителей чрезвычайно ответственны.

В связи со сказанным вами приведу один пример. Есть ряд лиц, нашедших убежище в Иране, которые постоянно ставят под сомнение территориальную целостность Азербайджана. На встрече с тогдашним Президентом Хасаном Роухани в рамках Саммита прикаспийских государств в городе Актау я представил ему список около 20 азербайджанцев, которые проживают в Иране и регулярно посредством медиа и социальных сетей не только ставят под сомнение территориальную целостность Азербайджана, но и используют такие выражения, которые в нормальном обществе считаются неприличными. Мы потребовали выдать этих лиц Азербайджану, потому что они участвовали в нападении на полицию в городе Гянджа, и у нас есть доказательства. К сожалению, ни один из них не был выдан.

Таким образом, если человек, не являющийся даже гражданином Азербайджана, что-то сказал в Шуше - Шуша - открытый город, туда приезжают и выражают свою волю тысячи людей. Участие какого-либо человека в мероприятии, организованном азербайджанской стороной, не должно вызывать такой реакции.

Сказанное мною есть в заявлениях официальных лиц как Азербайджана, так и Ирана. Территориальная целостность – это красная черта. Наша территориальная целостность всегда ставилась под сомнение Арменией. Считаю, что мы должны направить внимание на это и не придавать значения выражениям, не имеющим никакого отношения к Азербайджану.

Исполнительный директор Центра глобальных и стратегических исследований Пакистана Халид Таймур Акрам: Я из пакистанского города Исламабад. Большое спасибо за то, что вновь пригласили нас. В прошлом году мы встречались с Вами в этом зале и с того времени следили за работой, проводимой в карабахском регионе. Вчера мы находились в поездке в Физули и Шушу. Строительство аэропорта за 7-8 месяцев произвело на нас глубокое впечатление. Это большое достижение. Думаю, Вы можете пригласить также представителей «Книги рекордов Гиннеса», чтобы и они засвидетельствовали развитие.

Прежде, чем задать вопрос, у меня есть предложение. Вы объявили Шушу культурной столицей. Если взглянуть на историю Шуши, то можно увидеть, что с 1752 года она была центром культуры и поэзии. Я бы предложил, чтобы Азербайджан создал интернет-страницу под названием «Друзья Шуши». Желающие почувствовать эту культуру могут там зарегистрироваться, при проведении того или иного культурного мероприятия получить информацию на этом сайте и приехать в Шушу. Это может стать культурной платформой не только для данного региона, но и для всего мира.

Что касается моего вопроса, он связан с экономической трансформацией и различными транспортными коридорами. Как видим, в последний год у нас была тестовая транспортировка грузов по маршруту Пакистан-Иран-Азербайджан, а также начались прямые полеты между двумя странами. Мы с нетерпением ожидаем, когда Южная и Юго-Восточная Азия станут составной частью этих активно поддерживаемых Вами транспортных коридоров. Вы, возможно, единственный лидер в регионе, говоривший об этом транспортном сообщении не только в регионе Южного Кавказа, но и за его пределами. Мой вопрос касается Вашего мнения о региональном транспортном сообщении за пределами Южного Кавказа, а также Зангезурского коридора, имеющего чрезвычайно важное значение для Азербайджана. Большое спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Благодарю за предложение. Мы решим этот вопрос. Считаю, что ваша идея о создании группы «Друзья Шуши» очень хорошая. Уверен, что в этой группе будет много членов. Возможно, нам надо подумать о том, как сформировать эту группу. Может быть, вы можете дать больше предложений об этом.

Что касается коридоров, то, конечно, Азербайджан активно работал над коридором Север-Юг. Географическое положение нашей страны является большим преимуществом. Однако, как я уже сказал, без инфраструктуры это не имеет особого значения. Коридор Север-Юг имеет такое же значение, как и коридор Восток-Запад, о котором я говорил, отвечая на вопрос об азербайджано-китайских связях. Этот коридор частично функционирует. Недостающая часть – железная дорога Астара – Решт в Иране. Это – участок протяженностью более 160 километров, который в настоящее время не существует. Если этот участок будет построен, то с севера будет функционировать маршрут Азербайджан – Иран – Залив. Он также может стать очень важным международным коридором. Он и сейчас действует. Однако из-за отсутствия части железной дороги грузы приходится перезагружать с поездов в автомобили. В то же время он весьма привлекателен с точки зрения времени. Мне известно, что есть планы подключения к этому коридору пакистанского порта Гвадар. Кроме того, этот маршрут может функционировать не только с юга на север, но и с использованием инфраструктуры нашей страны с юга на восток - из Азербайджана через Грузию в направлении Турции. Как вы точно отметили, другим маршрутом станет Зангезурский коридор. Если посмотреть на карту, то можно увидеть, что чрезвычайно важна также доступность с точки зрения расстояния. У нас есть ожидания большого объема новых грузов с востока – из Пакистана, Китая, а также стран Центральной Азии. Вся наша железнодорожная система взаимосвязана. У нас есть железнодорожное сообщение до северных, южных, восточных границ. Зангезурский коридор будет в юго-восточном направлении. Таким образом, это – составная часть нашей общей транспортной повестки дня. В Азербайджане не хватает лишь 40-километрового участка железной дороги до границы с Арменией. После этого на нашей территории все будет готово. Необходимо, чтобы и наши соседи выполняли свою работу. После этого данное транспортное сообщение будет полностью функциональным.

Хикмет Гаджиев: Господин Президент, Вы уже более двух часов находитесь с нами. С Вашего позволения еще несколько вопросов.

Президент Ильхам Алиев: Конечно.

Исследователь Римского университета Ла-Сапиенца Даниэль Поммиер Винчелли: Здравствуйте, господин Президент, ведутся обсуждения о сокращении «зависимости» моей страны – Италии от российского газа. Мне известно, что Вы часто контактируете с Премьер-министром Италии Драги. Принимая министра иностранных дел Италии, Вы сказали, что достигнута договоренность о создании Итальяно-Азербайджанского университета. Поэтому хотелось бы знать, сможет ли Азербайджан в вопросе зависимости Италии от газа хотя бы в определенной степени заменить Россию в поставках газа? Из-за нашей законной позиции в украинском вопросе мы очень хотим основательно избавиться от российского газа. Если такое произойдет, то как это может повлиять на азербайджано-российские отношения?

Хочу также добавить, что недавно я вместе с азербайджанским коллегой написал книгу о Шуше, она коротко повествует об истории города Шуша. Хочу передать Вам эту книгу. Книга на итальянском языке, но там много снимков, есть и Ваше фото. Знаю, что Вы можете понять. Считаю, что это первая книга о Шуше на западных языках, представление истории Шуши.

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо за это. Мы, конечно же, переведем ее. А пока посмотрим фотографии.

Что касается вопроса газа, хотел бы изложить нашу позицию несколько шире. Мы выполнили все свои обязательства. Работы по подписанным с потребителями контрактам выполняются на сто процентов. Сегодня азербайджанский газ экспортируется в Грузию, Турцию, Болгарию, Грецию и Италию. В прошлом году Италия вместе с Турцией стала страной, получающей наибольшие объемы азербайджанского газа. Это - более 9 миллиардов кубометров. Конечно, мы планируем наши проекты развития поставок газа на основе имеющихся контрактов. В действующих контрактах предусмотрен такой объем. Мы не хотим добывать больше, потому что нет покупателей. В соответствии с отмеченной вами срочностью, если будет потребность, то мы, в первую очередь, должны рассмотреть источники, потому что наше производство рассчитано на внутренний рынок и экспорт. Мы не хотели добывать больше, потому что не было покупателей. В этой ситуации к нам не только из Италии, но и из других европейских стран поступили обращения об увеличении поставок. В первую очередь, нам надо найти источники. Как я уже сказал, частично это будет сделано за счет оптимизации потерь газа внутри страны, частично - за счет замещения газа солнечной и ветряной энергией, а частично – за счет новой добычи. Мы ожидаем добычу с новых месторождений к следующему году. На месторождении Апшерон уже есть дополнительно 1,5 миллиарда кубометров газа. Есть ожидания и с других месторождений. Конечно, как составная часть этого важна и пропускная способность газопроводов. Южный газовый коридор интегрирован в систему газопроводов. К примеру, TANAP имеет один, а ТАР – другой диаметр. Пропускная мощность TANAP составляет 30 миллиардов кубометров, а ТАР – 10 миллиардов кубометров. Почему? Из-за рынка. Потому что мы должны были экспортировать в Италию 8 миллиардов кубометров газа. С этой целью акционеры TANAP, включая SOCAR, владеющую 20-процентной долей, спроектировали трубопровод без дополнительных расходов. Мы не ожидали поступления дополнительного газа в ближайшем будущем. Поэтому проект ТАР был другим. Можно ли расширить его возможности? Да, увеличив количество насосных станций, можно. Можно довести до 20 миллиардов кубометров. Иными словами, Италия может получать вдвое больше, чем сегодня. Для этого должна собраться команда ТАР. Это было составной частью моих обсуждений с Премьер-министром Драги и совершившим визит в прошлом месяце министром Ди Майо. Акционеры ТАР должны дать согласие на дополнительную инвестиционную программу, касающуюся его расширения, и рассмотреть это в техническом отношении. Не хочу вдаваться в технические детали, но эту работу не выполнить за один месяц. Это невозможно технически.

Другой путь заключается в том, чтобы иметь соединительные сети. К примеру, в настоящее время на завершающей стадии находится строительство интерконнектора между Болгарией и Грецией. По данным, полученным мною от болгарских коллег, до сентября он начнет функционировать. Есть и другие проекты, которые соединят газотранспортную сеть Европы. Все это есть в нашей программе. Мы никогда не планировали заменить российский газ. Это невозможно из-за несопоставимости объемов. У нас нет намерений конкурировать за европейские рынки. Мы просто хотели получить выход на европейский рынок, потому что он - лучший. Он регулируется правилами. Это стабильный рынок с самыми высокими ценами. Сегодня мы поставляем газ различным потребителям. Лучшие цены – в Европе. Это – коммерция. У нас никогда не было намерений конкурировать с Россией. Наша энергетическая политика никогда не вызывала у России вопросов. У нас никогда и ни в какой форме не было вопросов, обсуждений. Уверен, что это не окажет негативного влияния на наши отношения с Россией. Спасибо.

Менеджер Общества Генри Джексона Великобритании по стратегическим отношениям Алена Хливко: Спасибо за то, что уделили время. Я представляю мозговой центр, находящийся в Лондоне. Также являюсь бывшим членом парламента Украины. У Азербайджана был опыт длительной оккупации, и вы уже освободили свои территории. Что бы Вы могли сегодня лично посоветовать Украине?

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо. Исходя из нашего опыта, главное – никогда не мириться с оккупацией. Знаете, в ходе переговоров были разные моменты, и я получал различные месседжи от западных коллег. Один из них заключался в том, что вы должны учитывать реальность, Азербайджан проиграл Первую Карабахскую войну, и ваше поведение должно основываться на реальности. Были попытки давать нам советы в вопросах, связанных с нашей территориальной целостностью, и я всегда говорил: нет. Лично я, азербайджанский народ никогда не дадим согласия на создание на наших землях другого надуманного армянского государства, если понадобится, будем сражаться до конца. Мои комментарии порой преподносились как враждебность, агрессивность. Меня всегда критиковали за риторику. Армянских лидеров всегда хвалили за «конструктивность». Они были такими «конструктивными», пытались узаконить оккупацию. Они хотели, чтобы мы согласились с предоставлением сепаратистам в Нагорном Карабахе независимости. Они хотели удерживать под своим контролем значительную часть нашей территории, в частности территории между бывшей НКАО и Арменией. Моя позиция была такова, что мы никогда не согласимся на это. Таким образом, опираясь, в первую очередь, на наш опыт, могу сказать: никогда, ни при каких обстоятельствах не соглашайтесь с нарушением территориальной целостности. Во-вторых, какой урок я извлек из периода оккупации? Рассчитывать на собственные ресурсы. В-третьих, не рассчитывать на резолюции и постановления международных организаций. Они не имеют никакой ценности. Совет Безопасности ООН принял четыре резолюции о безоговорочном, полном и незамедлительном выводе армянских войск с нашей территории, которые не выполнялись на протяжении 27 лет. Мы сами выполнили их. Три из принявших эти резолюции стран являются постоянными членами Совета Безопасности ООН и сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Я всегда спрашивал у них: почему вы не выполняете принятые вами резолюции? Ответ был ясен. Ситуация с оккупацией была приемлема для них. Приемлема для Армении, для сопредседателей, но не приемлема для нас. Мы были в меньшинстве. Мы должны были жить в реальном мире и понимать, что никакой поддержки от международных организаций нет. В данный момент я не говорю о ситуации в Украине. В этом смысле она несколько иная. Я говорю о нас. Конечно, нам нужна была сильная армия. А для этого нам нужна была сильная экономика. Все делалось с расчетом на результат – одно за другим, иногда параллельно. Нам нужно было новое поколение, поколение, которое пойдет на смерть за родные земли. Такое поколение выросло. Большинство из поколения, представители которого стали шехидами за Карабах, никогда его не видели. Молодое, патриотичное поколение было высоко мотивированным. Конечно, главным было обладать сильной армией. Мы сделали это. На протяжении всей президентской деятельности это было для меня вопросом номер один. Поэтому наши военные расходы были выше по сравнению с остальными.

Вторым было образование, это тоже в свою очередь важно. Иначе невозможно воспитать патриотов, которые вернут земли. Конечно, высокая мотивация – мы мотивировали их. Независимо от того, кто находился на стороне Армении, мы были готовы идти до конца. Мы определили, что тех, кто на стороне Армении, много. Это случилось, но не смогло остановить нас. Во время войны я неоднократно публично говорил, что готов остановиться, когда премьер-министр Армении предоставит мне график вывода, – мы не хотели этой войны, мы воевали на своей территории, - но он всегда отказывался. Однако после освобождения нами Шуши, 9 ноября он согласился назвать даты. После этого мы остановились. Мы не стали сражаться дальше, потому что не хотели гибели людей. Мы освободили остальные территории на основании акта о капитуляции. Это о том, как мы сражались, как готовились. Если вы спросите у меня, что среди этого самое важное, то могу сказать: абсолютно убежден, что это – решимость. Вот самое важное. Народ страны, полной решимости защищаться, никогда не победить. Это может быть только временно. Мы продемонстрировали это. Сегодня я горжусь тем, что мы открыто поддерживаем территориальную целостность Украины и других стран, не прячем это за большими деревьями. Говорим то, что хотим сказать.

Да, у нас хорошие отношения с Россией. В то же время и с Украиной хорошие отношения. Принципы международного права не должны классифицироваться исходя из политических предпочтений. Мы сами всегда являлись субъектом этого, потому что еще до событий в Украине международная общественность всегда открыто поддерживала территориальную целостность Грузии и Молдовы. Когда же дело доходило до нас, посыл был таким: идите и решайте мирным путем. Но как можно договориться мирным путем с оккупантом, который не хочет покинуть твою территорию? Мы попытались. Я пытался почти 17 лет. Потом мы увидели, что это невозможно. Мы увидели, что наше желание решить мирным путем сделало оккупанта еще более высокомерным и агрессивным. Они стали угрожать нам новой войной за новые территории и сказали «Карабах – это Армения». А что они говорят сегодня? Сегодня они говорят: Карабах – это Азербайджан. Кто это сказал? Те же люди, которые в 2019 году говорили «Карабах – это Армения». Мы создали новые реалии, как говорится, своими руками и своим сердцем. Считаю, что наш опыт важен для всех стран во имя достоинства, территориальной целостности и справедливости.

 Исследователь Института межотраслевых исследований по проблемам конфликтов и насилия (Германия) Нина Луттерйохан: Ваше превосходительство, считаю, что Вы уже ответили на мой вопрос. Каким Вам представляется в дальнейшем экономическое сотрудничество с Россией и Европейским Союзом в контексте происходящих в настоящее время событий? Недавно было подписано новое соглашение. Как бы Вы оценили данный вопрос одним-двумя моментами?

Президент Ильхам Алиев: На днях, 26 апреля в Баку состоялось заседание российско-азербайджанской межправительственной комиссии, на котором были обсуждены многосторонние вопросы, касающиеся наших планов на будущее. До сих пор мы каждый год получали хорошие результаты. Растет торговый оборот. Конечно, в нынешней ситуации мы должны посмотреть что еще можем сделать, потому что российский рынок - крупный рынок для наших фермеров. А для российских производителей очень важен азербайджанский рынок. У России мы больше покупаем, чем продаем. У нас отрицательное сальдо торгового оборота. Но, тем не менее, в прошлом году объем нашего экспорта в Россию увеличился. В новой ситуации мы должны увидеть каким будет практическое влияние санкций. Вы можете представить себе – два наших соседа находятся под санкциями - Иран и Россия. Это очень сложная ситуация. Как мы можем успешно сотрудничать и торговать, если санкции создают дополнительные проблемы с перечислением денег и пр. Поэтому в предстоящий период мы должны рассмотреть наши решения. У нас многосторонняя торговля с Россией. Она охватывает сельское хозяйство, услуги, инвестиции. Объемы ее невелики. И там, и тут работают многочисленные компании. Безусловно, в России проживает большая азербайджанская община. Она тоже вносит вклад в увеличение торгового оборота. Пока мы не видим негативного влияния санкций, введенных против России. Но мы не знаем, как будут развиваться события. Трудно прогнозировать, что произойдет в ближайшие полгода или год, если санкции сохранятся.

Генеральный исполнительный директор журналов Musulmans en France и La Gazette Жан-Мишель Брён: Господин Президент, благодарю за столь радушную встречу. Прежде всего, хочу попросить прощения, я – француз, поэтому мой вопрос не будет касаться политики. Считаю, что перо зачастую сильнее оружия. Франция и Азербайджан – две страны, обладающие высокой культурой. Шуша и Париж – величественные культурные столицы. Пять веков назад Дидро и Руссо, великий поэт и философ Низами Гянджеви являлись представителями просветительской философии. У меня такой вопрос: планируете ли Вы развивать тесные культурные отношения между Францией и Азербайджаном?

Президент Ильхам Алиев: У нас уже тесные культурные отношения между двумя странами, о чем свидетельствует история нашего сотрудничества. Мы добились большого прогресса в области культуры и образования. Были проведены ряд важных мероприятий, многочисленные презентации, дни азербайджанской культуры в различных городах Франции. Точно не помню, у Франции и Азербайджана более десяти городов–побратимов. Это – не простая формальность, здесь высокие общественные отношения. Кроме того, что касается образования, как составной части культуры, то создание Французского лицея в Баку тоже было нашей инициативой. Он расположен в одном из самых красивых уголков нашего города, откуда открывается великолепный вид на Каспийское море. Как продолжение этого, мы договорились с тогдашним Президентом Франсуа Олландом о создании Азербайджано-Французского университета и претворили это в жизнь в течение одного года, он уже функционирует, есть хорошие результаты.

Таким образом, у нас действительно были многосторонние культурные отношения, они есть и сегодня. Эти отношения не подверглись влиянию последних процессов. В целом же, если говорить о политических отношениях, могу сказать, что они нормальные, я бы сказал, что входят в норму. Я бы добавил, что какой-то ошибочный шаг сделали не мы. Жаль, но мы понимаем, что там есть армянская община, сильные группы, влияющие не только на процессы принятия решений, но и на умы людей. Отношения с Францией всегда были для нас важны, потому что это – одна из ведущих стран мира. Для нас было важным также правильно представить наше положение. Показать французской общественности, что Азербайджан – не такой, каким нас преподносят армяне. Нам известно об их связях в ведущих медиа-структурах Франции, знаем, что они публикуют предвзятые статьи о нас. 95 процентов этих статей написаны армянами или проармянски настроенными людьми. Мы понимаем это, это - не большая новость.

Франция, как сопредседатель Минской группы, всегда была приемлема для Азербайджана. Но, к сожалению, во время войны, когда были освобождены наши земли, были предприняты ненужные действия, включая решение обеих палат парламента Франции о признании «Нагорного Карабаха». Есть такая поговорка – «Быть большим католиком, чем Папа Римский». Даже Армения не признала «Нагорный Карабах». Таким образом, Сенат и Палата представителей приняли это решение. Это очень печально. Мне также хорошо известно, кто за это проголосовал. Это было абсолютно непродуктивно. С практической точки зрения это не имело никакого смысла, это не сработало ни с точки зрения поддержки Армении, ни с точки зрения попытки заставить нас отказаться от освобождения наших земель. Просто создало ненужную атмосферу, которую оба правительства пытаются изменить, и я думаю, что делают это успешно. В декабре в Брюсселе у меня состоялась хорошая и долгая встреча с Президентом Макроном. После этого мы говорили по телефону. Считаю, что мы должны перевернуть и забыть эту страницу. Вам тоже нет необходимости извиняться, французы – наши друзья и останутся ими.

Профессор Университета Кадир Хас (Турция) Димитрис Триантафилло: Господин Президент, благодарю за то, что уделили время для ответа на наши вопросы. Я - греческий академик, более десяти лет работающий в стамбульском Университете Кадир Хас и своего рода создатель моста. Я думал о том, что Вы сегодня сказали, о чем мы говорили вчера в Шуше, это очень интересно. Сохранение баланса между памятью и взглядом на будущее – сложный процесс. Когда его начинаешь, возникают препятствия, налаживание моста между общинами и странами требует много времени. Однако хочу вернуться к одному вопросу. Мой вопрос касается Азербайджана и Европейского Союза. Знаю, что об этом спросила и Аманда, однако, учитывая оккупацию Россией Украины, каким Вы видите продолжение отношений между Азербайджаном и Европейским Союзом, и как эти отношения могут развиваться?

Вы уже говорили о некоторых моментах, идет процесс обновления соглашения о партнерстве и сотрудничестве, мы видим активность Шарля Мишеля в налаживании отношений между Азербайджаном и Арменией. Вы говорили о получении средств в размере, равном количеству финансов, грантов и кредитов, полученных Арменией. Кроме того, Вы говорили о новых реалиях. Мы смотрим не на прозрачный мяч и не знаем в точности, каким будет развитие. Европейский Союз сам меняется, работает над своей стратегической автономией, стратегическим компасом. Переизбрание Президента Макрона способствует продолжению процесса. В каком направлении Вы бы хотели развития отношений между Азербайджаном и Европейским Союзом?

Президент Ильхам Алиев: Да, эти отношения очень важны. Думаю, наше преимущество в том, что у нас очень ясная и реалистичная повестка дня в отношениях с Европейским Союзом. Мне известно, что у других участников Программы Восточного партнерства иные намерения, связанные с членством. Мы должны понимать, что это очень длительный процесс. Что касается Азербайджана, то этот сценарий невозможен. Мы должны строить свои отношения на прагматизме, взаимной выгоде и интересах. У нас не должно быть и слишком больших ожиданий, иначе это приведет к разочарованию. Когда ты ставишь цель и не можешь ее достичь, то начинаешь кого-то обвинять в этом, себя обвиняешь в последнюю очередь. В конечном счете обвиняешь себя. Обвиняешь всех, кроме себя. Чтобы избежать этого, мы должны ставить очень реалистичные цели: чего желаем мы и что хочет Европейский Союз. Это более или менее понятно. Европейский Союз хочет стабильности по соседству, на своих границах. Они и сейчас получают от нас энергоресурсы, но хотят получать больше. Так было и до российско-украинской войны и являлось стратегической частью наших отношений. Они очень заинтересованы в нашей транспортной инфраструктуре и думают над тем, как ее можно связать с более широкой европейской транспортной сетью. Поэтому, к примеру, бывший президент Совета Европейского Союза Дональд Туск, находясь в 2019 году в Баку, побывал в нашем морском торговом порту, чтобы увидеть здешнюю инфраструктуру. В прошлом году нынешний президент Совета Европейского Союза Шарль Мишель, находясь в Баку, отправился в региональный тур в Шамаху, где ему представили возможности Бакинского морского порта. Что это означает? Это означает, что к нашей транспортной инфраструктуре есть большой интерес. Конечно, Европейский Союз хочет безопасности и стабильности, хотел урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Да, они хотели мирного разрешения конфликта. Этого не случилось. Сейчас они полностью принимают новые реалии, поэтому у нас проходят регулярные встречи в Брюсселе. Чего мы хотим? Мы, прежде всего, хотим установления близких отношений. Мы не хотим ставить перед собой такие нереальные цели, как членство, и наносить ущерб этим отношениям. Мы хотим выхода на современные технологии, и такой выход у нас есть. Конечно, мы хотим более широкого выхода на энергетический рынок Европы, и это полностью согласуется с энергетической стратегией Европы. Мы хотим подхода к ситуации в регионе на основе единых стандартов. Хотим, чтобы не только на Армению и Азербайджан, но и на все три государства Южного Кавказа – Грузию, Армению и Азербайджан смотрели под одним углом зрения.

Что касается нормализации армяно-азербайджанских отношений, то очень важен сбалансированный и адекватный финансовый пакет для обеих сторон. Если такой баланс не будет соблюден, то понятно, что может быть большое разочарование. Однако, как я уже сказал, мы двигаемся в этом направлении – завершение оставшейся части соглашения с Европейским Союзом и его подписание. В 2018 году мы парафировали документ о приоритетах партнерства между Европейским Союзом и Азербайджаном, в котором есть очень важный параграф, касающийся территориальной целостности, суверенитета и международно признанных границ Азербайджана. Это произошло впервые. До этого Европейский Союз не хотел использования таких категоричных и прямых выражений. Они всегда ссылались на мирные переговоры, Минскую группы и др. вопросы. Однако документ о приоритетах партнерства был очень важным сигналом и воодушевил нас. Я принял участие в церемонии подписания в Брюсселе, после чего мы действительно поверили в то, что Европейский Союз может стать справедливым посредником. События, произошедшие после войны, открыто демонстрируют это. Потому что словно был вакуум. Минская группа была нефункциональной, и этот вакуум в определенной степени заполняется Европейским Союзом.

Могу назвать и другой фактор. Тесное сотрудничество с Европейским Союзом, конечно, внесет серьезный вклад в модернизацию Азербайджана, в том числе многое даст молодому поколению, потенциалу образования. Мы говорили об Итальяно-Азербайджанском университете, Азербайджано-Французском университете. Тесные связи с Европейским Союзом также усилят светский характер азербайджанского общества. Это – важная составная часть нашей государственной политики, которая получает широкую поддержку населения Азербайджана. Светскость является одним из фундаментальных устоев нашей государственности, а тесные связи с Европейским Союзом окажут позитивное влияние на дальнейшее светское развитие Азербайджана.

Хикмет Гаджиев: Господин Президент, посол Хафиз Пашаев начал нашу конференцию с инициативы о Лачинской конференции. С Вашего позволения, хотел бы предоставить возможность задать последний вопрос автору этой инициативы доктору Юлиану Чифу.

Государственный советник премьер-министра Румынии доктор Юлиан Чифу: Благодарю, господин Президент, большое спасибо. Должен поздравить Вас с темпами и качеством реконструкции дороги, строительством аэропорта и некоторых других инфраструктурных объектов, увиденных нами в Физули. Мой вопрос был связан с Зангезурским коридором, автомобильной и железной дорогами. Вы уже обстоятельно ответили на этот вопрос.

Мне хотелось бы спросить о Вашей стратегии развития не только по Карабаху, но и интегрированному Азербайджану. Хотелось бы знать, можно ли узнать детали этой стратегии, узнать где приветствовалось бы наше участие? Вместе с тем, возвращаясь к вопросу о Зангезуре, хочу отметить, что в трехстороннем соглашении российским войскам отводится роль в данном вопросе. Каким Вам представляется развитие этого вопроса? В случае если будет создана интегрированная взаимосвязь Турция-Армения-Азербайджан, то где и каким Вы видите участие российской армии? Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Вопрос российских миротворцев является частью трехсторонней Декларации, подписанной в ночь на 10 ноября. В этой Декларации указано точное число воинского контингента и военных бронемашин, все основано на этом документе. Также есть срок их миротворческой деятельности – 5 лет. Если одна из сторон этого соглашения решит, что 5 лет достаточно, то это открыто объявляется за 6 месяцев до окончания срока. Считаю, что это - важный фактор для понимания будущей конфигурации. Кроме того, как я уже сказал, функционирует Турецко-российский мониторинговый центр, осуществляющий контроль за ситуацией. В целом, в течение полутора лет ситуация на территориях, временно находящихся под контролем российских миротворцев, стабильная. В прошлом была определенная напряженность на границе между Азербайджаном и Арменией. Сейчас и здесь ситуация стабильная. Но хотя на территории Карабаха и была определенная напряженность, это происходило очень редко. В целом, российские миротворцы обеспечивают для нас очень важные транспортные возможности, потому что мы используем территории, которые временно находятся под их контролем, для доставки грузов в Кяльбаджар. Иначе пришлось бы пользоваться дорогами, проходящими через Омарский перевал, а это крайне сложно. Мы строим тоннель протяженностью 12 километров, но он пока не готов. Поэтому они при необходимости обеспечивают движение транспорта и через Лачинский коридор. А мы создаем миротворцам условия для транспортировки их грузов по азербайджанским железным дорогам. Грузы отправляются из Москвы напрямую в Барду, а оттуда доставляются в Ханкенди. В противном случае им пришлось бы лететь самолетом, после чего в течение нескольких часов ехать по Лачинскому коридору. Так что между российскими миротворцами и военнослужащими Азербайджана налажена взаимосвязь на хорошем уровне. Считаю, что сегодня наши действия, связанные с коридорами, полностью свободны от какого бы то ни было вмешательства со стороны.

Что касается транспортных коридоров, то, конечно, мы желаем их скорейшей реализации. Армения, наконец, должна решить, какими они их видят. Я уже сказал об этом, добавлю, что мы действительно привержены вопросу проезда через Зангезур без проверок, и для того, чтобы Армения стала частью этого, мы даже можем подумать о линиях электропередачи. Кстати, в подписанном с Ираном меморандуме о взаимопонимании мы, наряду с автомобильной и железной дорогами, отразили вопросы, связанные с прокладкой электрических кабелей, потому что это тоже один из путей экспорта электроэнергии.

В целом, что касается интеграции и дальнейшего развития Азербайджана, мы в Азербайджане работаем на основе пятилетних планов развития регионов. Они называются программой развития регионов. Первая из этих программ была принята мною спустя несколько месяцев после избрания президентом – в феврале 2004 года. Раз в пять лет мы вновь рассматриваем эти планы и ставим другие цели на пять лет. Эта программа публикуется, является открытым для общественности документом и формируется прежде всего на основе обращений регионов – пожеланий граждан. Проделана большая работа, сегодня мы работаем над глубокой интеграцией Карабаха и Зангезура в другие части Азербайджана. Поэтому эти железные дороги, аэропорты, автодороги, линии электропередачи, можно сказать, находятся на стадии завершения.

Важнейший момент связан с распределением воды, что требует определенного времени, так как на протяжении 30 лет мы были лишены наших рек. Летом и весной, когда мы нуждались в воде, Армения перекрывала реку Тертер, создавая засуху на сотнях тысяч гектаров наших территорий, а зимой они открывали воду и создавали наводнение. Это был экологический террор. Кстати, Парламентская Ассамблея Совета Европы несколько лет назад подготовила специальный отчет по данному вопросу, осудила Армению в этом документе, принятом голосованием, за экологический террор. Однако в Карабахе есть много водных ресурсов, и мы направим их и в другие части Азербайджана, что позволит нам не только орошать Карабах, но и подавать воду на другие территории Азербайджана, где существует проблема с водой. Это будет быстрая и эффективная интеграция.

Также мы создали там новую систему управления. Вы встретились с моими специальными представителями по Карабаху и Шуше. Специальные представители будут назначены и на других территориях. Причина того, почему они пока не назначены, в том, что там еще не проводится процесс активного размещения, но он будет проводиться. Мы испытываем эту новую модель управления на практике, потому что существующая система регионального управления была создана после падения Советского Союза, и считаю, что она была недостаточно всесторонне продумана. Поэтому есть много вопросов. Вполне вероятно, вы знаете, что большое число, может быть, более 10 руководящих лиц в регионах были арестованы за взяточничество, неправильное управление и другие негативные действия. Этот процесс произошел публично, процесс получения взятки был записан на видео. К сожалению, эта сфера загрязнена коррупцией. Таким образом, новая система, которую мы пробуем на практике в Карабахе, будет иной, и считаю, что после заключительных испытаний эту систему можно будет применить и на других территориях Азербайджана и усовершенствовать государственное управление в регионах, потому что все принимаемые нами в Баку решения преследуют цель улучшить условия жизни людей и инфраструктуру, обеспечить экономическое развитие. Однако порой они не выполняются в регионах, и люди не ощущают этого.

Что касается зеленой повестки дня, я уже объявил Карабах зеленой зоной, и это означает, что она будет реализована. Потому что я никогда не заявляю о том, в исполнении чего не уверен. В то же время эта зеленая повестка дня будет применена на всех остальных территориях страны.

«Умный город» – у нас никогда не было «умного города». Первый «умный город» будет создан в Агдаме, а «умное село» – в Зангилане. Затем мы внедрим это и на других территориях Азербайджана. У нас действительно много планов. Еще многое предстоит сделать, мы работаем по 24 часа в сутки, все делают это охотно – правительство, народ, бывшие вынужденные переселенцы.

Очень скоро мы вернем туда вынужденных переселенцев, не хочу говорить, когда, но очень скоро – в Зангилан. Есть и другие планы. У нас есть все для того, чтобы претворить в жизнь запланированное – приверженность, воля, ресурсы, мобилизованность, единство нашего общества и стабильность. Мы хотим поделиться этим с нашими соседями. Мы уже обсуждали, и самая большая часть наших обсуждений была посвящена вопросу будущего сотрудничества между Арменией и Азербайджаном. Считаю, что для правильного понимания нашей повестки дня они должны глубоко проанализировать наши действия и не упустить этот шанс, потому что он станет последним. Они должны сесть в этот поезд.

Хикмет Гаджиев: Господин Президент, на этом вопросы закончились, для меня честь выразить Вам признательность от имени нашей группы. Вы провели с нами почти три часа и ответили на двадцать разных вопросов.

Президент Ильхам Алиев: Время быстро летит. Благодарю за то, что были вместе с нами, желаю вам успехов. Как мы обсудили, мы подумаем о промежуточных мероприятиях перед шушинскими форумами.

Халид Теймур Акрам: Господин Президент, прежде чем завершить нашу встречу, хотел бы от имени всех участников, прибывших из 23 стран, выразить уважение всем, кто привлечен к работе по восстановлению Карабаха. Они – герои, считаю, что мы должны приветствовать их здесь.

Президент Ильхам Алиев: Большое спасибо.

Х Х Х

Затем была сделана фотография на память.

Международная конференция продолжила свою работу панельными заседаниями.

Х Х Х

Отметим, что идея международной конференции на тему «Южный Кавказ: развитие и сотрудничество», начавшей работу 28 апреля в Шуше и продолжившейся в Баку, возникла на международной конференции на тему «Новый взгляд на Южный Кавказ: постконфликтное развитие и сотрудничество» (https://president.az/az/articles/view/51088), проведенной в Университете АДА 13 апреля прошлого года с участием Президента Ильхама Алиева. На той конференции участники предложили провести международную конференцию в Карабахе, и Президент Ильхам Алиев положительно оценил это предложение.

Тот факт, что Шуша превратилась в главный адрес мероприятий ООН и других влиятельных организаций, дипломатическую столицу региона, означает провал грязной кампании, проводимой на протяжении долгих лет с тем, чтобы добиться признания на основе сфальсифицированной информации этого древнего города Азербайджана как армянского города.

Неслучайно участники международной конференции провели 28 апреля в Шуше панельные дискуссии на темы «Шуша – путь к возрождению», «Сотрудничество, возможности и вызовы», связанные с постконфликтным периодом. Эта важная платформа создает благоприятную возможность зарубежным экспертам рассмотреть возможности развития связей, открытия коммуникаций между странами Южного Кавказа в постконфликтный период, обсудить формируемую Азербайджаном мирную повестку для нормализации отношений с Арменией как основы для прогресса, безопасности и процветания региона.

 

© При использовании информации гиперссылка обязательна.
При обнаружении в тексте ошибки, надо ее выделить, нажав на клавиши ctrl + enter, и отправить нам